«Воля к свободе»

Мухаббатов Хоким Муминчонович, автор книги «Воля к свободе»


Посвящается памяти моего соратника, одному из идейных вдохновителей и учредителей Национального движения Таджикистана, талантливому учёному, реформатору и успешному политическому деятелю, сжёгшего своё сердце ради освещения дороги своего народа к достойному будущему, Сухробу Шарипову. Его светлая память навсегда останется в наших сердцах и в сердцах народа.


Содержание

Президенту Республики Таджикистан 4
Концепция модернизации Таджикистана «Путь к достойному будущему» 19
Вводная часть 19
Интенсивное профессионально-образовательное развитие страны путём ускоренной урбанизации – ключ к решению существующих социально-экономических проблем Таджикистана 19
1. Теория модернизации и её исторический аспект в целях эффективной её реализации в условиях Таджикистана 22
1.1 Общее понимание теории модернизации 22
1.2 Критерии модернизации 23
1.3 Основные типы модернизации 25
1.4. Модернизация стран второго эшелона 28
1.5. Модернизация стран третьего эшелона 28
1.6. Общие черты и «ловушки» догоняющей модернизации 31
1.7. Составляющие процесса модернизации 33
1.8. Политическая модернизация 34
1.9. Культурная модернизация 38
1.10. Социальная модернизация 40
1.11. Модернизация стран Азии 41
1.11.1. Модернизация Сингапура 41
1.11.2. Модернизация Тайваня 42
1.11.3. Модернизация Китая 45
2. Оптимизация использования трудовых ресурсов и повышение производительности труда – необходимость для модернизации Таджикистана 48
2.1. Трудовые ресурсы – основное богатство Таджикистана 48
2.2. Экономический потенциал трудовых мигрантов Таджикистана в России 50
2.3. Положительный пример миграционной политики в Филиппинах 52
2.4. Рекомендации международных организаций по управлению трудовыми мигрантами 55
2.5. Необходимые меры по эффективному использованию трудовых мигрантов Таджикистана в будущем 57
3. Ослабление религиозного экстремизма – условие модернизации в Таджикистане 59
3.1. ПИВТ – дамоклов меч над таджикской культурой и государственностью 59
3.2. Модернизация как необходимое условие формирования единого национального самосознания и самоидентификации таджикского народа 65
3.3. Диалог цивилизаций как альтернатива теории войн цивилизаций 73
4. Необходимость ускоренной урбанизации как одно из основных направлений модернизации Таджикистана 77
4.1. Исторические процессы и мировые тенденции урбанизации 77
4.2.Основные закономерности урбанизации в развитых странах 78
4.3.Особенности и последствия урбанизации в развивающихся странах 81
4.4. Социальные проблемы последствий урбанизации 84
4.5. Некоторые проблемы больших городов на примере транспортной системы 86
4.6. Общие закономерности и тенденции урбанизации, характерные для большинства стран 87
4.7. Основные стадии урбанизации стран бывших республик СССР 88
4.8. Проблемы урбанизации в Таджикистане 89
4.9. Состояние текущего градостроительства в Республике Таджикистан 90
4.10. Примерный расчёт себестоимости квадратного метра жилья в городе Душанбе 92
4.11. Пути развития архитектуры и градостроительства Таджикистана 94
5. Таджикистан может стать центром примирения мировых цивилизаций, Востока и Запада 97
6. Внешние геополитические и географические факторы как необходимость осуществления ускоренной модернизации Таджикистана 102
6.1. СССР и Россия как стимуляторы образования, развития и поддержания безопасности таджикской государственности 102
6.2. Роль России в годы независимости Республики Таджикистан с точки зрения российских официальных органов 104
6.3. План Юрия Крупнова о совместном развитии Таджикистана и России до 2032 года 106
6.4. Отражение острых моментов российско-таджикских отношений со стороны экспертного сообщества 107
6.5. Современная геополитическая обстановка как необходимость модернизации Таджикистана 115
6.6. Перспективы вступления Таджикистана в Евразийский экономический союз 119
6.7. Китай как один из главных инвесторов экономики Таджикистана 126
6.8. Опасения Таджикистана относительно китайской экспансии 128
6.9. Исламская Республика Иран - важный культурно-экономической и геополитический партнёр Таджикистана 133
6.10. Роль Турции как важного внешнеторгового партнёра Таджикистана 135
6.11. Афганский фактор как необходимость модернизации Таджикистана 136
7. Предпосылки и необходимость осуществления модернизации в Таджикистане 138
7.1. Основные достижения Таджикистана за годы независимости как предпосылки модернизации 138
7.2. Основные необходимые условия осуществления модернизации Таджикистана 139
7.3. Роль и место экономики Республики Таджикистан в мировой экономике 142
7.4. Основные макроэкономические тенденции 142
8. План реализации Концепции модернизации Таджикистана «Путь к достойному будущему» 145
8.1. Модернизация единственный шанс достижения прогресса и развития Таджикистана 145
8.2. Возможности финансирования процессов реализации Концепции модернизации Таджикистана 148
8.3. Модернизация таджикских элит 149
8.4. Модернизация социальной сферы Таджикистана 150
8.5. Экономическая модернизация Таджикистана 154
8.6. Политическая модернизация Таджикистана 161
8.7. Идеологическая поддержка реализации Плана модернизации 164
9. Мобилизация – единственный шанс спасения Таджикистана от экономического коллапса 24.02.2009 165
9.1. Вода – стратегическое богатство горных стран 167
9.2. Горы как основное богатство горных стран 170
9.3. Перспективы развития гидроэнергетических объектов Таджикистана 173
9.4. Вода так же, как и углеводородные ресурсы, является товаром 175
9.5. Гидроэнергетические проекты Таджикистана и Кыргызстана: аргументы «за» и «против» 179
9.6. Международно-правовой аспект статуса трансграничных рек Центральной Азии. 181
9.7. Развитие гидроэнергетики должно стать центральным стержнем плана по мобилизации 184
10. Фундаментальные постулаты о свободе 186
11. Кодекс чести марди тоджик 193

«Воля к свободе», Х. Мухаббатов


Президенту Республики Таджикистан

Господину Эмомали Рахмону.

Уважаемый Эмомали Рахмон!

Глубокое чувство патриотизма, любовь к нашей Родине – Таджикистану и нашему народу в 1996 году побудили меня и моих соратников из числа аспирантов и студентов, обучавшихся в г. Москве и других городах России, с целью ускорения достижения мира и согласия в Таджикистане учредить «Национальное движение Таджикистана», председателем которого меня избрали. После подписания 27 июня 1997 года Соглашения о национальном примирении в Таджикистане мы на страницах газеты «Джунбиш» всячески пытались содействовать реализации политики примирения. Одновременно с этим мною в нескольких номерах газеты «Джунбиш» были проанализированы процессы успешной модернизации в Японии, Сингапуре, Тайване и других странах мира. При этом мне стало ясно, что в моих рассуждениях чего-то не хватает, поэтому после того, как реализация политики национального примирения стала необратимой, с начала 2000 годов я опять уехал в Москву для продолжения научной работы.

Восприняв очень болезненно распад СССР, в течение длительного периода времени я размышлял над этой проблемой и задавал себе вопрос, почему последствия этого распада в разных союзных республиках были различными? И почему в отличие от других республик в Таджикистане вспыхнула крупномасштабная гражданская война?

Эти вопросы заставили меня фундаментально проанализировать вопросы эволюции нашей Вселенной с момента её зарождения до формирования Солнечной системы, планеты Земля, появление и эволюцию жизни до формирования современного человека и человеческого общества. По результатам моих исследований в ноябре 2006 года была опубликована моя книга-монография под названием «Воля к свободе, или Экономика самоорганизации материи». В её первой части под названием «Эволюция Вселенной как осуществление воли к свободе» рассматриваются основные аспекты самоорганизации материи как неуклонное стремление к свободе, анализируются основные аспекты повышения уровня свободы человека и человеческого общества.

С 2006 года по настоящее время я работаю над второй частью этой книги, которая в настоящее время готовится к публикации под названием «Эволюция Земли как осуществление воли к свободе».

Но никогда в Москве я не оставлял без внимания вопросы социально-экономической и политической жизни Таджикистана – моей Родины – и регулярно печатал в прессе статьи о разных животрепещущих проблемах нашей страны. Некоторые из них были опубликованы в средствах массовой информации Таджикистана. В газете «Бизнес и политика» в 2009 году, когда обострилась дискуссия вокруг проблемы строительства Рогунской ГЭС, была опубликована моя статья «Мобилизация – единственный шанс спасения Таджикистана от экономического коллапса». В 2011 году газета «Джумхурят» опубликовала мою статью «Историко-культурные источники формирования таджикской государственности и основные достижения Республики Таджикистан за 20 лет государственной независимости», а в июле-августе 2013 годы в газете «Миллат» и других газетах была опубликована моя статья «Добровольное закрытие Партии исламского возрождения – самый лучший подарок таджикскому народу» и т.д.

Одновременно с научной деятельностью всё это время с целью защиты прав трудовых мигрантов Таджикистана я параллельно занимался и продолжаю заниматься общественной и правозащитной деятельностью. Поэтому мне близко знакомы все проблемы наших трудовых мигрантов, их чаяния и заботы. Мною было опубликовано множество статей об их проблемах, например, на нескольких сайтах была опубликована статья «Экономический потенциал таджикских трудовых мигрантов в России»; в Мосгорсуде как общественным защитником мною были выиграны более десяти дел и были отменены решения районных судей о депортации граждан Таджикистана из России.

Прошлогодние события на Украине и последствия санкционной политики ведущих держав против не согласных с ними государств вызвали экономический кризис в России и геополитический кризис в мире. В свою очередь экономический кризис в России и антимигрантские настроения российского общества побудили её руководство ужесточить правила пребывания в стране иностранных граждан.

Поэтому с августа 2014 года по настоящее время, глубоко изучив состояние экономики Республики Таджикистан за последние 10-20 лет, а также социально-экономическое развитие нашей страны времён СССР и мировой опыт успешной модернизации, мне удалось на 140 страницах подготовить проект Концепции модернизации Таджикистана «Путь к достойному будущему». Прежде всего, эта концепция предусматривает интенсивное профессионально-образовательное развитие страны путем ускоренной урбанизации как ключ к решению существующих социально-экономических проблем Таджикистана.

Только рационально образованные и духовно развитые граждане смогут отстоять светский характер государства, обеспечить устойчивый динамический рост экономики страны.

Профессионально-технические навыки, знания, морально-этические качества, степень толерантности, уровень нравственно-духовного совершенства формируют ядро человеческого капитала, его способности в создании материальных и духовных благ. Поэтому всестороннее развитие этих человеческих качеств в первую очередь должно стать основной целью Плана модернизации страны.

Догоняющая неоиндустриальная модернизация, отвечающая нынешней специфике Таджикистана, в первую очередь подразумевает скачкообразное развитие человеческого капитала, т.е. осуществление профессионально-технической и образовательной революции путем ускоренного строительства городов будущего со всей необходимой энергетической, коммуникационной, информационной, производственной, научно-образовательной, культурно-развлекательной и спортивно-оздоровительной инфраструктурой.

С целью облегчения понимания сущности модернизации и её эффективной реализации в условиях Таджикистана мною в Концепции освещены теория модернизации и исторический аспект её успешной реализации.

Учитывая, что трудовые ресурсы являются основным богатством Таджикистана, в Концепции модернизации всесторонне рассмотрены вопросы оптимизации использования трудовых ресурсов и повышения производительности труда.

Ежегодный прирост населения Республики Таджикистан составляет более 2,5%, т.е. в среднем 200 тысяч человек.

Объём переводов денежных средств таджикских трудовых мигрантов на Родину из России согласно статистике в кризисном 2009 году составил 1 млрд 83 млн долларов США, в 2010 г. – 2,29 млрд долларов, темп роста по сравнению с 2009 годом – 25%. В 2011 г. – 2,96 млрд долларов, темп роста по сравнению с 2010 годом – 29,2%. В 2012 году – 3,7 млрд долл. США, темп роста по сравнению с 2011 годом – 25%. В 2013 году – 4,2 млрд долл. США, темп роста по сравнению с 2012 годом – 13,5%. А в I квартале 2014 года было отправлено в РТ 648 млн долларов, что на 5,3% меньше того, что было туда отправлено за аналогичный период 2013 года.

Отметим, что объём переводов таджикских трудовых мигрантов из России с 2009 года по 2013 год вырос в 2,3 раза, а ВВП за это время вырос в 1,71 раза.

Поэтому нужно выработать необходимые действенные меры по эффективному использованию трудовых ресурсов Таджикистана в будущем как внутри страны, так и за рубежом.

Одна из главных задач по этому вопросу для руководства Таджикистана и таджикской общины России должна заключаться в рассредоточении таджикских трудовых мигрантов по всем регионам России, где имеется нужда в рабочей силе. Для этого необходимо, чтобы Совет по модернизации Таджикистана и таджикская община в РФ, опираясь на межгосударственные и межрегиональные договора и соглашения Таджикистана и России, организовали школы ускоренной профессионально-технической подготовки и переподготовки трудовых мигрантов как у себя на Родине, так и в России.

Должна быть создана вся необходимая инфраструктура: от подбора, подготовки, отправки мигрантов в соответствующие регионы России до их обеспечения жильём, легализации, обучения русскому языку, устройства на работу, защиты их прав и свобод и их культурно-цивилизационной адаптации.

Ослабление религиозного экстремизма в Концепции в отдельной главе мною рассматривается как необходимое условие модернизации Таджикистана, когда ПИВТ (Партия исламского возрождения Таджикистана) является дамокловым мечом над таджикской культурой и государственностью

Вследствие кризисных проявлений и множества нерешённых социально-экономических проблем в Таджикистане сохраняются высокие темпы исламизации общества, что предопределяет усиление религиозного фона в стране и чрезмерную активность различных религиозно-экстремистских организаций и течений. Религиозные силы пытаются в стране заменить всё светское, в том числе и образование, на религиозное, выступая против национальных традиций Таджикистана, игнорируют, в том числе, нормы традиционного ислама.

В последние годы отмечается такая тенденция, что в России светских свадеб среди таджикской общины становится все меньше и меньше. Поначалу на свадьбах начали отдельно рассаживать женщин и мужчин, затем по истечении некоторого времени на столы перестали подавать алкогольные напитки, а в последнее время совсем запретили музыку и танцы на этих свадьбах, утверждая, что по шариату это не положено. Таджикские мигранты в России ускоренными темпами становятся религиозными фанатиками, и этот вопрос требует со стороны Таджикистана особого внимания. По нашему мнению, создание таджикских культурных центров в городах России и проведение активной национально-патриотической агитации сможет остановить этот процесс.

Формирования единого национального самосознания и самоидентификации таджикского народа может преодолеть разобщенность таджиков в Таджикистане, таджикской общины в России и других странах, а также обеспечит формирование единой сферы таджикского мира на пространстве всего мирового сообщества.

Наши дети в Таджикистане, прежде всего, должны ходить в школу, чтобы не превратиться в религиозных фанатиков. Мы должны учить их любить Родину с малых лет, стараться делать что-то на благо общества, стараться заложить в детях стереотип того, что наша страна лучшая.

Естественно, в такой исторической период, когда объявляется План реализации Концепции модернизации «Путь к достойному будущему», необходимо разработать и принять Кодекс чести марди тоджика. Такой Кодекс мною разработан, и его принятие означает ограничение свободы ради большей свободы в перспективе. Только выполнение условий, отраженных в таком Кодексе чести, может каким-то образом в условиях девальвации законов, норм и традиций восстановить доверие между нашими гражданами и постепенно восстановить нашу национальную гордость, что позволит выправить деформированное в прошлом наше национальное самосознание.

До тех пор пока в Таджикистане будет существовать ПИВТ, она будет угрожать стабильности страны и светскому характеру государственности Таджикистана и станет тормозом на пути привлечения международных инвестиций. Только объявление политики модернизации может предотвратить политические катаклизмы и создание исламского государства в Таджикистане религиозно настроенными силами во главе ПИВТ.

Необходимости ускоренной урбанизации как одному из основных направлений модернизации Таджикистана посвящается отдельная глава Концепции модернизации.

Таджикистан является горной страной, где всего лишь 7% территории составляют земли, пригодные для земледелия. Если в 1965 г. на одного человека в Таджикистане приходилось 0,21 га земель, то сегодня – 0,08 га, а, по прогнозам, в 2030 г. этот показатель составит 0,05 га.

Таким образом, в Таджикистане прослеживается чёткая тенденция снижения пригодных площадей для земледелия на одного человека. Чтобы остатки пригодных земель для земледелия не оказались под самостроем, необходимо, чтобы избыточное сельское население постепенно переселилось в города.

В противовес общемировой тенденции роста числа больших городов, в Таджикистане наблюдается процесс деурбанизации. За период государственной независимости доля городского населения уменьшилась с 31,0% до 26,4%. Для уменьшения количества сельского населения ежегодно необходимо строительство городского жилья для 200-300 тыс. человек из расчета 10 кв. метров на одного человека.

Поскольку человек и, соответственно, трудовые ресурсы являются основным богатством страны, необходима разработка Программы умеренной поддержки рождаемости с учётом пропорционального опережающего роста капиталовооружённости на душу населения исключительно за счёт роста производительности труда.

Для того чтобы Таджикистан приступил к программе модернизации страны, потребуются, по нашим расчётам, как минимум в течение 10 лет необходимые вложения в виде ежегодных иностранных инвестиций в объёме от 2-х до 3-х млрд долларов США для развития человеческого капитала, т.е. для ускоренного строительства жилья эконом-класса с площадью застройки до 3 миллионов кв. метров и строительства необходимой образовательной, коммуникационной и др. инфраструктуры. С использованием современных технологий можно добиться доведения себестоимости квадратного метра жилья до величин от 250 до 400 долларов США.

Отметим, что столичные власти обратились к решению жилищной проблемы, создав два года назад ГУП «Строительство доступного жилья». В зависимости от проекта и себестоимости строительства стоимость квадратного метра в этих домах без внутренней отделки и сантехнического оборудования составляет от $310 до $514.

Встает вопрос: откуда брать такие объемы инвестиций? Есть два способа решения этого вопроса, которые должны взаимно дополнять друг друга. Во-первых, с учётом национальной безопасности, геополитического расположения, взаимных экономических интересов, отражённых в рейтинге процентного соотношения объёмов товарооборота с рядом стран, можно предложить последним совместные инвестиционные проекты строительства городов будущего и необходимой социально-экономической, коммуникационной, культурно-образовательной и др. инфраструктуры в них.

Для возможного ведения переговоров о финансировании строительства будущих городов, надо напомнить, что основные страны - торговые партнёры во внешней торговле Таджикистана по объёму оборота в 2013 году располагались так: первое место во внешних связях Республики Таджикистан занимает Россия, второе – Казахстан, третье – Китай, четвертое – Турция, на 5-м месте – Иран и т.д.

Во-вторых, одной из привлекательных гуманитарных идей для Таджикистана может быть то, что наша страна должна превратиться в центр примирения мировых цивилизаций, Востока и Запада.

Учитывая, что, начиная с древних времён, нынешняя территория Таджикистана входила в состав разных государств и мировых империй, можно было бы строить города будущего с разными архитектурными стилями при финансовом участии преемников этих государственных образований. Наряду с таджикско-советским и европейским стилями также можно использовать элементы архитектуры и зодчества тех исторических периодов, когда существовали эти государства и империи. Это может превратить Таджикистан в международную туристическую страну, в результате чего населению можно было бы обеспечить большое количество рабочих мест и резко повысить валютные доходы страны.

По согласованию Совета по модернизации страны и Правительства можно было бы предложить нынешним преемникам этих государственных образований в зависимости от их экономической мощи и взаимовыгодной заинтересованности совместные инвестиционные проекты по строительству отдельно взятых городов или групп городов. Таким образом, можно было бы превратить территорию Таджикистана в центр примирения важнейших цивилизаций мира, Востока и Запада, противостояние между которыми в последнее время резко усиливается.

Историческое начало формирования таджикской нации и государственности условно можно было бы обозначить как время переселения наших предков около 2 тыс. лет до нашей эры из их прародины Орияна Ваейджа, археологические остатки которой найдены в древнейшем городе Аркаиме – выдающемся археологическом памятнике древнеарийской культуры.

В память об этом периоде жизни нашего народа в городах будущего должны быть использованы некоторые упоминания о конфигурации и геометрическом расположении, а также элементы строительных сооружений Аркаима.

Приблизительно 1000 лет до нашей эры, до присоединения к Ахеменидской империи, на территории Таджикистана начали формироваться первые государственные образованияСогдиана и Бактрия. В литературе имеется большая информация об архитектуре и искусстве того исторического периода. Было бы естественным в процессе градостроительства также принимать во внимание некоторые элементы и стиль архитектуры того периода.

Более 200 лет территория Таджикистана находилась под протекторатом Ахеменидской империи, а через несколько столетий до завоевания арабов – в составе Сасанидской империи Ирана. Исходя из этой общности культуры, языка и совместной истории, Иран в рамках совместных инвестиций мог бы участвовать в строительстве какого-нибудь большого города или нескольких малых городов Таджикистана и использовать как таджикско-европейский, так и иранский стиль архитектуры и зодчества прошлых веков, особенно периодов Ахеменидской и Сасанидской империй.

Этническое родство с Ираном может стать одним из факторов создания на общеисторической и языковой основе альянса из государств и народов Среднего Востока, говорящих на персидском языке.

После свержения Ахеменидской империи в 223 до нашей эры территория современного Таджикистана оказалась в составе Греко-Бактрийского государства. Для упоминания греко-бактрийского периода в истории Таджикистана можно в одном из городов воспроизвести древнегреческий стиль архитектуры и зодчества. Страны Евросоюза, в частности, Франция, Германия, Италия, Англия и другие европейские государства, могли бы участвовать в совместных инвестиционных проектах по строительству одного города в греческо-европейском архитектурном стиле в качестве напоминания об этом периоде нашей истории.

Учитывая, что во времена Греко-Бактрийского государства и Кушанской империи современный Пакистан и частично северная Индия входили в состав этих государственных образований, всё это способствовало проникновению в южные территории Таджикистана индийской культуры и религии буддизма. Учитывая такой важный факт, что во времена Государства моголов с ХVвека по XVII век, в течение более 200 лет, таджикский язык был государственным языком Индии, для строительства какого-либо южного города можно было бы привлечь индийские инвестиции. В этом городе можно будет воспроизвести элементы и стиль индийской архитектуры и культуры.

Таким же образом можно предложить Пакистану участвовать в совместных инвестициях в строительстве и модернизации каких-нибудь других городов Таджикистана.

После завоевания Средней Азии арабами и принятия религии ислама современная территория Таджикистана более двухсот лет была под протекторатом Арабского халифата.

Поэтому один из вновь построенных городов мог бы иметь элементы исламско-арабской цивилизации. Арабские страны из своих многомиллиардных нефтяных доходов смогли бы инвестировать необходимые средства в строительство такого города.

После завоевания арабами и принятия ислама в VII-VIII веках возникшее национально-освободительное движение привело к созданию мощного таджикско-иранского государства Саманидов (IX-X вв.) с центром в Бухаре, где окончательно сформировался современный персидско-таджикский язык.

Исходя из этого, архитекторам Таджикистана за счет собственных бюджетных средств государства и с участием международных финансовых организаций в одном из городов можно было бы воспроизвести элементы и стили архитектуры того периода. Особенно архитектурные стили городов Самарканда и Бухары.

После периода правления Саманидов их на территории Таджикистана сменили тюркские племена Караханидов и Салчукийцев и потомки Чингизхана вплоть до конца XIX века.

Учитывая это и большой объём товарооборота РТ с Турцией, можно предложить этой стране участвовать в инвестировании проекта строительства одного из крупных или более мелких городов с воспроизведением стилей и архитектуры того периода. Казахстан, Азербайджан и другие тюркоязычные государства также могут участвовать в совместных инвестиционных проектах строительства таких городов с достойными особого внимания архитектурными решениями, восстанавливающими память о непревзойдённых достижениях предков.

Очень важно также подчеркнуть, что СССР и Россия выступали стимуляторами развития образования, формирования и поддержания безопасности таджикской государственности до сегодняшнего времени.

Как Вам известно, в сентябре 2012 г. международным общественным Движением развития под руководством Юрия Крупнова был разработан и представлен «План совместного развития Таджикистана и России до 2032 года» в рамках евразийской интеграции. Но этот проект до сих пор остается пока на бумаге.

Таджикские эксперты опасаются, как бы отношения России с Узбекистаном не сказались отрицательно на российско-таджикских отношениях, ибо отношение руководителей России к Таджикистану через призму интересов Узбекистана просматривается ещё со времён СССР и сохраняются по сегодняшний день. Естественно, что такая практика выстраивания отношения к Таджикистану должна быть изменена, ибо эта позиция отрицательно воспринимается как руководством страны, так и простым народом Таджикистана. Политическая поддержка и крупные финансовые инвестиции со стороны России в реализацию Программы модернизации Таджикистана, которые не будут направлены на строительство ГЭС, могли бы стать доказательством позитивного, без оглядки на Узбекистан, отношения России к Таджикистану. Такая политика откроет новую эру взаимовыгодных отношений между двумя государствами и их народами, и одновременно снимет все препятствия на пути вступления Таджикистана к ЕАЭС.

Таджикистан благодаря Вашим личным усилиям занял своё место в системе международных отношений. Республика, планомерно развивая многовекторную внешнюю политику, расширяет взаимовыгодные связи на мировой арене, участвует в глобальных проектах многостороннего сотрудничества (ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС, Антитеррористическая коалиция и т.д.).

Эксперты отмечают, что при двух предыдущих послах работа диппредставительства Таджикистана в России не была особенно эффективной, что отрицательно сказалось на таджикско-российских отношениях. И лишь после назначения нового чрезвычайного и полномочного посла Таджикистана в России опытного дипломата Сатторова Имомиддина Мирзоевича ситуация кардинально стала меняться к лучшему, особенно в области защиты прав трудовых мигрантов и объединения таджикской общины России.

Современная геополитическая обстановка вокруг Таджикистана также может быть очень важным фактором осознания необходимости модернизации Таджикистана.

В настоящее время набирает силу военно-политическое противостояние между ядерными державами мира – США, Россией, Китаем, Европейским союзом. Россия, как одно из мощнейших государств СНГ, ОДКБ, ЕАЭС и ШОС, также входит в группу БРИКС, что поднимает международный статус стран, входящих в эти международные объединения, в том числе и Таджикистана.

Поэтому именно в перспективе страны БРИКС будут играть ключевую роль в качестве противовеса странам Запада и США в решении мировых проблем и обеспечении создания мировой системы безопасности. А в более отдалённое время БРИКС превратится в основной финансово-экономический и цивилизационно-духовный локомотив мирового сообщества.

Людские ресурсы позволят Китаю и Индии в короткие сроки превратиться в экономических гигантов мира. В свою очередь, социально-экономический потенциал этих государств в совокупности с природными ресурсами и оборонительно-военным потенциалом России позволят странам БРИКС в перспективе выиграть и геополитическое соперничество.

Стремление к свободе имеется у тех стран, которые больше не желают признавать объективной экономическую и геополитическую гегемонию государств Запада в мире, их влияние на ход интеграционных процессов в ЕврАзЭС, странах БРИКС и в других странах, которые к ним присоединятся со временем. Эти страны обязательно достигнут успеха, освободив весь мир от мыльного, ничем не обеспеченного пузыря в лице американского доллара. Проигрыш Америки и её вынужденных сателлитов из Европейских стран неизбежен. Дело остаётся за временем.

Самое главное – не допустить, чтобы Таджикистан превратился в яблоко раздора между мировыми державами, имеющими свои интересы в регионе.

Таджикистан является составной частью мирового сообщества, и страна должна двигаться в направлении ускорения интеграционных процессов в мире. На основе учёта основных интеграционных тенденций мирового сообщества в долгосрочной перспективе мною выдвинуты «Фундаментальные постулаты о свободе», где свобода – наивысшая ценность, мотив, направление движения и высочайший идеал развития человеческого общества. Наша страна должна двигаться к этим идеалам и находить свое достойное место в ряду передовых стран мира.

В Концепции модернизации я рассматриваю плюсы и минусы вступления Таджикистана в перспективе в Евразийский экономический союз.

В результате ужесточения требований российских законов о миграции только в прошлом году, по официальным данным, был запрещён въезд в Россию 272 тыс. таджикских трудовых мигрантов, а в этом году, по высказываниям руководства ФМС России, можно предположить, что въезд в Россию, вероятно, будет запрещён ещё приблизительно 300 тысячам наших трудовых мигрантов. К концу года вполне вероятно, что общее количество таджикских мигрантов, которым запрещен въезд в РФ, может достичь 600 тыс. человек.

Введение вместо старых разрешительных документов новых патентов обойдётся для каждого нашего мигранта дополнительными расходами на сумму более 1300 американских долларов в год. К этим расходам можно добавить и очень большие траты на получение новых биометрических паспортов – от 100 до 200 евро. Учитывая также, что в среднем ещё 550 евро приходится тратить на поездку в Россию и обратно самолётом (по мнению международных экспертов, цены на авиабилеты «Таджикских авиалиний» сильно завышены), у мигрантов практически не остаётся средств для отправки их своим семьям на Родину.

Если предположить, что в 2015 году количество наших трудовых мигрантов в России составит 1 миллион человек, то только за счёт увеличения этих расходов экономические потери наших мигрантов и, соответственно, страны будут составлять 1-1,5 млрд долларов в год.

В условиях повышения курса доллара и увеличения количества наших трудовых мигрантов, которым запрещён въезд в Россию, хотя бы до 500 тысяч, общий объём денежных переводов в Таджикистан может уменьшиться на 3 млрд долларов. В условиях высокого уровня безработицы возвращение такого количества мигрантов в Таджикистан создаст критическую социально-экономическую напряжённость и социально взрывоопасную ситуацию. Таким образом, цена невступления Таджикистана в ЕврАзЭС со временем может непомерно возрасти.

Если Таджикистан остается вне единого рынка труда ЕврАзЭС, то положение наших мигрантов будет только ухудшаться. Трудовые мигранты Таджикистана, которые за долгие годы своим тяжёлым трудом освоили рабочие места и некоторые секторы трудового рынка России, рискуют потерять их безвозвратно.

При всех вариантах нашей внешней политики Россия была, есть и остаётся главным стратегическим партнёром Таджикистана. И этот фактор нужно учитывать. Можно с Россией договориться о вступлении в ЕврАзЭС в первой половине 1915 года, а в течение текущего года разработать дорожную карту по вступления в ЕврАзЭС с условием того, что начнёт реализовываться план Крупнова для Таджикистана, а Россия будет дополнительно инвестировать в строительство в Таджикистане городов будущего с необходимой инфраструктурой, прежде всего, профессионально-образовательной, в течение 10 лет, ежегодно вкладывая сумму, эквивалентную 1,5-2 миллиардам долларов США.

Поскольку Таджикистан очень сильно зависим от денежных переводов трудовых мигрантов из РФ, то нужно на двусторонней основе добиться от России амнистии для трудовых мигрантов, которым заочно закрыт въезд в связи с административными правонарушениями, с момента утверждения дорожной карты по подготовке вступления Таджикистана в ЕврАзЭС. Наряду с инвестиционной поддержкой Россией Концепции модернизации Таджикистана, амнистия для трудовых мигрантов и облегчение получения разрешительных документов для их законного пребывания в России должны стать главными условиями вступления Таджикистана в ЕврАзЭС.

Учитывая историческую территориальную близость с Китаем и большой объём товарооборота между нашими странами, можно разработать совместный проект строительства нескольких городов будущего с участием китайских инвестиций вдобавок к тем инвестициям, которые сейчас им вкладываются в сельское хозяйство, строительство дорог и туннелей, строительство газопровода, промышленных предприятий и т.д. (всего более 6 млрд долл. США).

Таджикистан и Узбекистан являются самыми близкими друг к другу странами по характеру традиционной культуры и жизненному укладу своих народов. Да и в годы советской власти наиболее тесными экономические связи Таджикистана в регионе были именно с Узбекистаном. С учётом своих интересов Таджикистан искренне должен быть заинтересован в укреплении равноправных отношений с братским Узбекистаном и расширении горизонтов взаимодействия и связей на всех уровнях и между всеми инстанциями. При таких условиях и Республика Узбекистан может выступить в качестве инвестора в строительство будущих городов нашей страны.

Основные достижения Таджикистана за годы, прошедшие после объявления государственной независимости, являются основными истоками модернизации страны.

С момента обретения государственной независимости нашей страны прошло более 22 лет, и сегодня можно отметить следующие наши достижения:

1). Предотвращение распада и сохранение территориальной целостности Таджикистана.

2) Твёрдая защита светского и правового характера государственности Республики Таджикистан.

3). Постепенное превращение Таджикистана в одного из активных геополитических игроков региона.

4). Строительство дорожных туннелей, которые обеспечили внутри страны всесезонное транспортное сообщение и существенно сократили время поездок между регионами.

5). Строительство ГЭС Сангтуда-1, Сангтуда-2 и преодоление сопротивления на пути строительства Рогунской ГЭС и т.д.

Конечно, Ваш личный вклад в эти достижения как Главы государства очень большой.

Главной целью модернизации является постепенное повышение уровня благосостояния населения и обеспечение для него в перспективе достойной счастливой жизни, динамичное и гармоничное ускоренное социально-экономическое развитие Таджикистана, с твёрдым намерением и обязательством в среднесрочной перспективе войти в список первых 50 развитых стран мира. При этом Таджикистану желательно придерживаться стратегии опережающего развития в сочетании с применением преимуществ, использованных в процессе модернизации стран – «молодых тигров» Азии.

На наш взгляд, для безотлагательного проведения модернизации Таджикистана необходимо осуществить следующие действия:

– устранение всех негативных причин, препятствующих повышению инвестиционной привлекательности страны;

– новую индустриализацию страны, которая является главным условием для проведения модернизации; поскольку с 1987 г. по 2010 г. доля промышленности в структуре ВВП Таджикистана уменьшилась с 43 до 22%;

– достижение энергетической независимости страны и выход из транспортного тупика;

– ускорение развития горнодобывающей промышленности, более полную добычу и использование большого количества полезных ископаемых, имеющихся в нашей горной стране;

– развитие всей необходимой инфраструктуры для обеспечения экспортно-направленной экономики качественными трудовыми ресурсами, соответствующими потребностям мирового рынка труда;

– постепенное повышение производительности труда и оптимизацию использования трудовых ресурсов как внутри страны, так и за рубежом;

– ускорение процессов урбанизации в Таджикистане и улучшение условий быта населения с целью повышения экономического потенциала трудовых ресурсов;

– ослабление влияния религиозного экстремизма с целью сохранения светского характера государственности;

– ускорение формирования единого национального самосознания и самоидентификации таджикского народа;

– превращение Таджикистана в центр примирения мировых цивилизаций, Востока и Запада;

– гармонизацию международных отношений и преодоление напряженного геополитического положения страны.

По нашему мнению, реализация Концепции модернизации Таджикистана «Путь к достойному будущему» позволит в кратчайшие сроки и с наименьшими затратами достичь прогресса и ускорения развития Таджикистана.

План модернизации «Путь к достойному будущему» нужно провозгласить «Таджикской мечтой». «Таджикская мечта» не должна быть краткосрочным планом, а должна стать «дорожной картой» достижения прогресса и развития Таджикистана на ближайшие десять-пятнадцать лет и далее до столетия объявления государственной независимости Таджикистана.

Приоритетом политики модернизации должны стать развитие производительных сил и повышение эффективности экономики, что может обеспечить высокие темпы экономического роста страны, увеличить темпы прироста населения страны с ускоренным развитием экономического потенциала людей, а с другой стороны, опережающими темпами необходимо обеспечить темпы роста занятости населения. Это возможно только при условии сохранения стратегической линии на экспорт рабочей силы за пределы страны, как, например, это происходит на Филиппинах.

Только долгосрочный План модернизации сможет содействовать сохранению и укреплению страны, а также придать мощный импульс её всестороннему развитию. Исходя из этого, можно предложить рассмотреть следующий стратегический План модернизации страны.

К 2024 году, т.е. к сотой годовщине создания Таджикской АССР, удвоить ВВП и среднедушевые доходы городского и сельского населения по сравнению с 2014 годом.

К 2029 г., т.е. к сотой годовщине образование Таджикской ССР, как минимум утроить ВВП и среднедушевые доходы городского и сельского населения по сравнению с 2014 годом.

К 2045 году, т.е. к сотой годовщине победы в Великой Отечественной войне, среднедушевые показатели должны постепенно приблизиться к соответствующим показателям уровня благосостояния населения развитых стран.

К 2091 году, т.е. к сотой годовщине объявления государственной независимости, Таджикистан должен решить задачу по достижению или даже по превышению уровня социально-экономического и культурного развития передовых стран современного мира.

Первый период реализации Программы модернизации Таджикистан должен включать в себя 10-15 лет, соответственно, до 2024 и 2029 гг., а общий объём инвестиций за это время должен достичь величины $50 миллиардов долларов.

Предполагается, что для успешной реализации Концепции модернизации в течение 10 лет необходимо ежегодно получать как минимум от 3 до 5 млрд долларов США иностранных инвестиций.

По официальной информации, в ближайшие пять лет экономика Таджикистана пополнится на 13 миллиардов долларов. Около 7,5 млрд долларов из них составят прямые иностранные инвестиции.

Согласно плану Ю. Крупнова, инвестиции России в новую индустриализацию Таджикистана должны составить сумму от 12 до 15 млрд долларов.

Подготовка и экспорт рабочей силы в другие страны может в течение ближайших 10 лет обеспечивать ежегодный перевод финансовых средств в Таджикистан на сумму от 7 до 10 млрд долларов, которые станут гарантом возврата полученных инвестиций для Концепции модернизации страны.

Для этого необходимо подготовить, привлечь из-за рубежа и обеспечить нужными специалистами внутренние потребности страны, а избыточные трудовые ресурсы экспортировать за рубеж. Исследование о потребностях работодателей в сотрудниках и специалистах в Таджикистане показало, что в настоящее время Таджикистан не имеет инженеров и специалистов.

В районах говорят о нехватке «агрономов», и дехкане ведут сельхозработы дедовскими методами, получая мизерный урожай.

В настоящее время частные компании и государственные учреждения Таджикистана предлагают 6100 вакансий. Больше всего в работниках нуждается система здравоохранения, в частности, требуются не менее 3000 врачей и медсестер.

Промышленность страны, малые и крупные предприятия не могут найти более 1700 сотрудников, в числе которых геологи и экономисты.

В прошлом году в школах страны пустовали места для 1200 учителей, особенно остро ощущалась нехватка специалистов по точным наукам, а примерно 4700 преподавателей, которые готовили для Таджикистана студентов, сами не учились в институтах.

Известно, что правительство Таджикистана до 2013 года отправило за рубеж на учёбу более 7000 человек, из них почти 2800 учебу закончили. Но часть из них больше не вернулась в Таджикистан, поскольку они не могут быть удовлетворены низкими зарплатами на Родине.

Независимые эксперты в последние годы резко критикуют существующую систему образования в Таджикистане. По их мнению, Минобразования сконцентрировалось на внешнем виде учащихся и забыло об образовательном уровне учеников и студентов. Международные эксперты констатируют, что коррупция в высших учебных заведениях Таджикистана носит повсеместный характер.

Таким образом, в условиях продолжающейся деградации народного образования, падения грамотности населения проведение модернизации в системе образования является актуальной необходимостью.

Прежде всего, в Таджикистане должны быть резко повышены престиж и авторитет профессии учителя и учёного путем повышения их заработной платы, формирования их высокого социального статуса и престижа в обществе.

Таджикистан должен использовать свое уникальное территориальное положение между ведущими региональными центрами развития, кратчайшее расстояние между которыми пролегает через таджикскую территорию. Рынок грузоперевозок между ними огромен как в физическом, так и в финансовом выражении.

Лидирующими в перспективе могут оказаться медико-биологические технологии, направленные на продление активности человека и увеличение продолжительности его жизни. Мы как наследники основоположника медицины Абу Али Ибн Сина имеем моральное право и все шансы на практическую реализацию этих новых направлений развития современных технологий. Эти технологии могут быть очень прибыльными, даже более, чем информационные технологии, поскольку основным смыслом жизни человека является достижения им вечности жизни в физическом теле.

В Таджикистане очень низкий уровень урбанизации, и поэтому альтернативная ускоренная урбанизация должна стать основным локомотивом как развития экономического потенциала трудовых ресурсов, а так и новой индустриализации страны.

Современный мегаполис представляет собой все менее удобное место для жизни человека во многих отношениях, начиная с экологических и заканчивая транспортными и социально-психологическими проблемами. Осознание этого активизирует поиск и апробацию альтернативных моделей урбанизации (программа «Город будущего»). Поскольку наша страна находится на первой стадии урбанизации, то у Таджикистана имеются все шансы избежать тех ошибок, которые допустили другие развивающиеся и развитые страны в процессе своей урбанизации. Повышение уровня урбанизации одновременно подразумевает как развитие инфраструктуры социализации человека, так и новую индустриализацию страны.

В процессе реализации Программы модернизации должно быть уделено большое внимание тому, чтобы сделать большинство населения собственниками жилья в строящихся домах. В городах будущего должна быть создана система ипотечного кредитования и должно быть резко увеличено жилищное строительство, чтобы в перспективе как можно меньше квартир сдавались внаём, а в подавляющем большинстве из них проживали бы собственники.

Основное внимание следует уделить новой философии освоения пространства, в которой могут быть соединены перспективы альтернативной энергетики, новой медицины и альтернативной урбанизации, гуманитарные технологии.

С целью решения вышеназванных проектов нужно создать «стратегические советы» по разработке перспективных программ (новая образовательная модель, альтернативная урбанизация, новая медицина и т.д.).

Эти структуры должны действовать параллельно друг другу и, главное, параллельно регулярной бюрократии, которой нельзя поручать модернизацию. Фактически модернизационные структуры должны представлять собой параллельную вертикаль власти, подчиненную непосредственно президенту РТ и отвечающую за реагирование на наиболее острые вызовы, а также за стратегию развития Таджикистана. Тогда как функция регулярной бюрократии сводится к поддержанию и обслуживанию уже существующих, сложившихся социальных систем, что является жизненно важной, но, по определению, не модернизационной миссией.

Поэтому крайне важно, чтобы модернизационные структуры не мешали регулярной бюрократии, а регулярная бюрократия – модернизационным структурам. Координация деятельности тех и других, расстановка приоритетов в конфликтных ситуациях является прерогативой президентской власти (правительство РТ как коллегиальный орган исполнительной власти замыкает на себя только регулярную бюрократию). Каждый из двух функциональных сегментов в этой модели (»стратегические советы», «регулярная бюрократия») нуждается в активной ротации кадров, поэтому должен быть предусмотрен эффективный механизм вертикальной мобильности.

Национальным бедствием должна быть объявлена коррупция. Поэтому резкое снижение уровня коррумпированности всех структур общества, начиная с самого верха, является условием и предпосылкой модернизации.

Опыт успешной модернизации экономик в мире показывает, что чисто политические, экономические и социальные меры в этом случае недостаточны. Они должны сопровождаться эффективной разъяснительной, идеологической работой среди населения.

Идея модернизации Таджикистана должна стать твёрдым убеждением и практическим намерением, поэтому необходимо сплотить вокруг этой идеи весь народ, все здоровые силы общества, изолировать убеждённых противников и объединить сторонников.

Прежде чем отправить Вам проект Концепции модернизации, с ним ознакомились некоторые учёные Таджикистана, дружественные РТ эксперты и специалисты из России. О проекте Концепции модернизации они единогласно отозвались положительно и отмечали своевременность данной инициативы.

Поэтому для принятия окончательного решения об объявления политики модернизации необходимо направить проект Концепции модернизации в соответствующие научные центры, академические институты, отраслевые государственные структуры страны для экспертного анализа. При одобрении Концепции модернизации «Путь к достойному будущему» к разработке стратегии и тактики модернизации в форме Плана модернизации страны можно привлечь все здоровые силы общества.

Для реализации Концепции модернизации необходимо создать Совет по разработке и реализации Плана модернизации страны при Президенте Республики Таджикистан с участием политических лидеров, ведущих хозяйственников, учёных и других авторитетных личностей страны. Затем надо обеспечить всенародное обсуждение этого плана и программ по его выполнению, принятие их на общенациональном референдуме. И после этого приступить к их практической реализации, обеспечив гласность и прозрачность всего процесса, полную свободу критики недостатков и права на инициативу граждан по корректировке и обогащению Плана модернизации.

Я уверен, что Ваш высокий политический авторитет, всенародная любовь, мудрость, дальновидность и твёрдая политическая воля позволят нашей Родине реализовать согласованно с Вами разработанную Концепцию модернизации Таджикистана «Путь к достойному будущему», и наша страна навсегда избавится от нынешних социально-экономических и геоэкономических проблем и постепенно войдёт в число самых развитых стран мира.

С уважением,

Х. Мухаббатов, автор книги «Воля к свободе».


Концепция модернизации Таджикистана «Путь к достойному будущему»

Вводная часть

Интенсивное профессионально-образовательное развитие страны путём ускоренной урбанизации – ключ к решению существующих социально-экономических проблем Таджикистана

Сегодня весь мир сталкивается с новыми вызовами и новейшими угрозами. Мировая экономика так и не оправилась от последствий глобального финансово-экономического кризиса 2008 года. Геополитический кризис и санкционная политика ведущих держав против не согласных с ними государств создают дополнительные препятствия для восстановления и развития мировой экономики.

Ближайшие годы для многих стран станут временем глобальных потрясений и испытаний. Будет меняться вся геополитическая и экономическая архитектура мира. Достойно пройти через этот сложный этап новой невозвратной поляризации мирового сообщества смогут далеко не все страны. Этот рубеж перейдут только сильные государства, сплочённые народы и волевые руководители, адекватно реагирующие на эти всеобъемлющие изменения. Таджикистан, как часть мировой экономики и страна, которая практически находится в непосредственной близости к эпицентру геополитического напряжения, противостояния мировых держав, испытывает на себе негативное влияние всех этих трансформационных процессов.

Поэтому стране необходимо оперативно пересмотреть многие свои позиции, а также внести существенные корректировки в планы социально-экономического развития на предстоящие краткосрочные и долгосрочные периоды. У Таджикистана не остаётся времени на раскачку, и страна должна оперативно принять все возможные меры для предотвращения существующих негативных мировых тенденций.

Отвечая на вызовы, которые стоят перед страной, Таджикистану будет необходимо объявить о Политике модернизации страны, условно названной «Путь к достойному будущему». Эта политика будет направлена на продолжение коренных структурных реформ в социально-экономической политике и неоиндустриализации, на кардинальное повышение потенциала трудовых ресурсов страны.

Одной из основных задач новой политики является повышение устойчивости экономики страны против внешних шоковых угроз, в том числе и в случае снижения цен на алюминий и хлопок на мировых рынках и резкого уменьшения денежных поступлений со стороны трудовых мигрантов Таджикистана из России и других принимающих их стран.

Начиная с эпохи Возрождения, в Европе в течение нескольких столетий наука постепенно приобрела силу, авторитет и признание, что в конечном итоге привело к отлучению религии и церкви от государства и, соответственно, к формированию светского общества. Марксизм с его диалектически-материалистической научной методологией довёл противостояние науки и религии до апогея, фактически отрицая метафизические учения и существование Бога. Марксистская теория со своими морально-этическими требованиями к человеку и целью формирования всесторонне развитого человека выполняла, таким образом, в обществе роль религии в хорошем духовно-нравственном её понимании. Неслучайно, что физическое развитие, уровень образования, духовно-моральный облик советского человека были по факту намного лучше, чем в нынешний постсоветский период.

После распада СССР и отступления коммунистической идеологии в течение последних 20 лет религиозные силы на всём постсоветском пространстве хотели взять реванш, особенно в Таджикистане. Эти силы пытаются в стране заменить всё светское, в том числе и образование, на религиозное, выступая против национальных традиций Таджикистана и игнорируя, в том числе, нормы традиционного ислама.

Исходя из этого, только рационально образованные и духовно развитые граждане могут отстоять светский характер государства, обеспечить устойчивый динамически рост экономики, поднять имидж таджиков и Таджикистана в мире и одновременно быть им среди народов мира равными среды равных. Других возможностей проявить себя на мировом уровне у Таджикистана нет.

Соотношение между рационально-научным и духовным познанием имеет объективную основу и определяется по математическому принципу «золотого отношения». Только в единстве рационального и духовного познания выявляется истина. Поэтому люди, прежде чем заниматься духовной деятельностью, должны социализироваться и обучаться закономерностям развития Мироздания, нравственным принципам, моральным нормам и законам общественного бытия, называемым на религиозном языке как замысел Творца и Создателя. Необразованный человек, сколько бы он ни молился Богу, никогда не способен познать Его и следовать по праведному, честному пути, ведущему к более высоким уровням свободы человека и человеческого сообщества.

Всё остальное – это показуха, корыстные материальные интересы и стремление быть похожим на других, чтобы не отставать в притворстве от своего соседа в исполнении религиозных обрядов. Притворство – это ложное поведение, а ложь инициирует недоверие, доводящее до вражды и ненависти к не согласным с их позицией. Поэтому ложь никогда к успеху не приводит, а только вызывает обесценивание отношений между людьми, властью и обществом.

Только доверительные отношения между людьми в обществе, между государством и народом могут сблизить людей, сформировать и устойчиво поддерживать постоянные оптимистические ожидания относительно будущего и благоприятную социальную среду в обществе для реализации любых социально-экономических рывков в любой стране, в том числе и в Таджикистане.

Профессионально-технические навыки, знания, морально-этические качества, степень толерантности, уровень нравственно-духовного совершенства формируют ядро человеческого капитала, его способности в создании материальных и духовных благ. Поэтому всестороннее развитие этих человеческих качеств в первую очередь должно стать основной целью Программы модернизации страны.

Догоняющая неоиндустриальная модернизация, отвечающая нынешней специфике Таджикистана, в первую очередь подразумевает скачкообразное развитие человеческого капитала, т.е. осуществление профессионально-технической и образовательной революции путем ускоренного строительства городов будущего со всей необходимой энергетической, коммуникационной, информационной, производственной, научно-образовательной, культурно-развлекательной и спортивно-оздоровительной инфраструктурой.

Это единственный путь, который постепенно и неуклонно может обеспечить достойное динамически развивающееся будущее Таджикистана и осуществить таджикскую мечту о счастливой жизни.

Чтобы осуществить эту глобальную мечту, таджикистанцы должны быть сплоченными и верными подписанному в конце 90-х Соглашению о мире и согласии в Таджикистане. Мы должны крепить и повышать уровень достигнутого доверия между всеми гражданами страны, быть уважительными и толерантными друг к другу. В Таджикистане должны беречь межрегиональное и межэтническое единство и согласие.

Стабильность и согласие – это семейное благополучие, безопасность, крыша над головой. Мир – это радость отцовства и материнства, здоровье родителей и счастье наших детей. Мир – это стабильная работа, зарплата и уверенность в завтрашнем дне. Мир и стабильность – это общенародное достояние, которое нужно каждодневным трудом защищать и укреплять.

Важно сделать таджикистанцев ещё более сильными в духовном плане, едиными и ещё более толерантными. На новом ответственном витке истории, когда объявляется о Программе модернизации, обретёт новое звучание и более глубокий смысл наш главный принцип: «Таджикистан! Только вперёд к достойному будущему и процветанию!».



1. Теория модернизации и её исторический аспект в целях эффективной её реализации в условиях Таджикистана

1.1 Общее понимание теории модернизации

Исторический опыт модернизации (и, в частности, догоняющей модернизации) показывает, что существуют некоторые общие закономерности, учёт которых создаёт необходимую базу для успешной модернизации, а также специфика модернизационных процессов в зависимости от особенностей отдельных этапов развития общества, его производительных сил.

Модернизация – это общественно-исторический процесс, в ходе которого традиционные общества становятся прогрессивными, индустриально развитыми, а политическая система общества менее развитых стран приближается к мировым лидерам.

Теория модернизации, прежде всего, рассматривает внутренние факторы развития страны. Модернизация способствует социальному прогрессу и развитию общества и предпринимает попытку объяснить процесс социальной эволюции.

Понятие «модернизации» тождественно понятию «современности» и означает комплекс социальных, политических, экономических, культурных и интеллектуальных трансформаций, происходивших на Западе с XVI-го века и достигших своего апогея в XIX-XX веках.

Модернизационные процессы включали индустриализацию, урбанизацию, рационализацию, бюрократизацию, демократизацию, доминирующее влияние капитализма, распространение индивидуализма и мотивацию успеха, утверждение разума и науки и т.д. В самом общем виде модернизация характеризуется как общественно-исторический процесс, в ходе которого традиционные общества становятся прогрессивными, индустриально развитыми.

В общем виде модернизация определяется как переход от традиционного общества к современному, что включает в себя, прежде всего, коренное его отличие от традиционного, т.е. ориентацию на новации, преобладание новаций над традицией, светский характер социальной жизни, поступательное (нециклическое) развитие, выделенную персональность, преимущественную ориентацию на инструментальные ценности, индустриальный характер, массовое образование, активный деятельностный психологический склад и т.д.

Хорошо известен опыт индустриальной (первичной) модернизации, т.е. перехода от традиционных аграрных обществ к обществам с доминированием промышленного производства. Индустриальные экономики характеризовались преобладанием крупных индустриальных форм, массовым производством, экономией на масштабах и активным использованием конвейера в качестве стержня технологического процесса. Это была эпоха унификации и централизации.

Под «вторичной» модернизацией понимается процесс, сопровождающий формирование индустриального общества в странах третьего мира. Она происходит в условиях наличия зрелых моделей, апробированных в странах индустриально-рыночного производства, а также, по возможности, прямых контактов с ними как в торгово-промышленной, так и в культурной сферах. Концепция культурных кругов основана на идее распространения форм культуры от центров культурного синтеза и напластования различных культурных кругов, распространяющихся из различных центров.

Решающим фактором модернизации выступают преодоление и замена традиционных ценностей, препятствующих социальным изменениям и экономическому росту, на ценности, мотивирующие хозяйствующие субъекты на инновационную деятельность - разработку, создание и распространение новых технологий (разработок) и генерирование новых организационно-экономических отношений. Причём в большинстве западных обществ индустриализации предшествовали как изменения в общественном сознании, так и изменения в экономике, развитие мануфактурного производства и формирование национальных рынков. Концепции, учитывающие влияние культурных и ментальных трансформаций, базируются на том, что модернизация начинается с трансформации тех или иных форм общественного сознания и культуры.

В процессе модернизации большую роль играют внешние, глобальные контексты и внутренние причины. Была поставлена под сомнение и строгая последовательность стадий модернизации: те страны, что пришли позднее, могут быстро модернизироваться благодаря революционным средствам, а также опыту и технологиям, которые они заимствуют у своих предшественников. Таким образом, весь процесс может быть сокращён.

Теория модернизации учла опыт посткоммунистического мира и действительно видоизменила, смягчила свои ключевые понятия. С точки зрения неомодернизации, модернизация рассматривается как исторически ограниченный процесс, узаконивающий институты и ценности современности: демократию, рынок, образование, разумное администрирование, самодисциплину, трудовую этику и т.д.

В качестве ключевых аспектов модернизации отмечается индустриализация, урбанизация, рост профессиональной специализации и повышение уровней формального образования в любом обществе. Постмодернизация меняет характер базовых норм политической, трудовой, религиозной, семейной, половой жизни. По мнению учёных, постмодернизация предусматривает отказ от акцента на экономическую эффективность, бюрократические структуры власти и научный рационализм, которые были характерны для модернизации, и знаменует переход к более гуманному обществу, где самостоятельности, многообразию и самовыражению личности предоставляется большой простор.

1.2 Критерии модернизации

Можно выделить ряд критериев модернизации в различных отраслях общественной жизни.

Например, в социальной сфере базовой социальной единицей во все большей степени становится индивид, а не группа; происходят: дифференциация – передача отдельных функций, ранее принадлежавших семье, специализированным социальным институтам; формализация – подход к социальным институтам, как действующим на основе абстрактных и универсальных законов и правил, предполагающий доминирующую позицию науки и экспертов; разделение сфер частной и общественной жизни; ослабление родственных уз; рост профессиональной специализации; рост формального образования, улучшение качества жизни; в демографическом плане – снижение рождаемости, увеличение продолжительности жизни, рост численности городского населения и сокращение сельского.

В экономической сфере – технологическое развитие, основанное на использовании научного (рационального) знания, появление вторичного (индустрия, торговля) и третичного (услуги) секторов хозяйства, углубление общественного и технического разделения труда, развитие рынков товаров, денег и труда, обеспечение устойчивого экономического роста.

В политической – образование централизованных государств; разделение властей; возрастание политической активности масс; формирование, развитие и распространение современных институтов и практик, а также современной политической структуры. Под современными политическими институтами следует понимать не слепок с политических институтов стран развитой власти народа, а те политические институты и практики, которые в наибольшей степени способны обеспечивать адекватное реагирование и приспособление политической системы к изменяющимся условиям и вызовам современности.

В духовной области происходят изменения в ценностных ориентациях социальных групп, возникает необходимость освоения новых ценностей, соответствующих современным реалиям, секуляризация образования и распространение грамотности, многообразие течений в философии и науке, религиозный плюрализм, развитие средств распространения информации, приобщение крупных групп населения к достижениям культуры.

Культура – один из важных моментов в изучении процессов модернизации. Она пронизывает любой аспект общественной жизни. В процессе модернизации не менее важным является замена устарелых культурных привычек и обычаев новыми и продуктивными системами культурных ценностей.

Одной из широко исследуемых проблем модернизации является проблема конфликта ценностей. Признается, что многие ценности западной культуры не подходят и потому не уживаются в некоторых культурных средах.

Влияние на человека процессов современности формируют в нём также личностные установки, качества, ценности, привычки, которые являются предпосылками для эффективного функционирования современного общества.

С этой точки зрения были выявлены следующие личностные установки и качества: открытость экспериментам, новациям и изменениям; готовность к плюрализму мнений и даже к одобрению этого плюрализма; ориентация на настоящее и будущее, а не на прошлое; экономия времени, пунктуальность; уверенность в способности организовать жизнь так, чтобы преодолевать создаваемые ею препятствия; планирование будущих действий для достижения предполагаемых целей как в общественной, так и в личной жизни; вера в регулируемость и предсказуемость социальной жизни (экономические законы, торговые правила, правительственная политика), позволяющая рассчитывать действия; чувство справедливости распределения, т.е. вера в то, что вознаграждение не зависит от случая, а, по возможности, соответствует мастерству и вкладу; высокая ценность формального образования и обучения; уважение достоинства других, включая тех, у кого более низкий статус или кто обладает меньше властью.

1.3 Основные типы модернизации

В самом общем виде специалисты различают две основные разновидности модернизации: органическую и неорганическую.

Органическая модернизация относится к тем странам, где модернизация происходила в силу эндогенных факторов.

Вторичная, неорганичная модернизация, являет собой ответ на внешний вызов со стороны более развитых стран и совершается путем заимствования чужой технологии, приглашения специалистов, обучения за рубежом, инвестиций. Соответствующие изменения происходят в социальной и политической сферах: меняется система управления, вводятся новые социальные институты, меняется система ценностей и т.д. Неорганическая модернизация начинается не с культуры, а с экономики и политики. Иными словами, если органическая модернизация происходит «снизу», то неорганическая – «сверху». Неорганическая модернизация также характеризуется как «догоняющая» или «запаздывающая» модернизация.

Органическая модернизация – это утверждение культуры «модернити» в силу внутренних причин саморазвития, обусловленных кризисом эволюционного развития. Здесь отметим, что слово «модернити» (modernity) – это новое время или связанные с ним идеи и стили, а также вся совокупность условий жизни, созданных в ходе экономической, политической, философской, научной, религиозной и культурной эволюции, начавшейся в Европе с эпохи Нового времени. В общеисторическом смысле «модернити» начинается со Средневековья и Ренессанса и касается замены традиционного общества современными социальными формами. В одном из своих значений «модернити» идентифицируется с верой в рациональность и триумф истины и науки.

Поскольку первичная модернизация подготавливается всем ходом предшествующего развития, она осуществляется за счёт внутренних, органических источников. В процессе модернизации образ будущего не планируется заранее как цель, он вырисовывается по мере приближения к нему.

Каждая модернизация представляла собой своего рода революцию, подготовленную ходом эволюции. В этих странах движение по пути модернизации было постоянным, хотя скорость этого движения, естественно, была не одинаковой на разных отрезках времени, а сами перемены иногда сопровождались острыми социальными конфликтами.

Модернизация началась в эпоху промышленной революции в Западной Европе, сопровождавшейся разрушением традиционных наследственных привилегий, провозглашением равных гражданских прав и демократизацией политических режимов. В процессе модернизации происходило становление гражданского общества и правового государства.

Модернизации являлись ответом на кризис предыдущего развития. Они начинались с осознания этого кризиса и поисков путей его разрешения – с перемен в духовной сфере, в области культуры, без чего было бы невозможно появление её социального субъекта. Модернизации сопровождались острыми дискуссиями по поводу образования. Несмотря на сопровождавшую модернизации борьбу между различными идейно-политическими течениями, все они в целом проистекали из общей культурной матрицы, что позволяло обществу сохранить относительную устойчивость в моменты перемен.

Носителями модернизационных идей и субъектами модернизации, которые потом претворяли эти идеи, были, как правило, социальные слои, занимавшие как бы стороннюю позицию, промежуточное положение по отношению к двум основным антагонистическим классам (»третья сила»). Успех модернизаторских сил в огромной степени зависит от того, удается ли им убедить общество в своей правоте и сформировать положительный социальный консенсус.

Поскольку модернизации разрушали старую структуру экономики и изменяли образ жизни многих людей, они вели к маргинализации части общества, к отчуждению её от остального социума. Причём прежние антагонисты, положению которых угрожала модернизация, порой забывали о своих старых противоречиях и объединялись против перемен. В наше же время рабочий класс поточно-конвейерного производства, являющийся антагонистом технобюрократии и крупных собственников гигантских корпораций, фактически пытался противодействовать вместе с ними «микроэлектронной революции», нынешним переменам в производстве и организации труда.

От того, как и насколько быстро модернизаторским силам удавалось преодолеть противодействие переменам со стороны сопротивляющихся обновлению социальных слоёв, зависели переход общества на новую ступень социально-экономического и технологического развития и разрешение конфликтов, возникших в ходе модернизации. Тогда общество в целом вновь обретало динамическую устойчивость, способность к эволюционному развитию, которое обеспечивало «накопление сил» для следующей модернизации.

На самом деле, разрешение социальных конфликтов раннеиндустриального общества, как показал опыт истории, возможно было лишь на путях «модернити». Её исходный пункт в технологическом отношении – преобразование процесса труда на основе его научной, инженерной организации. Возникает поточно-конвейерное производство, ориентированное на массовый выпуск стандартной продукции, в том числе предметов длительного пользования для личного потребления. Позднеиндустриальная модернизация позволила преодолеть отчуждение трудящихся от средств существования, открыла путь превращению пролетариев в полноценных членов гражданского общества. Она превратила трудящегося человека в главный «производственный ресурс», потребовав появления инженеров не только по «железкам», но и по организации труда и конструированию рабочих мест, специалистов по эргономике и конкретной социологии, менеджменту и инженерной психологии. Она существенно сгладила классовые противоречия раннеиндустриального капитализма, превратив их в основу поступательного развития западного общества 1930-1970-х гг.

Идеалы европейского социализма: достижение большей социальной справедливости, завоевание трудящимися политических и ряда социальных прав – способствовали возникновению системы социального страхования, льготного или бесплатного здравоохранения и образования. Рабочие становились собственниками домов и автомобилей, акций и банковских вкладов. Позднеиндустриальная модернизация означала поворот капиталистического производства к человеку, к удовлетворению его потребностей, несмотря на монотонность труда у конвейера, обезличивающую стандартизацию потребления и образа жизни десятков миллионов людей, утрату людьми своей индивидуальности и растворение их в массе других.

Благодаря росту личного потребления трудящихся и системе социальных гарантий, развитию системы образования возникло новое качество рабочей силы: позднеиндустриальная модернизация привела к первому этапу научно-технической революции (НТР) – соединению производительного труда с научным знанием, во многих отношениях способствовала усложнению и интеллектуализации труда, поставила на повестку дня проблему его гуманизации. Эта модернизация обеспечила невиданную ранее социальную и территориальную мобильность людей из разных стран, содействовала углублению международного разделения труда и росту иностранных капиталовложений, появлению новых средств связи и транспорта. Она создала, не только «общество массового потребления», но и «общественно развитого индивида».

Неорганическая (вторичная) модернизация – это формирование интеллектуального и политического «ответа» на вызов со стороны стран первого эшелона капитализма. Она связана с распространением культуры «модернити» в результате влияния извне, со стороны стран первичной модернизации. Она предполагает, что одни элементы общества «убежали» вперёд, более или менее соответствуют развитию в передовых странах, а другие еще не «вызрели», отстают в своем развитии или вовсе отсутствуют. Так, современная система высшего образования может уживаться с неграмотностью большинства населения, а передовые предприятия тяжёлой индустрии – с архаичной системой земледелия.

Цель вторичной модернизации или «догоняющего» развития – преодоление технико-экономической отсталости и зависимости от передовых стран Запада. При этом неорганическая модернизация может проходить в форме «вестернизации», путём механического перенесения западных социально и технологически эффективных экономических и политических институтов в иную социокультурную среду. «Вестернизация», как правило, сопровождается социокультурным отторжением преобразований со стороны социального большинства и порождает острые социально-политические проблемы, разрешение которых происходит иногда в русле «консервативных» революций.

Неорганическая модернизация начинается не с культуры, а с экономики и политики. Принципы «модернити» не успевают охватить подавляющее большинство населения, поэтому не получают прочной социальной поддержки. Они овладевают лишь умами наиболее подготовленной части общества. В Российской Федерации так было в XIX веке, когда интеллигенция раскололась на «западников» и «славянофилов». Первые выступали за ускоренную модернизацию и механическое перенесение западных образцов, а вторые ратовали за самобытный путь развития, т. е. органическую модернизацию.

1.4. Модернизация стран второго эшелона

В то же время ускоренное развитие стран второго эшелона было неравномерным. Одни сферы общества приближались по своему уровню к тому, который существовал в центре мировой системы, а другие очень сильно и надолго отставали. Порой это порождало ещё более острые общественные конфликты, чем те, что имели место в развитых странах. Это могла быть и конкуренция на мировых рынках, и военная угроза или даже поражение в войне, и стремление правящих классов разрешить социальные конфликты по примеру того, как это делается в развитых странах, – благодаря росту благосостояния, а теперь уже и качества жизни народных масс, демократизации общества. Осуществляться модернизация могла путем закупки зарубежного оборудования и патентов, заимствования чужой технологии (нередко методом экономического шпионажа), приглашения специалистов, обучения за рубежом, инвестиций и т.д. Соответствующие изменения происходили в социальной и политической сферах: резко менялась система управления, вводились новые властные структуры, конституция страны перестраивалась под зарубежные аналоги.

В любом случае при неорганичной модернизации влияние со стороны развитых стран было решающим для её проведения, а сами они рассматривались как образцы, ориентиры, к которым нужно стремиться в процессе реформ.

Если же модернизация была призвана ослабить зависимость страны от конъюнктуры мирового рынка, то развитие получали отрасли производства, ориентированные на внутреннее потребление (импортозамещающая индустриализация в странах Латинской Америки в 1930-1950-е гг.). Если модернизация преследовала своей целью экономическое завоевание мировых рынков и достижение благополучия за счет экспорта, то вперёд вырывались отрасли, ориентированные на экспорт (добыча сырья, сельское хозяйство, а в наше время – производство предметов потребления, в том числе длительного пользования).

В первой половине ХХ века можно было чётко выделить отраслевые приоритеты, развитие которых обеспечит стране технологический и экономический прорыв. Естественно, всё это способствовало заметному повышению координирующей роли государства, которое могло позволить себе устанавливать отраслевые приоритеты и концентрировать на них ресурсы путем соответствующей налоговой и бюджетной политики, а также разных форм планирования (от индикативного планирования в деголлевской Франции до директивного в СССР).

Реакция правящих кругов или тех, кто приходил им на смену в результате революций и войн, на внешние угрозы и обстоятельства играла куда более важную роль в модернизации этих стран, чем внутренние импульсы к социально-экономическим и политическим преобразованиям. Модернизация носила неорганичный (экзогенный) характер и оказывалась возможной благодаря форсированному заимствованию готовых форм организации производства и социальной жизни у более развитых стран.

1.5. Модернизация стран третьего эшелона

Для Таджикистана очень важны опыт стран, исторически принадлежавших к третьему эшелону капитализма, стран, где изначально не было условий для модернизации, а развитие капиталистических отношений стало результатом их колонизации и вовлечения, нередко насильственного, в мировую торговлю под давлением европейских колониальных держав. В данном случае речь идет, в частности, о новых индустриальных странах – промышленных «тиграх» Восточной и Юго-Восточной Азии (ВА/ЮВА). Эти страны, следуя по пути, проложенному Японией, сумели в большой степени, хотя и не полностью, преодолеть свою периферийность, осуществив догоняющую индустриальную модернизацию.

В странах третьего эшелона предпосылок для модернизации не было вообще. Роль регулятора поведения людей выполняли нормы и традиции. Их модернизация осуществлялась через колонизацию, полную или частичную, через включение в систему мирового рынка в качестве поставщика сырья и сельскохозяйственных продуктов в центры капитализма. Такая модернизация, как правило, не приводила к индустриализации.

Ряд стран третьего эшелона по целому ряду показателей социального и технико-экономического развития приблизился вплотную к странам второго эшелона и даже вошёл в их группу. Это не только некоторые страны Латинской Америки, сумевшие в последние десятилетия кое-как подтянуться к гигантам типа Бразилии или Аргентины (Венесуэла, Колумбия, Перу), но и страны Азии и Африки (Индия, Пакистан, Нигерия, Кот д' Ивуар и др.), где сложились анклавы индустриального и даже, как в Индии или Пакистане, постиндустриального, высокотехнологичного производства.

Одна из важных проблем догоняющей модернизации – формирование модернизаторской элиты, которая в странах второго и третьего эшелонов капитализма играет в процессе модернизации куда более весомую роль, чем политическая, предпринимательская и интеллектуальная элита – в модернизации стран органичного развития. Недаром теоретики модернизации 60-х гг. уделяли этой проблеме большое внимание, поскольку в странах неорганичного развития появление и выдвижение на авансцену такой элиты само было неорганичным. Импульсы этому процессу обычно придавало внешнее влияние со стороны развитых стран.

Модернизаторской элите в развивающихся странах приходилось решать непростую задачу. Во-первых, постоянно изменяться и обновляться самой; во-вторых, подавлять сопротивление сил старого общества, существованию которых эта модернизация угрожала; в-третьих, расширять социальную базу модернизации. Именно в последовательной ориентации на модернизаторские слои общества заключается главный «секрет» успехов преобразований, проводившихся в новых индустриальных странах под покровом авторитарных режимов.

Мы должны помнить, что экономический либерализм в модернизации новых индустриальных стран сыграл скорее роль не созидателя, а чистильщика структуры экономики. Он помог ликвидировать устаревшие предприятия, не эффективные с точки зрения модернизации и интеграции в мировой рынок, в интересах верхнего среднего класса и крупного бизнеса. Он также отвечал и духу транснационального бизнеса, который под флагом экономической либерализации сокрушал архаичные инструменты государственного регулирования и отживших свой век местных конкурентов. Но при этом экономический либерализм дополнялся сложной и хорошо продуманной системой стимулирования с целью создания новой экономической структуры и тех сфер, которые не поддаются законам рынка, но крайне важны для ускоренной модернизации: образования, науки, здравоохранения, культуры.

Позднеиндустриальной догоняющей модернизации благоприятствовали изначально низкий уровень потребления большинства населения, традиционное трудолюбие (в странах ЮВА) или национализм (в Латинской Америке), дух корпоративности и патернализма, формы предпринимательства, созвучные историческим традициям (семейные фирмы, основанные на общинных связях), восходящее к прошлому благоговейное отношение к знанию и образованию на Востоке. Ограничения народной власти и законодательство, способствующее привлечению иностранного капитала, сочетались в новых индустриальных странах с ростом личного потребления (в том числе за счёт увеличения экспорта) и вовлечением широких слоев населения в активную экономическую деятельность, постепенным расширением социальной базы модернизации. Тем самым закладывались предпосылки и для политической демократизации. Так социально-экономическая и технологическая модернизация постепенно дополнялась модернизацией политической.

Успех догоняющей модернизации не в последнюю очередь был связан с распространением модернизаторской идеологии, примирявшей «модернити» и национальные традиции и ценности. В то же время модернизаторы и их идеологи использовали рационалистические идеи общества массового потребления, где правит принцип технико-экономической рациональности, а не какая-то «идеология». Одни аспекты модернизаторской идеологии предназначались для традиционных слоев общества и выполняли стабилизирующие функции, другие – для современных слоев и выполняли скорее мобилизующую роль.

Модернизаторская идеология имела несколько уровней, что позволяло ей выполнять и несколько функций: охранительную, мобилизующую, реформаторскую – в зависимости от того, на какие общественные слои были сориентированы те или иные её блоки и какие идеи лежали в основе последних. Эта модернизация предполагает появление исторически нового типа личности – действительно «свободной индивидуальности», «многомерного человека», вытесняющего «экономического человека» индустриальной эпохи.

Механизм догоняющего развития в постиндустриальном мире существенным образом отличается от решения аналогичных проблем в эпоху индустриализации. Это связано с двумя особенностями постиндустриального общества, радикально отличающими его от общества индустриального. Во-первых, с резким повышением динамизма технологической жизни, что обусловливает столь же резкое сужение временных горизонтов экономического и технологического прогноза. Во-вторых, с практически безграничным ростом потребностей и соответственно резким расширением возможностей их удовлетворения (как в ресурсном, так и в технологическом отношении). Тем самым многократно увеличиваются масштабы экономики, и одновременно она резко индивидуализируется. Как потребности, так и технологические решения становятся всё более индивидуальными, что и обусловливает повышение общего уровня неопределенности.

На место концентрации ресурсов на приоритетных направлениях в качестве важнейшей функции государства приходит обеспечение условий, в которых экономические агенты (фирмы) максимально точно улавливали направления развития производительных сил и учитывали эти вызовы в своей хозяйственной деятельности. Адаптивность хозяйственной системы становится гораздо более важным условием успеха.

Нынешний уровень развития производительных сил и соответствующие ему модели успешных модернизаций или опираются в основном на либеральную экономическую политику (как в развитых странах Запада), или несут в себе тенденцию к либерализации (как в быстро растущих странах ЮВА).

1.6. Общие черты и «ловушки» догоняющей модернизации

Учитывая специфику «национальных моделей» модернизации, можно выделить ряд общих черт, которые были присущи всем модернизационным преобразованиям в разных странах. Это, в первую очередь, активная роль государства, которое своей модернизаторской политикой компенсировало слабость или даже почти полное отсутствие предпринимательского класса, становясь, таким образом, государством развития.

Как правило, усиление роли государства в процессе модернизации сопровождалось установлением откровенно авторитарных режимов. Такие режимы обеспечивали как экономическими, так и административными методами существенное увеличение доли капиталовложений в ВВП, в том числе и за счёт богатых слоёв общества. Они проводили политику, направленную и на технологическую модернизацию существующей промышленности, и на создание принципиально новых для страны отраслей хозяйства, обеспечивали условия для подготовки соответствующей рабочей силы, создавали национальные системы образования и научных исследований. При этом «авторитаризмы развития» использовали не только репрессии, осуществляя «принуждение к прогрессу». Они опирались также на общественный консенсус: общество или, по крайней мере, его наиболее активная часть соглашалось обменять политические свободы на рост материального благосостояния и расширение возможностей вертикальной социальной мобильности.

Другими словами, «авторитаризм развития», с одной стороны, отбраковывал не справлявшихся с работой людей, а с другой стороны, открывал перспективы, в том числе и для выходцев из социальных низов, сделать карьеру честным трудом благодаря способностям и усердию. Он выстраивал эффективную судебную систему, стоявшую на страже закона. Законы могли быть суровыми, но это были именно законы, а не пресловутое «телефонное право» или чьи-то устные «рекомендации», которые иногда оказываются важнее писаных законов.

Наконец, следует отметить, что в ходе догоняющих модернизаций, особенно на начальном этапе, огромную роль играли личности политического лидера и его ближайших сподвижников. Конечно, нередко лица, которые выполняли эту роль, были, мягко говоря, неоднозначными фигурами.

Фактически готовность инициаторов модернизации идти наперекор течению составляет одно из важнейших условий успешной модернизации. Любая модернизация, а догоняющая в особенности, всегда имела свою цену, которая заключалась не только в экономических затратах ускоренного роста: форсированное «достижение счастья» стоит дорого. Дело в том, что даже самая успешная модернизация, разрешая старые социальные конфликты и проблемы, часто порождала новые, связанные со слишком быстрым темпом перемен. А такие конфликты несли в себе угрозу самой модернизации. В частности, успехи модернизации порождают растущее социальное напряжение, что может иметь печальные последствия и для реформ, и для страны в целом.

Более того, по мере продвижения страны по пути догоняющей модернизации, цена успеха может возрастать, поскольку быстро изменяются социальная структура общества, образ жизни, ценностные ориентации людей. Всё это ведёт к усилению социальной неоднородности общества. Возникает новое «поле напряженности», прежде всего, по линии «модернисты – традиционалисты», которое перевешивает по своей значимости социально-классовые конфликты, присущие всем капиталистическим обществам и разделяющие идейно-политическую сферу на левых и правых. При этом в среде самих модернистов могут возникать разные течения, конфликтующие друг с другом. Соответственно нужно иметь в виду, что и таджикская модернизация, если, конечно, она состоится, даже в случае успеха создаст новые линии конфликтов и расколов в обществе.

Но что же, в свою очередь, может считаться успехом модернизации? Это соответствие не только количественным показателям экономики и уровня жизни мировых лидеров, но и ряду качественных критериев, присущих странам центра мировой системы. Речь идёт о способности национальных предприятий и банков заместить транснациональные корпорации (ТНК) в качестве источников инвестиций и новых технологий (разработок) и об относительной независимости от экспорта продукции, производимой на иностранных предприятиях в стране. Это также и диверсифицированность экономики, и встроенность среднего и мелкого бизнеса в основные сектора экономики и технологические цепочки внутри страны, и самостоятельность в области НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок). Сюда же можно отнести и совокупность показателей качества жизни, будь то состояние окружающей среды, качество массового образования или доступность современных форм досуга.

Наконец, успехом догоняющей модернизации следует считать создание механизмов самоподдерживающегося экономического роста: переход от неорганичного, экзогенного развития, которое должно подстегиваться государством, к эндогенному развитию, когда назревшие в обществе перемены инициируются самим обществом, как это имеет место в странах центра мировой системы. Разумеется, такой переход не означает, что государство вообще отстраняется от регулирования социально-экономических процессов. Меняются, однако, формы и способы такого регулирования.

Наконец, политика, направленная на модернизацию страны, должна быть реалистичной. Каждая догоняющая модернизация должна рассматриваться в определённом мировом контексте с учётом, как возможностей страны, так и глобальных мировых трендов. При этом одним из условий успеха политики модернизации является осознание её инициаторами не только возможностей страны, но и пределов этих возможностей.

1.7. Составляющие процесса модернизации

Модернизированное общество имеет комплекс взаимосвязанных черт, которые часто рассматриваются как отдельные процессы экономической, политической, социальной и культурной модернизации.

Под модернизацией экономики мы понимаем вид экономической деятельности, т.е. комплекс мер (мероприятий), направленных на преодоление экономического отставания Таджикистана путём усовершенствования экономики, отвечающего современным требованиям.

Модернизация экономики характеризуется как процесс формирования современной модели экономики на основе инновационных преобразований, ориентированный на качественные изменения в обществе, соответствующие новой системе интересов, ценностей и приоритетов. Следует особо выделить ряд отличительных признаков модернизации: это процесс формирования современной модели экономики; указанный процесс тесно связан, главным образом, с инновационными преобразованиями (механизмом модернизации); сущностью модернизации экономики являются качественные изменения в обществе, что соответствует новой системе интересов, ценностей и приоритетов.

Главная цель модернизации – это формирование современной модели таджикской экономики на основе технического обновления устаревшей материальной базы производства; перестройка структуры экономики, т.е. сокращение доли сырьевых отраслей; увеличение удельного веса в экономике тех отраслей, которые являются катализатором экономического развития (наукоёмкие, высокотехнологичные отрасли формирования инновационной модели развития).

Экономический механизм рассматривается как совокупность методов и средств воздействия на экономические процессы, их инструмент, рычаг и способ регулирования, который предусматривает отслеживание результатов и выработку управляющих воздействий. Новое определение механизма в экономике – это совокупность ресурсов экономического процесса и способов их соединения. Соединение механизма с управлением представляет внутреннее содержание процесса, его «ноу-хау».

Следует различать разные виды механизмов: политические, социальные, экономические, юридические и др. Но важно иметь в виду, что все виды механизмов необходимо объединить в две основные группы: базисные и надстроечные. Что касается экономического механизма, то он, безусловно, относится к базисным. С целью его запуска необходимы рычаги, инструменты воздействия, среди которых заметную роль играют правовые средства. В отличие от экономического механизма механизм правового регулирования «тяготеет» к юридической надстройке (юридическая часть надстройки).

Средства государственного регулирования экономической деятельности представляют собой инструмент, способ государственного воздействия на отношения в сфере предпринимательства.

В экономической политике государства ведущая роль принадлежит собственно экономическим средствам: денежному обращению и эмиссии ценных бумаг, ценных государственных бумаг, инвестициям, субсидиям, займам; экономическим нормативам: размерам налогов и сборов, регулированию тарифов и цен, ставке вложения инвестиций по ссудам государственного банка и т.д.

Именно цены и тарифы являются экономическими категориями и экономическими средствами регулирования. Будучи по своей природе экономическими категориями, деньги и денежные средства, займы и финансы, налоги и сборы, цены и тарифы и т.д. в реальной экономической жизни не могут существовать и реализовываться вне правового регулирования, особенно когда речь идёт о государственном воздействии на экономические процессы в обществе.

Понятие правовых средств имеет несколько уровней. Первый охватывает нормы права, индивидуальные правовые акты. Второй связан со стадией реализации права. Третий выражается во всех средствах, которые непосредственно связаны с реализацией и применением права. Таким образом, правовые средства есть собирательное понятие. В этом качестве совокупность (система) правовых средств представляет собой механизм правового регулирования. К элементам (средствам) этого механизма относятся: юридические нормы, нормативные правовые акты, правоотношения, акты реализации права, правоприменительные акты, правосознание, режим законности.

Конечно, нельзя ставить в один ряд правовые средства разного уровня. Одно дело, скажем, юридические нормы, правовые институты, отрасли права, право в целом. Другое, договор, внедоговорное обязательство, имущественная ответственность, санкции, а также другие гражданско-правовые средства.

Политический либерализм является философской доктриной, объясняющей определённым образом предпочтительные механизмы функционирования человеческого общества. Напротив, экономический либерализм осуществляется на практике только на определённых исторических этапах. Обычно это происходит тогда, когда резко возрастает неопределённость путей дальнейшего развития общества, когда происходит существенная динамизация его производственной базы. Ускорение технологического прогресса, вступление мира в постиндустриальную эпоху вновь делает развитие крайне неустойчивым, очень плохо прогнозируемым и управляемым.

1.8. Политическая модернизация

В исходной точке осуществление модернизационных проектов связано с возникновением определённых политических предпосылок, необходимых для современного экономического роста.

Проблемы политического развития стран в переходных условиях представляют собой совокупность различных схем и моделей анализа, раскрывающих динамику преодоления отсталости традиционных государств.

Несмотря на различие подходов к описанию переходных процессов, все эти теории и модели анализа основываются на признании неравномерности общественного развития, наличия досовременного периода в развитии государств, реальности существования современных сообществ, а также на понимании необходимости преобразования (модернизации) отсталых стран в индустриальные (постиндустриальные).

Модернизация понималась как «вестернизация», т.е. копирование западных устоев во всех областях жизни. А в политической сфере предполагала воспроизведение парламентских и партийных институтов, разделение властей, выборность законода­тельных и исполнительных органов власти и т.д.

Главным же средством осуществления преобразований считалась экономическая помощь западных государств. Предполагалось, что достижение определённого уровня дохода на душу населения вызовет такие же, как на Западе, изменения в социальной и политической системах общества. Иначе говоря, основным модернизирую­щим фактором признавался капитал, способный, якобы, транслировать социальные технологии, ценности, демократические институты и тем самым победить низкие стандарты потребления, нарушение прав человека, деградацию культуры и т.д.

Однако взгляд на модернизацию как на линейное движение и последовательное освоение афро-азиатскими, латиноамериканскими и рядом других стран ценностей и стандартов западной организации власти, отношений государства и гражданина не вы­держал испытания жизнью. В реальности демократизация, институилизация либеральных ценностей, установление парламентских систем и прочих стандартов западной организации власти оборачивались не повышением эффективности государственного управления, а коррупцией чиновничества, произволом бюрократии, занятой собственным обогащением, катастрофическим расслоением населения и его политической аморфностью, нарастанием конфликтности и напряжённости в обществе.

Главным элементом, от которого зависит характер переходных процессов и преобразований, служит социокультурный фактор, а ещё точнее – тип личности, её национальный характер, обусловливающий степень восприятия универсальных норм и целей политического развития. Стало общепризнанным, что модернизация может осуществиться только при изменении ценностных ориентаций широких социальных слоёв, преодолении кризиса политической культуры общества.

В целом же характер и динамика модернизации зависят от открытой конкуренции свободных элит и степени политической вовлечённости рядовых граждан. От соотношения этих форм, которые должны обязательно присутствовать в политической игре, и зависят варианты развития общества и системы власти в переходный период.

При приоритете конкуренции элит над участием рядовых граждан складываются наиболее оптимальные предпосылки для последовательной демократизации общества и осуществления реформ.

В то же время неподготовленность масс к управлению, неумение использовать институты власти, а следовательно, и неосуществимость их ожиданий от включения в политику способствуют дестабилизации режима правления и его коррумпированности. Опережающее участие масс в процессе модернизации вызывает «не политическое развитие, а политический упадок». Иначе говоря, в тех странах, где промышленный, инду­стриальный скачок не ложится на почву демократических традиций, на приверженность населения праву, идеи компромисса, любые попытки реформирования системы власти будут иметь негативные для общества последствия.

Если для экономики главным показателем реформирования является рост, то для политики – стабильность. Поэтому для модернизируемых государств необходим «крепкий» политический режим с легитимной правящей партией, способной сдерживать тенденцию к дестабилизации. Таким образом, в противоположность тем, кто призывал укреплять интеграцию общества на основе культуры, образования, религии, философии, искусства, делается упор на организованность, порядок, авторитарные методы правления. Именно эти средства приспособления политического режима к изменяющейся обстановке предполагают компетентное политическое руководство, сильную государственную бюрократию, возможность поэтапной структуризации реформ, своевременность начала преобразований и другие необходимые средства и действия, ведущие к позитивным результатам модернизации.

В целом, несмотря на подтверждение целесообразности установления авторитарных режимов в ряде стран (например в Южной Корее, Тайване, Чили), отрицание значения демократизации несёт в себе серьёзную опасность произвола элит и перерастания переходных режимов в откровенные диктатуры. Рассматривая теорию модернизации как специфическую логику политологического анализа, следует признать, что она помогает адекватно описывать сложные переходные процессы. Многочисленные исследования, формирующиеся в этом русле, подтверждают общую направленность развития мирового сообщества к индустриальной (постиндустриальной) фазе своей эволюции. Этот глобальный процесс развивается в тесной связи с расширением экономического сотрудничества и торговли между странами, распространением научных достижений и передовых технологий, постоянным совершенствованием коммуникаций, ростом образования, урбанизацией.

К универсальным требованиям в сфере экономики следует отнести, например, товарно-денежные регуляторы производства, увеличение издержек на образование, рост роли науки в рационализации экономических отношений и т.д. В социальной сфере можно говорить о необходимости формирования открытой социальной структуры с неограниченной мобильностью населения. В области политики – это плюралистическая организация власти, соблюдение прав человека, рост политических коммуникаций, консенсусная технология реализации управленческих решений и проч.

Универсальные критерии «модернити» – это тот комплекс целей, ориентируясь на воплощение которых страны могут создать политические, экономические и прочие структуры, позволяющие им гибко реагировать на вызовы времени. Однако средства, темпы, характер осуществления данных преобразований целиком и полностью зависят от внутренних факторов, национальных и исторических способностей того или иного государства. Главным противоречием модернизации является конфликт между её универсальными целями (или нормами «мировой политической культуры») и традиционными, национальными ценностями и традициями развивающегося государства. Цели и ценности модернизации, проникая в сложившийся менталитет того или иного государства, порождают мощные социальные дисфункции, перенапряжение структур и механизмов управления.

Поэтому правящие структуры, заинтересованные в реализации реформаторской политики, должны максимально снижать взрывную реакцию политического поведения граждан, искать способы встраивания социокультурной архаики в логику общественных преобразований. Только последовательность и постепенность использования национальных культурных стереотипов могут способствовать позитивному решению стоящих перед обществом проблем. Ни игнорирование прежних традиций, ни гоночный темп реформ психологически непосильны для человека традиционного общества. В противном случае протест «массы рассерженных индивидов», даже не возражающих против модернизации как таковой, может быть направлен против реформаторского режима и вызвать достаточно серьёзную дестабилизацию в обществе, поставить под вопрос реализацию принципиально необходимых целей.

Правящие режимы должны акцентировать внимание на правовых способах решения конфликтов, соблюдении равенства всех граждан перед законом, решительно пресекать политический радикализм, противодействовать терроризму.

Важным выводом теории модернизации является положение о двух этапах этого переходного процесса: условно говоря, первичном, когда развитие осуществляется по преимуществу за счет внутренних ресурсов и источников, и вторичном, предполагающем более активное привлечение зарубежной помощи. Модернизируемые страны, будучи смешанными обществами, т.е. сочетающими элементы традиционного и современного устройств, обладают мощными источниками как внутренних, так и внешних конфликтов.

Повышенная конфликтность социальных и политических процессов в условиях модернизации определяет весьма высокую вероятность немирных способов урегулирования общественных преобразований. В модернизируемых государствах не только проблематична институализация демократических норм и принципов власти, но и достаточно высока вероятность попятных политических процессов.

В целом, для успешного реформирования модернизируемых государств необходимо достичь трёх основных консенсусов между правящими и оппонирующими политическими силами: а) по отношению к прошлому развитию общества (избежать «охоты на ведьм», стремиться к примирению побеждённых и победителей, относительному затишью полемики по поводу переоценки прежних режимов правления); б) в установлении временных норм при обсуждении в условиях политической свободы целей общественного развития; 3) в определении правил «политической игры» правящего режима.

Можно выделить следующие важные аспекты экономической политики, которые надо принимать во внимание в условиях постиндустриальной фазы модернизации.

Во-первых, гораздо важнее сама возможность государства способствовать эффективной корректировке отраслевой структуры производства, при которой власть готова гибко защищать политическими (в том числе и внешнеполитическими) методами всех, кто добивается успеха в мировой конкуренции.

Во-вторых, выдвижение на передний план задачи обеспечения гибкости и адаптивности экономической системы, способности экономических агентов быстро и адекватно реагировать на вызовы времени. Адаптивность приходит на место концентрации ресурсов в качестве ключевого ориентира государственной политики.

В-третьих, приоритетное значение для государства и частного бизнеса имеют инвестиции в человеческий капитал. Это относится, прежде всего, к таким сферам, как образование и здравоохранение. Последнее помимо гуманитарной составляющей может иметь значительный мультипликативный эффект.

В-четвёртых, обеспечение достаточного уровня открытости экономики. Причём внешнеэкономическая политика должна быть сориентирована на формирование и стимулирование развития новых, высокотехнологичных секторов, а также глубокой переработки продукции традиционного экспорта. Открытость экономики важна и как инструмент, позволяющий ограничить тенденции крупнейших производителей (финансово-промышленных групп) к монополизации экономической и политической жизни страны. Именно на постиндустриальный прорыв, а не на защиту «отечественных товаропроизводителей» должно быть нацелено вступление в ВТО.

Каждый успешный модернизационный проект уникален, т.е. он предполагает способность политических лидеров и интеллектуальной элиты найти те ключевые решения, которые обеспечат искомый прорыв в данной стране и в данную эпоху. Именно поэтому искусство экономической политики было и остаётся ключевым моментом при выработке стратегии рывка – будь то индустриального или постиндустриального.

1.9. Культурная модернизация

Для понимания модернизации с социокультурных позиций важными характеристиками здесь выступают изменение ценностей, идентичности.

Понятие «культурная модернизация» рассматривается как процесс формирования, развития, трансформирования и международного взаимодействия современных культур на пути формирования более глобальных культурно-духовных ценностей, формирующих толерантные доверительные взаимоотношения внутри одного государства, между государствами и народами мира, обеспечивающих ускоренное прогрессивное развитие всего человечества.

Поскольку культурная модернизация является частью модернизации в целом, то, объединив такие подходы к изучению модернизации, как экономический, политологический, исторический и культурологический, культурной модернизацией можно считать деятельность субъектов (в частности, индивидов, групп, общества в целом и государства) по изменению своих ценностей и идентичности в целях своей адаптации в современном развитом обществе и государственное устройство.

После победы в начале ХХ века революции, в том числе и культурной, целью было создание всех условий для развития гармоничной творческой личности, а также способствование становлению единой общечеловеческой культуры в коммунистическом обществе. Если прежде «создание» культуры было доступно лишь небольшой части населения, то предстояло революционным путем создать среду, в которой каждый индивид из «пассивного потребителя» становился «активным творцом» культуры.

Главной движущей силой этого процесса предстояло стать народу, поэтому было предложено два этапа его осуществления. На первом этапе предстояло сформировать социалистическую культуру. Для этого предстояло решить такую задачу, как демократизация культуры, куда включались система народного просвещения, система перевоспитания, создание условий для развития национальных культур. Второй этап, завершающая стадия, предполагал коммунистическое строительство, преодоление различий между умственным и физическим трудом, городом и деревней.

В узком смысле культурная революция была направлена на решение задач народного просвещения и образования. Исходя из изложенного, можно сравнить понятия «культурной модернизации» и «культурной революции» по нескольким направлениям.

Во-первых, с точки зрения субъекта проведения. Детерминированные особенности культурной модернизации и культурной революции как процессы реформирования состава субъектов в обоих случаях достаточно схожи. Среди них особенно выделяются государство, общество, сообщества, индивид. Естественно, что роль индивида значительна, поскольку именно на изменения ценностей каждого человека направлены оба процесса. Так, при модернизации принято говорить о росте самосознания индивида и индивидуализма, при культурной революции – об активном участии каждого в процессе сотворения культуры. Таким образом, оба процесса должны способствовать преодолению пассивности индивида. Особо отметим направленность обоих процессов на преодоление отсталости традиционного общества, его перехода в качественно новое состояние. Государство же можно анализировать и как форму объединения предприятий, и как самостоятельный субъект.

За последние десятилетия процессы глобализации значительно ослабили позиции национальных государств, но их значение для проведения реформ будет значительно. Различается степень участия государства при культурной революции и культурной модернизации, которая заметно выше при первой.

При культурной революции для становления индивида как активного участника процессов создания культуры важно всенародное просвещение и образование, в этих же целях должна реформироваться система распределения и потребления культурных благ и ценностей. Предполагается значительное участие коллектива и общества при формировании каждого индивида. Рыночная система же опирается, в первую очередь, на индивидов, призывая к свободе личности и ограничению роли государства, что противоречит реалиям Таджикистана.

Проводя сравнение по объекту проведения, культурная модернизация и культурная революция представляют собой целенаправленные процессы, направленные на изменение ценностей, исходя из культурологического подхода. Учитывая, что обе модели были изначально основаны на религиозных ценностях, с разницей в степени признания такого положения, можно прийти к выводу, что в конечном итоге для систем характерна трансформация ценностей и смещение базовых основ в сферу частного интереса. Сделать добродетель понятием светским, привнести её в мирскую жизнь.

При культурной революции требуется изменение характера участия индивида в культуре (активное, а не пассивное), участие каждого индивида, всеобщее образование, народное просвещение, сохранение культурного наследия (что оказалось не всегда реализуемо на практике), доступность памятников культуры и прочее. При капитализме основная цель состоит в создании наиболее благоприятных условий для существования и развития капитализма, для максимального удовлетворения индивидом своих потребностей. При этом необходимо дать возможность каждому индивиду участвовать в экономической деятельности, чтобы каждый мог проявить свои способности и его «успех» зависел бы непосредственно от него. Для развития индивида необходимо также преодолеть некоторые запреты, ограничивающие его свободу.

При модернизации возрастает роль знаний, именно знание и наука становятся приоритетными. Однако это положение вовсе не означает всеобщее бесплатное образование как систему приобщения широких слоёв населения к обучению. В этой связи особое внимание привлекают публикации о сокращении уровня образованности населения. При сравнении понятий культурной модернизации и культурной революции можно рассматривать последнюю как путь прогресса для некапиталистических стран.

1.10. Социальная модернизация

Социальные изменения ставят людей перед новыми ситуациями и побуждают их вырабатывать новые формы деятельности. Изменения в поведении людей, а также в культуре и структуре нашего общества вызывают взаимодействие множества факторов. Социологи выделяют ряд особо важных факторов, воздействие которых различается в зависимости от ситуации, времени и места.

Физическая среда. Люди живут в определённой среде обитания. К числу главных адаптивных механизмов, имеющихся в распоряжении населения, относятся социальная организация и технология. Если окружающая среда по какой-то причине изменяется, её обитатели, выработавшие определённый тип адаптации к ней, должны отреагировать на эти перемены соответствующими институциональными изменениями, новыми формами социальной организации, новыми техническими изобретениями. Кроме того, человек также оказывает значительное воздействие на свою физическую среду.

Население. Изменения в численности, структуре и распределении народонаселения также сказываются на культуре и социальной структуре общества. “Старение” общества, также создает серьезные проблемы с рабочими местами, поскольку возросло число работников среднего возраста, добивающихся продвижения по служебной лестнице. Все большее число людей ожидает своего шанса для продвижения по службе, но вакансий появляется меньше, чем кандидатов, которые желают их занять.

Конфликты из-за ресурсов и ценностей. Конфликт – это форма взаимодействия людей в борьбе за ресурсы или ценности. Интересы индивидов и групп противоречат друг другу; их цели несовместимы. Неудивительно, что конфликт становится источником социальных изменений. Для достижения своих целей в ходе такой борьбы члены группы должны мобилизовать свои ресурсы и возможности. Конечно, конфликт также часто предполагает переговоры, достижение компромисса или умение приспосабливаться, что приводит к возникновению новых институциональных структур. Однако история показывает, что исходом такого взаимодействия редко бывает полное достижение целей участвующих в борьбе сторон. Чаще всего конечный результат выражается в образовании качественно новой целостной структуры. Старый социальный порядок постоянно подтачивается и уступает место новому.

Поддерживающие ценности и нормы. Ценности и нормы, принятые в обществе, действуют как своего рода “цензоры”, разрешающие или запрещающие какие-то новшества. Они также могут действовать как “стимуляторы”. Интересно сравнить нашу готовность к принятию технических новшеств с нашим сопротивлением переменам в экономической теории, религии или моделях семьи.

1.11. Модернизация стран Азии

»Азиатскими тиграми» принято называть Южную Корею, Сингапур, Гонконг и Тайвань – страны, продемонстрировавшие с начала 1960-х годов настоящее экономическое чудо. Позже к ним примкнули Малайзия, до известной степени Филиппины и гигантская экономика Китайской Народной Республики (КНР). Ниже на примере ряда стран из их числа мы вкратце отметим некоторые аспекты модернизации в Сингапуре, Тайване и КНР, специфика модернизации которых очень близка к применению в условиях Таджикистана.

1.11.1. Модернизация Сингапура

Модернизация Сингапура прошла с 1959 по 1990 годы. Сингапур представлял собой маленькую бедную страну, которой приходилось импортировать питьевую воду, строительный песок и самые насущные виды сырья. Стратегия экономического развития правительства строилась на превращении Сингапура в финансовый и торговый центр Юго-Восточной Азии, а также на привлечении иностранных инвесторов. Сингапур страдал от высокой коррупции.

Началось всё с законодательной реформы, целью которой было устранение всякой возможности двойного толкования закона и каких-либо двусмысленностей. Упрощалась процедура регистрации производственных фирм (вплоть до отмены лицензирования). Открытие своего дела и привлечение инвесторов ставилось на первое место.

Далее последовал жёсткий отбор пожизненных судей и установка им очень высоких окладов, установление равенства закона (в т. ч. для членов правительства и родственников премьера). Несогласным пришлось сесть в тюрьму или бежать из страны. Несогласными оказались и часть бывших сподвижников и даже родственников премьера. Очень жёстко подавлялась мафиозная деятельность.

Личный состав полиции был заменён с преимущественно малайцев на преимущественно китайцев. Госслужащим, занимающим ответственные посты, были подняты зарплаты до уровня, характерного для топ-менеджеров частных корпораций. Был создан независимый орган с целью борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти. Ряд министров, уличённых в коррупции, были приговорены к различным срокам заключения либо они покончили жизнь самоубийством, либо бежали из страны. В итоге Сингапур (в соответствии с международными рейтингами) стал одним из наименее коррумпированных государств мира. Уровень преступности в Сингапуре – один из самых низких в мире, при этом законы в Сингапуре достаточно суровые, существует смертная казнь. Проявление национальной вражды и ненависти карается законом.

Правительство тратило крупные суммы на обучение сингапурских студентов в лучших университетах мира. Правительство придавало большое значение тому, чтобы сделать большинство населения собственниками жилья. В 1960-е годы была создана система ипотечного кредитования, резко выросло жилищное строительство и к 1996 году лишь 9% квартир сдавались внаём, а остальные были заняты собственниками. Сингапур превратился в одну из самых спокойных в смысле коррупции, стран.

Объём внешней торговли (2008) – около 455,3 млрд долл. США. Экспорт 235,8 млрд долларов.

1.11.2. Модернизация Тайваня

По мнению тайваньских учёных, модернизация – сложное социальное явление, имеющее следующие двенадцать признаков.

Первый. Уровень урбанизации. Современное государство не может иметь только несколько крупных городов. Должно существовать определённое, рациональное соотношение между городскими и сельскими районами страны с тем, чтобы не было заметных различий между городом и деревней.

Второй. Уровень грамотности и наличие системы профессионального образования. Основой современного общества является широкое распространение образования, в том числе профессионального. Это значит, что в нём практически не должно быть неграмотных. Кроме того, любой человек должен иметь возможность получить обучение той специальности, которую он избрал.

Третий. Уровень модернизации любого государства определяется количеством выпускаемых в нём газет, ибо это свидетельствует не только о культурном уровне граждан, но и об интересе к делам общества. Естественно, что количество находящихся в обращении газет напрямую зависит от свободы печати.

Четвёртый. Политическая демократизация. Её признаками являются существование оппозиционных партий, предоставление всем политическим силам одинаковых условий для своей деятельности, возможность тайного голосования на выборах.

Пятый. Гарантия свободы предпринимательства. Этот признак является основополагающим для характеристики модернизации, ибо он составляет каркас свободы, народоправства и управления с помощью законов.

Шестой. Признание общества секуляризованным организмом. Самое большое отличие современного общества от традиционного состоит в том, что в нём нет различий по наследственным и социальным признакам.

Седьмой. Увеличение скорости социальной мобильности людей. Происходит быстрое перемещение людей из деревни в город, из одной профессиональной группы в другую. У членов общества появляется гораздо больше возможностей для проявления своих способностей и знаний.

Восьмой. Дифференциация профессий. В результате научно-технического прогресса общество перестало быть чисто аграрным либо чисто индустриальным, значительный удельный вес в нём занимает сфера обслуживания. Произошла дифференциация профессий: количество их быстро возросло.

Девятый. Непрерывное появление самодеятельных общественных организаций. Дифференциация и усложнение производства и общественной жизни приводят к появлению большого количества самодеятельных общественных организаций, каждая из которых защищает интересы определённого конкретного социального слоя или профессиональной группы людей.

Десятый. Осознание гражданами государства своей принадлежности к одному и тому же обществу. В современном обществе его члены избегают насильственных или вооруженных методов при решении назревших проблем, все социальные установления и нормы изменяются с соблюдением законных демократических процедур. Это тем более относится к руководителям государства, они не должны применять силу в качестве орудия управления.

Одиннадцатый. Существование независимой судебной системы. При принятии решений суды должны быть независимы от влияния каких-либо партий и органов государственного управления любого уровня.

Двенадцатый. Полная духовная свобода, отсутствие каких-либо идеологических запретов.

Объём средств, выделяемых на Тайване на образование, определяется его Конституцией, согласно которой в бюджете центрального правительства он не может быть меньше 15%; провинциального – меньше 25%, уездных и городских – меньше 35%. Ежегодные расходы на образование в тайваньском бюджете составляют 17%, (для сравнения, в США они равны 18,2%, Франции – 18%, Великобритании – 21%, Японии – 16,2%).

Благодаря всеохватывающей и демократически организованной системе образования, практически каждый тайванец имеет возможность получить то образование, которое ему нужно. 99,5% подростков охвачены обязательным девятилетним образованием. Неграмотные составляют только 6% населения, ставится задача снизить неграмотность до уровня развитых стран, т.е. до 2%. На Тайване учителя, преподаватели имеют высокий социальный статус, что связано с уважительным отношением к интеллигенции вообще.

Золотовалютные запасы острова сейчас занимают 4-е место в мире после США, КНР и Японии. ВВП на душу населения, который в 50-е годы находился на уровне Нигерии или Эфиопии, приблизился к уровню наиболее развитых стран Евросоюз (более $30 тыс.).

Важнейшими составляющими экономического рывка Тайваня являются:

1. Сюда перебралось много бизнесменов с огромными капиталами, инженеров и высококвалифицированных рабочих.

2. Верно избранная экономическая стратегия и приоритеты развития. Поскольку долгое время чуть ли не единственным ресурсом Тайваня была дешёвая, исключительно дисциплинированная и достаточно квалифицированная рабочая сила, то на первых порах акцент был сделан на экспортно-ориентированную лёгкую промышленность, то самое производство одежды, тканей, париков, мягких игрушек и пр. Используя эти конкурентные преимущества, тайваньцы начали проникать на мировые рынки. В 80-е годы, с накоплением предпринимательского опыта и инвестиций, они перешли к следующему этапу – к развитию металлургии, судостроению, нефтехимической промышленности. Перерабатывали ввезённое из-за границы сырьё, а изготовленную по иностранным технологиям продукцию отправляли на экспорт.

Когда же рабочая сила перестала быть дешёвой, Тайвань занялся структурной перестройкой экономики, подчинив практически всё развитию наукоёмких отраслей. Ему, лишённому природных ресурсов, как нельзя кстати пришлась информационная революция, повезло ему и в определении своей ниши в ней. Тайвань одним из первых пошёл по пути создания специальных экономических зон и технопарков, прототипами которых, конечно же, стала знаменитая американская Кремниевая долина. Компьютерная и микроэлектронная промышленности являются приоритетными в современном Тайване, достаточно сказать, что они дают более 50% ВВП.

3. Доминирование малых и средних предприятий является особенностью, да что там, «позвоночником» экономики Тайваня и одной из главных слагаемых «тайваньского экономического чуда». Сегодня их важность для экономики определяется тем, что они составляют около 98% общего числа фирм, обеспечивают 65% стоимости экспорта и 78% занятости на острове. Существует множество льгот, сотни специальных подготовительных курсов и центров, разнообразные пособия и методики, профессиональные инструкторы, базы данных о рынках, новейших технологиях, об уровне прибыльности и т.п. Здесь были использованы все преимущества малого и среднего бизнеса: гибкость, чуткость и быстрота реакции на рыночные перемены, разнообразие специализации, готовность выполнять малые заказы, ориентация на семейные ресурсы, тесные личные контакты с поставщиками и клиентами, отсутствие монополиста. Всё это усиливало конкуренцию, повышало качество продукции, в конечном счёте, стало обеспечением долгого успешного её экспорта. Другими словами, малый и средний бизнес проявил уникальную способность легко приспосабливаться и выживать практически в любых условиях. Принцип «мелкого дробления» оказался очень удачным экономическим решением.

4. Профессиональная подготовка населения, как известно, является одним из решающих условий создания предприятий с новейшими технологиями. На Тайване долгое время был настоящий культ учёности. Наиболее способные студенты учатся во многих странах мира за казённый счёт, создаются все условия для репатриации инженеров и учёных, получивших образование в США (40% всех инженеров и исследователей Синьчжу – это вернувшиеся из-за рубежа тайваньцы).

5. Благоприятная деловая среда. Компания, открывающая свой бизнес в том же Синьчжу, не только на первые пять лет освобождается от налогов, но и получает банковские займы под очень низкий процент, правительственные гранты на исследования и технологические разработки. Там действует принцип «одного окна», когда все вопросы, связанные с работой компании, решаются в самой администрации технопарка. В официальных учреждениях и в помине нет такой волокиты с бумагами, как на постсоветском пространстве. Всё необходимое для открытия бизнеса делается очень быстро и легко. Сегодня Тайвань ищет инвестиции для развития биотехнологий, «зелёной» энергетики, сельского хозяйства, туризма, индустрии культуры и науки. В целом, властями поставлена амбициозная задача: превратить Тайвань в центр региональной торговли, инвестирования и нововведений.

6. Политическая и социальная стабильность. Устойчивый рост экономики здесь обеспечивался твёрдой государственной волей. Режим был авторитарный, чрезвычайное положение действовало до 1987 года (опасались вторжения со стороны КНР). Но в отличие от большинства других «азиатских тигров», здесь обошлись без серьёзных политических репрессий. Тайваню в целом удалось сохранить бесконфликтность на всех этапах, что позволило привлечь значительные иностранные инвестиции и ускорить промышленный рост.

7. Социальная направленность экономической политики. «Чудо» было не только в стремительном экономическом росте, но и в том, как быстро он вывел жизнь тайваньцев на достойный уровень, сегодня вполне сопоставимый с западными странами. Тайвань изначально не устраивала социальная политика, в результате которой «богатые делаются богаче, а бедные – беднее». В результате, на острове одно из наиболее благополучных соотношений богатых и бедных в мире: 4 к 1. Между прочим, в начале экономических реформ оно было 15 к 1. В Тайване справедливо считают, чем богаче каждый житель страны, тем богаче сама страна. Это, кстати, помогло сформировать достаточный внутренний рынок. А власть получила поддержку у населения для своей экономической политики.

8. Улучшение отношений с КНР. В последние годы произошёл буквально прорыв в китайско-тайваньских отношениях: установлено прямое почтовое и транспортное сообщение, торговые отношения, сокращены пошлины и тарифы на несколько сотен видов продуктов и товаров, поставляемых из Тайваня в Китай. Сегодня именно материковый Китай является главным рынком для тайванского экспорта (40% экспорта). История успеха Тайваня показывает чёткую связь достижений в экономике с культурой и ментальностью народа, выработанных веками.

1.11.3. Модернизация Китая

Ослабление, а затем и прекращение в связи с распадом Союза Советских Социалистических Республик (CCCP), биполярной конфронтации и «холодной войны» дали Китайской Народной Республике благоприятный шанс для осуществления всесторонней модернизации. Выработанная стратегия экономических реформ и политики открытости – это тот реалистический путь проведения модернизации, который выстрадал Китай. В идеологическом плане новая стратегия получила развитие в виде концепции «строительства социализма с китайской спецификой».

Первоочередной задачей модернизации в Китае считают ликвидацию бедности и убогости, безграмотности, преодоление резкого разрыва в уровнях культуры между городом и деревней и в уровнях социально-экономического развития между приморскими (восточными) районами страны и внутренними (западными) регионами, повышение уровня «средней зажиточности».

На первый план ставится развитие производительных сил и эффективности экономики. Хотя по замыслу «социализм с китайской спецификой» и рассматривается как стратегия опережающего развития, на практике он выглядит, по сути, как сочетание стратегии догоняющего развития и «стратегии использования сравнительных преимуществ», опробованной «малыми тиграми».

В 1982 году в стране начались социально-экономические реформы, последовательное осуществление которых сделало Китай новой «мастерской мира», главным производителем товаров и услуг (нефинансового характера) в глобальной экономике. Избранная Китайской Народной Республикой стратегия модернизации страны позволили за истекшие два с лишним десятилетия осуществления реформ достигнуть очевидных результатов, которые в концентрированном виде можно свести к четырем позициям. Достигнуты стабильные и высокие темпы экономического роста. С 1979 по 1997 годы они были самыми высокими в мире и составляли 9,8 процента. ВВП страны за два с небольшим десятилетия вырос более чем в 20 раз.

За все годы реформ объём прямых инвестиций составил свыше 500 миллиардов долларов, и Китай вышел на первое место по инвестициям среди развивающихся стран. Сократилось число беднейших слоев: с 250 до 45 миллионов. Повысился научно-технический уровень. Обновлено более 90 процентов промышленного оборудования, которое на 26 процентов соответствует международному уровню и почти на 30 –передовому внутригосударственному уровню. За счет научно-технического прогресса обеспечивается более 30 процентов экономического роста страны.

К 2050 году стоит задача достижения нынешних среднедушевых показателей развитых стран. На конец XXI столетия отодвигается решение задачи выравнивания уровня социально-экономического и культурного развития Китайской Народной Республики с самыми развитыми странами мира.

Главный фактор производства, а акцент переносится на достижение качественных изменений в китайской экономике при высоких темпах прироста, сдвигается в сторону наукоёмкого производства, реформирования банковско-финансовой системы, коренной перестройки государственной промышленности. Частному предпринимательству по конституции предоставляются равные права с государственным. Для повышения эффективности государственных предприятий они преобразуются в крупные корпорации. Главным фактором экономического роста рассматривается научно-технический прогресс.

Реализации шанса Китайской Народной Республики на экономический прорыв благоприятствует целый рад внутренних и внешних факторов. К первым относятся: высокий процент накопления (40 процентов) в условиях сравнительно низкого уровня потребления, приверженность населения конфуцианской этике коллективизма, трудолюбия и долга, огромное количество дешевой рабочей силы (в настоящее время в Китае свыше 700 миллионов работоспособного населения), благоприятный внутренний инвестиционный климат и высокое доверие населения Поднебесной к государственным финансовым институтам, что позволяет привлекать огромные внутренние и внешние инвестиции; наличие крупного потенциала науки и техники; эффективная система заимствования опыта управления промышленностью и менеджментом и использования иностранных инвестиций в специальных экономических зонах, зонах научно-технического развития и открытых зонах; большие валютные запасы, стабильность китайской валюты и доверие к ней внешних инвесторов, сбалансированность внешнего долга и валютных запасов страны.

К серьёзнейшим внутренним вызовам и проблемам следует отнести, прежде всего, колоссальное демографическое давление, необходимость поддержания и обеспечения роста благосостояния, удовлетворения культурных и материальных потребностей населения. Для поддержания нынешнего уровня благосостояния населения Китай ежегодно расходует около 4 из 8 процентов прироста ВВП, то есть для осуществления задачи модернизации и решения социальных проблем Китай должен постоянно поддерживать темпы развития не менее 7 процентов.

До сих пор не решена проблема огромной излишней рабочей силы. В стране, по оценкам китайских аналитиков, в настоящее время количество безработных и полубезработных колеблется от 153 до 180 миллионов человек. Государство расходует громадные средства на поддержание их существования. Однако это одновременно создаёт и серьёзные вызовы политической и экономической стабильности в стране.

Вмешательство властей в распределение ресурсов приводит в условиях рынка к фактической коммерциализации власти, позволяет бюрократии через властные рычаги производить распределение профита в свою пользу. Это явление в Китае получило название «серое распределение» и расценивается китайскими аналитиками как незаконное использование власти для осуществления первоначального накопления капитала. Национальным бедствием объявлена коррупция.

Китайская мечта появилась не случайно, и руководство Китая работает над её осуществлением. Есть два аспекта осуществления «китайской мечты».

Во-первых, к 2021 г., сотой годовщине создания КПК, Китай удвоит ВВП и среднедушевые доходы городского и сельского населения по сравнению с 2010 годом. Планируется, что ВВП на душу населения достигнет 10000 долларов (в 2010 году этот показатель составил 4682 доллара). К этому времени, в Китае с его более чем миллиардным населением будет полностью построено среднезажиточное общество.

Во-вторых, к 2049 году, то есть к сотой годовщине образование КНР, Китай должен превратиться в богатое, могущественное, демократическое, цивилизованное и гармоничное модернизированное социалистическое общество. Суть «китайской мечты» – богатое и могущественное государство, подъём нации, счастье народа.

Концепция «китайской мечты» представляет собой часть постоянно развивающейся и совершенствующейся идейно-теоретической китайской системы.

»Китайская мечта» не является краткосрочным планом, это взгляд на прогресс и развитие Китая в течение ближайших десятилетий. При этом в реализации «китайской мечты» самыми важными методами являются углубление реформ, совершенствование и развитие системы социализма с китайской спецификой, продвижение модернизации системы государственного управления, придание рынку решающей роли в распределении ресурсов. Руководство партии и страны создало руководящую группу по всемерному углублению реформ, чтобы координировать их ход, стимулировать процесс проведения реформ и контроль над выполнением планов.

Наконец, можно отметить следующие особенности китайской модернизации:

– системная модернизация Китая впервые в истории осуществляется к «постидустриальному» и глобализационному уровню общественного развития;

– системная модернизация Китая впервые в истории затрагивает настолько масштабную человеческую общность – более 1,5 миллиарда человек;

– системная модернизация Китая проводится впервые в истории самого Китая и, похоже, представляет собой единый процесс, растянутый более чем на столетие;

– истинные цели и движущие силы системной модернизации Китая в соответствии с традиционными «даосскими» стратагемами его культуры не только не декларируются, но и тщательно скрыты (или просто непонятны, а потому «невидимы») для «непосвященных»: как «внешних варваров», так и подавляющего большинства собственного населения.

При этом исторический опыт Китая за последние 65 лет точно так же, как и исторический опыт СССР, подтверждает, что социальный и технологический прогресс вовсе не является исключительной прерогативой Запада.

2. Оптимизация использования трудовых ресурсов и повышение производительности труда – необходимость для модернизации Таджикистана

2.1. Трудовые ресурсы – основное богатство Таджикистана

В Таджикистане за годы независимости численность населения выросла с 5,5 млн до 8,3 млн человек. Примерно 44% жителей страны составляют дети в возрасте до 15 лет, и ещё 7% населения – люди пенсионного возраста, т.е. более 50% таджикистанцев нетрудоспособны. Из 4 млн человек трудоспособного населения половину составляют женщины, среди которых работают примерно 50%, т.е. 1 млн человек. По официальным данным республики, до 5% трудоспособного населения остаётся безработным. Таким образом, количество трудоспособного населения составляет менее 3 миллионов. Естественно, что такой состав населения требует больших государственных дотаций на социальные нужды.

Ежегодный прирост населения составляет более 2,5%, т.е. в среднем ежегодный прирост населения равен 200 тысяч человек. Исходя из этого, по нашим прогнозам, до 2020 года население Таджикистана достигнет более 10 млн человек.

В концепции демографического развития Таджикистана особое внимание должно быть уделено повышению культурно-образовательного уровня населения, просветительской работе, заботе о здоровье, воспитанию современных представлений о месте женщины в обществе. Меры по регулированию рождаемости не должны носить принудительно-репрессивного характера.

Поскольку основным социальным зарядом является человек, в ближайшее время необходимо поощрять рост населения с тем, чтобы его естественный уровень не уменьшился. При высокой производительности труда и рациональном использовании природных ресурсов в Таджикистане могут жить и работать от 30 до 50 млн человек.

Важным фактором, влияющим на динамику рождаемости, является занятость женщин в народном хозяйстве, повышение культурного и материального уровня населения, изменение образа жизни.

Процесс создания новых рабочих мест отстаёт от ускоренного роста населения и трудовых резервов. Сейчас внутренний трудовой рынок не имеет возможности обеспечить безработных рабочими местами, поскольку ежегодно рынок труда пополняется почти 200 тысячами выпускников школ.

Таким образом, трудовая миграция выступает стабилизатором ситуации на рынке труда Республики Таджикистан и уменьшает давление на него со стороны такого ежегодного избыточного притока трудоспособного населения за счёт рождаемости в количестве до 200 тысяч человек.

Отметим, что доля труда в ВВП является одним из важных социально-экономических показателей и отражает уровень свободы и развития данного общества. В развитых странах мира доля труда в ВВП доходит до 75%, а доля капитала, соответственно, – до 25%. Это означает, что национальное богатство этих государств на 75% процентов состоит из человеческого (интеллектуального) капитала, а на 25% – из природных ресурсов, производственных мощностей, недвижимости, транспортной и инженерной инфраструктуры и т.д.

В республике, не имеющей эффективных внутренних источников роста, важнейшим фактором, стабилизирующим социально-экономическое положение, являются денежные переводы трудовых мигрантов, поступающие, главным образом, из Российской Федерации.

При анализе темпов роста ВВП Таджикистана и объёма денежных переводов из России трудовыми мигрантами выявляется следующее.

По официальным данным Агентства по статистике при Президенте Республики Таджикистан, объём валового внутреннего продукта:

– за 2009 год составил 4,97 млрд долл. США, в 2010 г. – 5,6 млрд долл. США; темп его роста в 2010 году по сравнению с 2009 годом в сопоставимых ценах составил 6,5%;

– в 2011 г. – 6,5 млрд долл. США, темп роста по сравнению с 2010 годом составил 7,4%;

– в 2012 г. – 7,6 млрд долл. США, темп роста по сравнению с 2011 годом – 7,5%;

– за 2013 год – 8,5 млрд долл. США, темп роста по сравнению с 2012 годом – 7,4%.

Объём переводов таджикских трудовых мигрантов из России, по официальной статистике, в кризисном 2009 году составил 1 млрд 83 млн долларов США и составил 37% объёма ВВП, в 2010 г. – 2,29 млрд дол., что составило 48,9% ВВП, темп роста по сравнению с 2009 годом – 25%. В 2011 г. – 2,96 млрд. долларов, что составило 45,53% ВВП, темп роста по сравнению с 2010 годом – 29,2%. В 2012 году – 3,7 млрд долл. США, что составило 48,68% ВВП, темп роста по сравнению с 2011 годом – 25%. В 2013 году – 4,2 млрд долл. США, что соответственно составило 49,5% ВВП, темп роста по сравнению с 2012 годом – 13,5%. А в I квартале 2014 года объём переводов составил 648 млн долларов, что на 5,3% меньше того, что было отправлено в РТ за аналогичный период прошлого года.

Отметим, что за последние пять лет средний объём переводов трудовых мигрантов составляет 46% ВВП страны, а в последние годы приближается к 50%.

Таким образом, объём переводов таджикских трудовых мигрантов из России с 2009 года по 2013 год вырос в 2,3 раза, а ВВП за это время вырос в 1,71 раза. Это означает, что темпы роста ВВП намного меньше, чем темпы роста переводов мигрантов из России.

Денежные средства трудовых мигрантов шли в республику не только по банковским каналам. А это тоже немалые средства. Трудовые мигранты активно занимались направлением на родину и товарных потоков. Если суммировать переводы трудовых мигрантов по банковским и небанковским каналам, а также стоимость товарных потоков, то общая сумма поступлений от трудовых мигрантов будет более 5 миллиардов долларов.

Соответственно, основным источником роста ВВП являются денежные переводы мигрантов из России. Темпы роста ВВП с учётом денежных переводов мигрантов должны были быть от 12 до 14%, вместо 5-7% роста ежегодно. Денежные переводы мигрантов используются неэффективно, большая часть этих переводов вместо того чтобы вкладываться в качестве инвестиций в производство товаров и услуг проедается в сфере потребления. Поэтому рост денежных переводов компенсирует неэффективность экономики в целом и отставание темпов роста ВВП в других отраслях экономики страны. Трудовые ресурсы с учётом доходов тех, кто работает внутри страны, формируют более 75% ВВП страны.

Здесь дадим некоторые пояснения относительно показателя «доля труда в ВВП». Трудовые мигранты, которые работают в России, получают до 30% от общего объёма доходов или расходов в виде зарплаты, а остальную часть, более 70%, получает капитал. Соответственно доля труда, т.е. заработная плата тех, кто работают в Таджикистане, также составляет менее 30% от ВВП, что вызывает чрезмерное социальное расслоение общества. Но в совокупности общий доход трудовых мигрантов и тех, кто работают в стране, составляет более 75%.

Поэтому трудовые ресурсы являются одной из основных форм национального богатства Таджикистана и благодаря их эффективному использованию можно добиться качественного и количественного роста экономики на порядок выше.

По оценкам экспертов, дотации из союзного бюджета в 1989 г. обеспечивали 31,3% среднего уровня жизни населения республики, что в настоящее время компенсируются денежными переводами из России.

Согласно недавним данным ЕБРР объём переводов из России в Таджикистан за последнее время значительно уменьшился. Согласно показателю, отражающему общую экономическую зависимость ряда стран от РФ по различным направлениям, оказалось, что Беларусь и Таджикистан отличаются наивысшей степенью зависимости от России.

Как мы отметили, в Таджикистане денежные переводы мигрантов составляют более 49% ВВП, в результате чего последствия даже незначительного падения объёма платежей, присылаемых из России, будут весьма существенны.

2.2. Экономический потенциал трудовых мигрантов Таджикистана в России

Экономический потенциал рабочей силы определяется как совокупность физических и творческих способностей, знаний, навыков, опыта, духовных и нравственных ценностей, характеризующая трудовые ресурсы в данный момент времени в данной стране.

Для Таджикистана управление трудовым потенциалом мигрантов связано с оптимизацией увеличивающихся миграционных потоков из страны. С помощью регулирования миграционных потоков и их потенциала можно решать такие задачи, как более эффективное использование трудовых ресурсов, формирование баланса рынков труда и жилья, потребительского рынка, рост образовательного и профессионально-квалификационного уровня населения республики.

Россия лидирует как страна, куда направлен основной поток таджикской миграции, поскольку большинство таджикистанцев выросло в условиях Советского государства, их адаптация в России при всех трудностях происходит быстрее.

Первую волну мигрантов, которые получили образование в советский период и имели советский менталитет, Россия приняла хорошо. Но следом за ними едут в Россию те мигранты, которые выросли в условиях гражданского противостояния в Таджикистане, не имеющие достаточного уровня образования и культуры. В итоге сегодня мы наблюдаем нарастающую конфронтацию между новыми волнами таджикских мигрантов и коренными жителями России.

По данным ФМС России, на территории Российской Федерации, по состоянию на январь 2014 года, проживало и работало более 1,2 млн граждан Таджикистана.

В «Независимой газете» от 07.08.2014 г. пишется, что «за первое полугодие 2014 года за нарушение миграционного законодательства из страны было выдворено 62,5 тыс. иностранцев. При этом вернуться обратно в Россию не могут свыше 900 тыс. человек». Из них более 200 тысяч составляют граждане Таджикистана. Из достоверных источников стало известно, что до конца года это число может возрасти до 400 тысяч человек.

В соответствии с рекомендациями «круглого» стола от 23.11.2014 года по теме: «Состояние и правовое регулирование процессов трудовой миграции между Россией и Таджикистаном», прошедшего в рамках III конференции по межрегиональному сотрудничеству России и Таджикистана и IV Межпарламентского форума «Россия-Таджикистан: потенциал межрегионального сотрудничества» к правительству Российской Федерации было подготовлено обращение с просьбой рассмотреть вопрос об амнистии трудовых мигрантов-граждан Республики Таджикистан, совершивших два и более административных правонарушения, которым въезд на территорию РФ запрещён, а также вопрос о легализации трудовых мигрантов-граждан РТ, находящихся нелегально на территории РФ, поэтому можно сделать вывод, что число мигрантов из РТ, которым запрещён въезд в Россию, так сильно расти не будет. Но это не дает твёрдых гарантий, что не будут найдены другие причины для депортации трудовых мигрантов из Таджикистана.

Многие учёные и общественно-политические деятели считают, что Россия в перспективе не сможет обойтись без привлечения на свой рынок иностранных рабочих. Поэтому миграция из Таджикистана ещё долгое время не будет снижаться. Это происходит также и из-за того, что часть населения страны на психологическом уровне ориентирована именно на выезд из неё. Многие мигранты привыкли работать в России и, если даже у них появится возможность удовлетворить свои экономические потребности на родине настолько, насколько они удовлетворяют их, работая в России, они все равно будут мигрировать. Необходимость мигрировать стала частью общественного сознания и глубоко закрепилась в головах населения.

По данным Всемирного банка, таджикские мигранты в России переводят ¼ часть своего заработка на родину, а остальное расходуют в России. Они стабильно вносят достойный финансовый вклад в экономику России и продолжают восполнять дефицит населения.

Экономическую выгоду от миграции рабочей силы для Таджикистана можно исчислять, с одной стороны, суммой денежных средств, переводимых мигрантами, а, с другой стороны, направлениями использования этих средств получателями.

Помимо прямого воздействия на уменьшение уровня бедности и безработицы, трудовая миграция воздействует косвенно и на другие сферы экономики. Именно трудовая миграция является одним из основных импульсов развития экономики в целом. Переводимые мигрантами деньги увеличивают платёжеспособность населения, тем самым способствуя развитию всей экономики страны по цепочке. Приток конвертируемой валюты в экономику республики улучшает её инвестиционный климат, развивает её банковскую систему, страхует курс национальной валюты и покрывает отрицательный торговый баланс (разницу между объёмом импорта и экспорта) страны.

Одним из рыночных институтов, получившим ощутимое развитие благодаря денежным переводам, является банковская система Таджикистана. В свою очередь, государство вследствие усиления банковской системы может более эффективно проводить свою кредитно-денежную политику для оздоровления всей экономики.

Миграция рабочей силы из Таджикистана также во многом способствовала улучшению делового климата в республике. Многие мигранты открыли собственный бизнес в Таджикистане и занимаются предпринимательской деятельностью.

Но чем больше доля денежных переводов в ВВП, тем сильнее степень зависимости экономики Таджикистана от России.

Экономике, которая держится на потоке денежных переводов из-за рубежа, очень трудно будет сдерживать темпы инфляции и проводить стабильную кредитно-денежную политику в целом.

Как показывает практика, зачастую поступившие денежные переводы направляются на потребление. Рост потребления, как правило, вызывает рост импорта, и тем самым усиливается давление на платежный баланс страны, что делает экономику Таджикистана очень зависимой от импортёров. Импортёры обычно реагируют на рост спроса повышением цен на свои товары. Поэтому уровень цен оказывается намного выше, чем себестоимость товаров и услуг, что тяжёлым грузом ложится на плечи простых граждан страны.

Одна из негативных сторон эмиграции рабочей силы из Таджикистана – это то, что за границей мигрантам приходится заниматься неквалифицированной работой. Другая трудность, с которой сталкиваются мигранты, это необходимость переквалификации. Это часто приводит к тому, что учителя водят грузовики, а инженеры трудятся на стройке простыми рабочими. Однако неквалифицированная работа в России оплачивается в несколько раз выше, чем их квалифицированная работа дома. Проблема в том, что, когда они возвращаются домой, их профессиональные навыки оказываются утраченными. Следовательно, многие мигранты после того, как они завершают работать за границей, все равно не возвращаются к своей прежней профессии.

Поэтому трудовая миграция в целом понизила образовательный уровень населения страны. Миграция охватила все общественные слои населения республики, то есть и квалифицированных работников и неквалифицированных, но ради заработка за границей все они в одинаковой степени занимаются неквалифицированным трудом. Это, с одной стороны, способствует потере квалифицированными работниками своих навыков, с другой стороны, вызывает необязательное отношение населения к получению образования, особенно среди молодёжи.

Следовательно, эмиграция из Таджикистана, как насущная необходимость, способствует преодолению сегодняшних проблем за счёт снижения потенциала будущих трудовых ресурсов.

2.3. Положительный пример миграционной политики в Филиппинах

Последнее десятилетие нашего столетия характеризуется тем, что страны-импортёры и страны-экспортёры трудовых ресурсов вносят существенные коррективы в свою миграционную политику. Как известно, международная миграция населения и трудовых ресурсов возникает при наличии определённого контраста в уровнях экономического и социального развития и темпах естественного демографического прироста стран, принимающих и отдающих рабочую силу.

Вместе с тем мировая практика свидетельствует, что подобная трудовая миграция обеспечивает несомненные преимущества странам, как принимающим рабочую силу, так и поставляющим её. Но при этом возможно возникновение и острых социально-экономических проблем.

Например, для Филиппин, как и для многих других стран ЮВА, можно отметить следующие положительные моменты трудовой миграции:

  1. Смягчение условий безработицы внутри страны.

  2. Появление у страны-экспортёра рабочей силы дополнительного источника валютного дохода в форме поступлений от эмигрантов;

  3. Приобретение филиппинцами, уехавшими работать за рубеж, знаний и опыта; по возвращении домой они, как правило, пополняют ряды среднего класса, вкладывая заработанные средства в собственное дело, создавая дополнительные рабочие места.

Среди негативных последствий трудовой миграции можно назвать следующие:

  1. Тенденцию к росту потребления заработанных за границей средств.

  2. Желание скрыть получаемые доходы.

  3. »Утечку умов».

  4. Понижение квалификации работающих мигрантов.

Филиппины являются страной, которая имеет особо чёткое видение управления иммиграционными процессами и использует всесторонний подход по регулированию трудовой миграции, охватывающей все стадии процесса трудовой миграции: предварительное консультирование и проведение тренингов до устройства на работу, размещение, наём на работу, оказание поддержки мигрантам за границей, возвращение и реинтеграция, услуги по денежным переводам, а также защита прав трудовых мигрантов.

Надо осознавать, что доходы от использования труда мигрантов вне пределов своей страны играют огромную роль для экономики такой страны, как Филиппины. За последние 14 лет наблюдается очень высокий рост объёма валютных переводов в страну.

Денежные переводы трудовых мигрантов в Филиппины в 2000 году составили 6,2 млрд долл. США, в 2006 году – 15,2 млрд долл., а в 2013 году – 26 млрд долл.

К сведению отметим, что в 2013 году объём переводимых мигрантами в мире средств достиг отметки в 363 млрд долларов США. Мигранты являются выходцами из 137 стран мира. При этом абсолютным лидером по числу полученных от трудовых мигрантов денежных переводов стала Индия – более 71 млрд долларов. Китай и Филиппины заняли второе и третье места, получив по 60 и 26 млрд долларов США соответственно.

Самыми «гостеприимными» странами в плане числа находящихся в них трудовых мигрантов остаются США, Россия и Германия.

Целью направления денежных переводов является ослабление последствий нищеты для семей, оставшихся на родине, и повышение уровня жизни. В проведённом на Филиппинах исследовании показано, что эти денежные переводы дополняют доходы домашних хозяйств, которых тем не хватает для покрытия расходов на жизнь. В большинстве филиппинских семей, оставшихся на родине, денежные переводы идут на удовлетворение таких своих базовых потребностей, как обеспечение жильём, продовольствием и медицинскими услугами. Однако для многих молодых людей денежные переводы означают возможность продолжить учёбу и получить более качественное образование.

Ежегодно вместе с количеством эмигрировавших растёт и количество нелегальных мигрантов, поскольку большинство трудовых мигрантов из Филиппин отправляются по свету в поисках лучшей жизни, пользуясь отнюдь не официальными каналами. Преимущественными странами для эмиграции филиппинцев стали Соединенные Штаты, Саудовская Аравия, Малайзия, Канада, Япония, Италия, Австралия, Гуам, Великобритания и Республика Кореи.

Проблема «утечки мозгов» актуальна сегодня для всех экономически нестабильных уголков Земли, и Филиппины здесь не исключение. Чтобы хоть как-то приостановить отток лучших умов, была высказана идея устроить на Филиппинах мини-копию американской Кремниевой долины, где молодые филиппинские специалисты могли бы работать в любой сфере передовых технологий, обогащая свои знания и совершенствуя профессионализм. Франциско Сандеяс, профессор электротехники, выпускник Стэнфорда, в своё время предложил филиппинскому правительству создать собственный «хай-тек инкубатор». Молодым инженерам может казаться, что для продолжения своей карьеры им логичнее выехать за рубеж, где можно получить дополнительные знания по своей профессии, считает Сандеяс. Но эти люди уже не возвратятся на родину, если на Филиппинах не будут созданы для этого необходимые условия. Правительству, по мнению молодого инженера, нужно начать работу по созданию на Филиппинах мини-копии американской Силиконовой долины, куда филиппинские специалисты и эксперты, проживающие за границей, могли бы приезжать работать на определённый период для сотрудничества и обмена опытом или же жить там постоянно.

Сандеяс считает, что, посылая людей за границу на обучение, правительство делает хороший вклад в повышение интеллектуального уровня филиппинских специалистов, поскольку эти люди станут лидерами, способными обучить и других инженеров. Теперь Сандеяс – независимый инвестиционный менеджер и консультант по высоким технологиям, охватывающим полупроводники, оптическую технику и системы связи. В 1992 году он основал информационную сеть Brain Gain Network, призванную соединить Филиппины с мировыми технологическими центрами, к примеру, с той же Силиконовой долиной. Сандеяс предложил правительству начать с создания учебного центра в местечке Калабарзон, поселив там 50 молодых специалистов, получивших образование в США. Калабарзон тогда может получить статус свободной экономической зоны, где частные компании смогут субсидировать и поддерживать научно-исследовательские работы молодых.

Инвестиции, которые необходимы для обучения людей и возвращения специалистов из-за границы домой, окупятся, полагает Сандеяс. Политика, которую проводят Филиппины в сфере научно-технического сектора, резко отличаются от практики США, Тайваня, Китая, Сингапура, Кореи и других стран, которые, имея университеты и научно-исследовательские институты мирового класса, все равно посылают специалистов и студентов на обучение за границу, чтобы те расширили рамки своих знаний.

Сандеяс отметил, что если профессионалы в области информации и высоких технологий на Филиппинах не будут приобретать новые знания и совершенствовать своё техническое мастерство, они не смогут достойно конкурировать на мировом рынке со своими разработками. В этом случае иностранные инвестиции в научно-технический сектор страны прекратятся, а «утечка мозгов» примет ещё больший масштаб.

Вместе с оттоком рабочей силы, Филиппины являются также привлекательными и своей экономической инфраструктурой. За последние десятилетия выросло число партнёров-инвесторов, вкладывающих в развитие региона свои средства.

Основным преимуществом для инвестиций в Филиппины является наличие на территории государства так называемых «зон свободной торговли», что даёт возможность эффективной торговли между странами.

В качестве вывода необходимо сказать, что росту экономики в основном способствуют наличие квалифицированной дешёвой рабочей силы, льготная налоговая политика правительства, наличие ТНК, готовых инвестировать средства и отсутствие жесткого контроля по охране окружающей среды от отходов вредных производств. Филиппины зависимы от инвестиций во многих отраслях экономики. За счёт иностранного капитала там создаются новые рабочие места, реализуются социальные программы.

2.4. Рекомендации международных организаций по управлению трудовыми мигрантами

Международная организация труда (МОТ) на данном этапе развития мирового сообщества определила цели эмиграционной политики стран-экспортеров: эмиграция трудовых ресурсов должна способствовать сокращению безработицы, поступлению валютных средств от трудящихся-эмигрантов, которые используются для сбалансированности экспортно-импортных операций; эмигрантам за рубежом должен быть обеспечен соответствующий жизненный уровень; требование возвращения на родину эмигрантов сочетается с приобретением последними в зарубежных странах профессий и образования.

Современная международная трудовая миграция характеризуется активизацией и ростом влияния стран-экспортёров рабочей силы, которые используют различные методы и средства для достижения целей эмиграции, а именно:

методы и средства защиты интересов государства-экспортёра трудовых ресурсов путем регулирования масштабов эмиграции и качественного состава эмигрантов, выезжающих за пределы страны. Большинство государств демонстрирует своей эмиграционной политикой уважение прав своих граждан на свободное перемеще­ние. Некоторые страны проводят политику сдерживания эмиграции, особенно в отношении высококвалифицированных специалистов и в случае нехватки квалифицированной рабочей силы, а также при неблагоприятной демографической ситуации;

методы использования эмиграции в целях обеспечения ресурсами экономики страны путем привлечения валютных средств трудящихся-мигрантов. Для этого в национальных банках эмигрантам открывают валютные счета с более высокой процентной ставкой, создают им выгодные условия использования своих валютных средств для приобретения товаров и производственного оборудования и т. д. Ряд государств прямо обязывает трудящихся-эмигрантов переводить в страну происхождения значительную (иногда дифференцированную по категориям) долю полученной за границей заработной платы. Государство привлекает также средства частных посреднических организаций, занимающихся трудоустройством граждан за границей путем введения обязательных вкладов и страховок.

методы и средства по защите прав трудящихся-эмигрантов путём использования двусторонних соглашений и контрактной формы найма рабочей силы для работы за границей, которая призвана обеспечить определённые экономические и социальные гарантии (по заработной плате, оплате проезда, жилью, продовольственному обеспечению и медицинскому обслуживанию и т. д.), а также путём организации учреждений, фондов, представительств, назначения специальных должностных лиц и т. п. в целях контроля за выполнением условий международных соглашений по трудовой миграции, решения спорных вопросов в стране пребывания мигрантов и соблюдения их основных прав. В посольствах и представительствах некоторых стран за рубежом назначаются атташе по труду, которые призваны обеспечивать защиту прав трудящихся-мигрантов, в том числе разрешение спорных вопросов при их размещении, ведение переговоров с работодателями.

Заслуживает внимания опыт создания специальных фондов, в задачи которых, помимо контроля за соблюдением прав трудящихся-мигрантов и членов их семей, входит накопление средств (фонда благосостояния), предназначенных для обеспечения возвращающихся на родину мигрантов медицинским обслуживанием, жилищным строительством, расширенной сетью школ и т. п.

Меры, способствующие сочетанию защиты государственных интересов и защиты прав и свобод трудящихся-мигрантов.

Государство стремится выработать такой механизм регулирования миграции, который позволял бы совмещать защиту государственных интересов и интересов его граждан. Одним из инструментов реализации данной задачи является введение порядка обязательного государственного лицензирования деятельности по найму граждан для работы за границей. Цель лицензирования – наделение правом посредничества при трудоустройстве за границей только тех организаций, которые обладают достаточными знаниями, опытом работы, располагают надёжными международными связями и способны нести материальную и юридическую ответственность за результаты своей деятельности.

Меры, направленные на взаимную защиту интересов стран-экспортёров и стран-импортёров трудовых ресурсов (например, при проведении политики сдержи­вания масштабов миграции, нелегальных перемещений, стимулирования возвращения мигрантов на родину).

Эти меры должны быть также учтены при управлении трудовыми ресурсами и в эмиграционной политике Республики Таджикистан.

2.5. Необходимые меры по эффективному использованию трудовых мигрантов Таджикистана в будущем

Мировой рынок трудовой миграции характеризуется избытком неквалифицированной рабочей силы. Из-за перемен на мировом рынке труда низкоквалифицированные рабочие становятся всё менее востребованными. К примеру, аналитика показывает, что в ближайшее время на мировом рынке будут широко востребованы квалифицированные медицинские и инженерные кадры, специалисты по информационным технологиям, квалифицированные рабочие и так называемые «сотрудники среднего звена».

На текущий момент для мигрантов Таджикистана в России в основном актуальными являются строительные, сельскохозяйственные и другие профессии. Например, требуются такие профессии, как водители, механизаторы, слесари, сантехники, плотники, фрезеровщики, токари, сварщики, крановщики, промышленные альпинисты, парикмахеры и многие другие виды рабочих профессий. В перспективе руководству Таджикистана необходимо постоянно проводить анализ рынка труда России и других стран, чтобы знать, каким профессиям актуально обучать свои трудовые ресурсы в расчёте на ближайшую перспективу. Необходимо инвестировать в развитие трудовых ресурсов Таджикистана как экспортно-направленной отрасли экономики страны.

Также необходимо совершенствовать инфраструктуру профессионального подбора и отправки трудовых мигрантов из Таджикистана, а также инфраструктуру приёма, легализации, трудоустройства, повышения квалификации и адаптации трудовых мигрантов в России и других странах, куда выезжают трудовые мигранты из Таджикистана. Исходя из этого, в Таджикистане необходимо организовать комплексную систему подготовки и переподготовки трудовых мигрантов.

Важное внимание должно быть уделено работе по созданию системы организованного набора. Государство должно взять на себя функции посредника между работодателями и трудовыми мигрантами. Пока этот рынок мигрантов отдан в распоряжение частных рекрутинговых фирм, таджикские трудовые мигранты обречены работать в теневых секторах экономики, сталкиваться с угнетением и нарушением своих прав.

Официальное трудоустройство таджикских мигрантов является одной из главных их проблем. Работодатели отказываются заключать с ними трудовые соглашения. От мигрантов поступает много жалоб и на то, что им постоянно задерживают выплату зарплаты, частично или полностью не оплачивают выполненную работу.

На законодательном уровне необходимо принять меры по поощрению вступления трудовых мигрантов в те или иные профессиональные союзы, которые помогали бы мигрантам заключать коллективные трудовые договора и контролировать социальные отчисления, содействовали бы повышению квалификации трудовых мигрантов, а также способствовали возвращению на практике мигрантам долгов и многого другого.

Необходимо создать и информационную службу в виде центра для сбора и передачи информации, необходимой таджикским мигрантам, что усовершенствует систему управления трудовым потенциалом мигрантов на уровне принимающих стран мира. Кроме того, необходимо осуществлять сбор информации о вакантных местах, существующих на предприятиях принимающих мигрантов стран, и передавать её в соответствующие органы, чтобы заполнять имеющиеся вакансии мигрантами соответствующей квалификации.

Легальная миграция, как постоянная, так и временная, предполагает некие приоритеты и режим благоприятствования в миграционной политике России и других принимающих стран в пользу квалификации, компетентности, конкурентоспособности, культурной и поведенческой совместимости.

Необходимо акцентировать внимание государственной власти на формировании у таджикских мигрантов таких качеств, как взаимная межнациональная и межрелигиозная терпимости, эффективная межкультурная коммуникация и др., способствующих интеграции мигрантов в принимающее их общество.

Многие эксперты отмечают низкое знание русского языка со стороны многих мигрантов из Таджикистана. Поэтому в Таджикистане нужно создавать необходимые условия, чтобы трудовые мигранты могли изучать русский язык, литературу, историю и основы законодательства Российской Федерации.

Помимо того, что мигранты несут большие затраты на проезд, им приходится преодолевать ещё большие трудности, когда они приезжают на место. Дискриминационной практике на рынке труда и жилья во многом способствуют «антимигрантские» настроения определённой части коренного населения.

В обособленных национальных анклавах, в которых часто действуют не законы, а разного рода «понятия», в первую очередь нарушаются права самих мигрантов, как со стороны собственных криминальных авторитетов, так и коррупционеров от власти.

Зная о трепетном отношении граждан Таджикистана к религии, заинтересованные таджикские общественные организации искусно используют религиозный фактор для реализации своих материальных и политических интересов. В мечетях и на местах компактного проживания и работы мигрантов они активно занимаются религиозной пропагандой, что может привести к появлению религиозного экстремизма. Все вышеназванные явления могут привести к росту межэтнической и межконфессиональной напряжённости.

В недавнем отчёте Софи Роше, исследователя из Центра Европы и Азии Гейдельбергского университета в Германии, об исследовании, проведённом среди мигрантов из Таджикистана, отмечается, что «большинство мигрантов из Таджикистана именно в Москве обратились к Исламу и исполнению религиозных обрядов.

Люди обращаются к религии, в том числе и для того, чтобы не остаться в одиночку, чтобы «стать, как все» или установить связи с другими людьми.

Ислам наводит порядок в опасной и полной хаоса жизни мигрантов, позволяет им приспосабливаться к стремительно меняющимся социально-экономическим и политическим условиям России».

Софи Роше во время встреч с мигрантами из Таджикистана видела среди молодёжи мало сторонников радикальных взглядов.

В настоящее время, по её мнению, несмотря на обращение к вере и создание больших сообществ мигрантов из Центральной Азии, они держатся в стороне от создания политических объединений и даже объединений по защите своих прав, которые нарушаются на каждом шагу.

Правительство РТ постановило создать Национальный совет по развитию науки и образования при Правительстве РТ. Деятельность Национального совета будет направлена на привлечение внимания общества и государственной власти к насущным нуждам и проблемам сферы образования, на поддержку интересов образования в законодательном и бюджетном процессе, на организацию сбора благотворительных средств для финансирования соответствующих проектов в сфере образования.

3. Ослабление религиозного экстремизма – условие модернизации в Таджикистане

3.1. ПИВТ – дамоклов меч над таджикской культурой и государственностью

Вследствие кризисных проявлений и множества нерешённых социально-экономических проблем в Таджикистане сохраняются высокие темпы исламизации общества, что предопределяет усиление религиозного фона в стране и чрезмерную активность различных религиозно-экстремистских организаций и течений.

Представляется, что в условиях отсутствия эффективной государственной политики в сфере религии, упадка национальных сегментов экономики и культурно-просветительской работы население Таджикистана всё больше будет обращаться к вере и поиску моральной и духовной опоры в жизни. Это, в свою очередь, предопределяет дальнейшую неизбежную исламизацию таджикского общества.

Пропагандируемые ПИВТ такие ценности, как хиджаб, молитва женщин в мечетях, многожёнство, отношение к неверующим и т. п., несовместимы со светским характером государства и условиями гражданского общества.

Система обучения, созданная исламскими деятелями, в том числе ПИВТ, используется в подготовке будущих религиозных деятелей. Учёба в таких религиозных школах, где предпочитают преподавать религию детям с малых лет, у руководства ПИВТа получает приоритет над современными образовательными школами. Дети в малом возрасте легко поддаются всякому внушению и обучению. ПИВТ активно борется за души и сердца таджикских школьников, защищая якобы права школьниц и студенток посещать учебные заведения в мусульманских платках, а также читать молитву в мечетях в раннем возрасте.

Для ПИВТа даже выгоднее, если дети вообще не будут посещать светские школы. Так, многие дети, в основном девочки, в регионах традиционного распространения влияния ПИВТ, проучившись до 5 класса, прекращают учебу в образовательных школах. Мы можем представить, что будет с нацией и государством, в котором будущие матери не имеют хотя бы среднего образования. Необразованные матери способны воспитать только невежественных детей, с которыми у Таджикистана не будет никакой перспективы.

Дело дошло до того, что не только школьники образовательных школ, но и студенты высших учебных заведений бросают занятия ради пятничной молитвы.

Налицо попытка заменить существующую светскую систему образования религиозной. Преследуя цель подготовки убежденных последователей, а также активных пропагандистов своих идей, ПИВТ, пользуясь своими связями с исламскими странами, а также своими финансовыми возможностями, оказывала и оказывает помощь в выезде граждан Таджикистана для учёбы в религиозные учреждения этих стран.

Через третьи страны подобные «студенты» попадают в такие организации, как ИГИЛ. Молодых людей используют как пушечное мясо, а девушек как наложниц для своих боевиков. Уже имеется информация о большом количестве погибших и раненых наших соотечественников в рядах боевиков ИГИЛ. А ведь наши дети выступают против наших же фундаментальных национальных интересов. Воюя на стороне ИГИЛ против Сирии, они, соответственно, воюют против интересов Ирана и России, т.е. наших ближайших культурно-цивилизационных и геостратегических союзников. Традиционно те, кто когда-либо выступал против своих исконных национальных интересов и родины, считались изменниками Родины, и спрос к ним во всём мире был очень строгим. С другой стороны, в рядах ИГИЛ они ещё больше радикализуются, приобретая навыки ведения войны, а по возвращению на родину представляют ещё большую угрозу безопасности нашей государственности. Конечно, многие родители очень хорошо осведомлены об этих похождениях своих детей за рубежом, но, может быть, ради материального интереса или из-за своих идеологических предпочтений не препятствуют их поведению, что крайне нежелательно.

Как считают многие исследователи, религиозная и этническая толерантность неприемлемы для вдохновителей и руководства ПИВТ. В таджикском обществе ввиду расхождения национальных и исламских ценностей существует конфликт интересов среди их приверженцев. ПИВТ, в основном, выступает за соблюдение именно исламских ценностей, игнорируя при этом общенациональные и, тем более, чисто этнические ценности, увязывая их с доисламскими.

Подход ПИВТ в целом противоречит национальным ценностям, традициям, гражданским и национальным позициям, этнокультурным ценностям, языку.

Важной идейной проблемой является позиция религиозных политических сил Таджикистана в отношении «национального государства». Применяемый ими подход при этом напоминает процесс подготовки к созданию в перспективе наднациональной исламской государственности в виде исламского халифата.

Значительная часть населения Таджикистана обеспокоена тем, что новое поколение таджикских исламистов вообще отрицают понятие «нация».

Изощренные формы и методы интенсивного влияния религиозных сил на ещё неокрепшее сознание молодого поколения привели к тому, что часть молодёжи уже отрицает «Навруз» как национальный праздник, хотя этот праздник является истинным национальным достоянием таджикского и других народов, имеющий более чем пятитысячелетнюю историю.

Известно, что многие граждане Таджикистана женят своих сыновей, выдают замуж дочерей в России и, соответственно, организовывают в ресторанах грандиозные с музыкой и танцами, смехом и шутками свадьбы. Но в последние годы отмечается такая тенденция, что светских свадеб становится все меньше и меньше. Поначалу на свадьбах начали отдельно рассаживать женщин и мужчин, затем по истечении некоторого времени на столы перестали подавать алкогольные напитки, а в последнее время совсем запретили музыку и танцы на этих свадьбах, утверждая, что по шариату это не положено.

Свадьбы ныне напоминают худои (поминки), где хмуро сидят и молча кушают приглашённые гости. Из-за такого подхода сторонников религиозного общества к свадьбам таджикская община глубоко расколота. Ущемляются права светских людей, многие из которых перестали ходить на такие свадьбы. Это недопустимо. Среди таджикской общины России уже идут разговоры о необходимости создания общественной организации в защиту светского характера общества и прав пьющих. Неужели наш великий предок Омар Хаям без особого на то основания писал о достоинствах вина или нынешние сторонники трезвого религиозного общества хотят полностью стереть историческую память нашего народа?

Если не поставить заслон на пути ускоренной шариатизации общества в Таджикистане и таджикской общины в России, то тогда можно уверенно предположить, что при таком попустительстве со временем будут деградировать древнее искусство и культура таджикского народа, которые высоко оценил 22 апреля 1941 года И.В. Сталин в своей речи на приёме в Кремле участников декады таджикского искусства. Он тогда сказал: «Вы, должно быть, чувствовали в период декады, что у них, у таджиков, художественный вкус проявляются и в музыке, и в песне, и в танце».

Поэтому с целью предотвращения усиления религиозного фанатизма необходимо, чтобы эти свадьбы проводились после согласования с посольством и консульскими службами Таджикистана в России, чтобы при заключении брака, проведении свадеб и других обрядов наряду с законами России соблюдались законы Таджикистана и нормы светского общества, и чтобы, прежде всего, не страдала молодежь. Такое ответственное дело как акт бракосочетания, кроме «никаха» по шариату, ещё должно быть закреплено законом. В противном случае мы имеем то, что имеем: кризис таджикской семьи, когда многие жёны брошены в Таджикистане или в России, а их дети воспитываются в неполноценной семье.

Полемика о светском и религиозном характере общества резко усиливается, когда под исламом понимается поведение, полностью отвечающее всем требованиям этой религии вплоть до установления исламского государства.

Светское общество допускает не только различные религии или материализм, но и такой образ жизни, который лишь частично соответствует требованиям религии, то есть терпимо относится к людям, чей образ жизни не отвечает полностью всем требованиям шариата. Это принципиальное отличие политического ислама от светского характера государственности, которая строится на принципах Всеобщей декларации прав человека, в которой провозглашается свобода совести, т.е. право личности самому определять свои отношения с религией и Богом или не строить подобных отношений.

На деле свобода совести как принцип светского демократического общества не противоречит исламу. Этот принцип действовал на примере народного ислама, существовавшего во времена СССР. Свобода совести в светском обществе допускает различную степень религиозности человека, исключая фанатизм.

В действительности большинство мусульман в Таджикистане не придерживаются идеалов политического ислама, не стремятся к исламизации государства.

Хотя народный ислам имеет своё политическое лицо, которое проявляется уже в том, что, отказываясь от прихода к власти, он не отказывается от свободы совести и допускает неполный и непоследовательный религиозный образ жизни человека в Таджикистане.

Но официальные религиозные деятели как в прежние времена, так в настоящее время при каждом удобном для них случае пытаются управлять обществом по шариату, что в условиях светского общества должно считаться грубым нарушением закона.

Например, 25 сентября 2014 года Совет улемов Таджикистана выпустил фетву, которой «запрещается вести войну с мусульманами на территории других исламских государств, участвовать в военных действиях, поднимать народ против руководства собственного государства, вносить смуту в целях дестабилизации обстановки в обществе, сотрудничать с отечественными и зарубежными организациями, СМИ, группами и партиями, желающими дестабилизировать обстановку в стране». Совет улемов считает, что каждый, кто занимается этими делами, совершает «огромный грех» и будет каяться за совершённые дела на небесах. Совет улемов считает, что принятое им решение должно выполняться каждым мусульманином в стране.

Фетва или решение Совета улемов идёт вразрез с принципом светского характера государственности, прописанного в Конституции Таджикистана, и должна быть оценена соответствующими государственными органами с точки зрения соответствия законодательству страны. Отметим, что за всё, о чём говорится в этой фетве Совета улемов, соответствующие меры ответственности отражены в существующем законодательстве Таджикистана и не следует их дублировать, обесценивая, таким образом, правовое поле страны.

Поэтому фетвы не должны выступать в качестве законов, правовых актов и управлять жизнью общества, даже если основная часть населения страны состоит из мусульман. Для этого существует законодательная ветвь власти и другие уполномоченные законом государственные органы.

Официальные религиозные деятели начинают с малого, например с выпуска такой, на их взгляд, безобидной, полезной для общества фетвы, но, как только их последователи войдут во вкус, тогда без оглядки на власти они смогут выпустить фетву о греховности светского общества, политического режима и, соответственно, требовать смены власти. Но тогда уже будет поздно. Кто гарантирует, что между Советом улемов и ПИВТ нет тайного соглашения по поводу смены власти?

Регулярные резкие высказывания против видных деятелей науки и культуры – излюбленный метод религиозных сил, которые усиленно добиваются распространения тотальной безграмотности и дебилизации таджикского общества. Например, в конце прошлого года лидер ПИВТ Мухиддин Кабирив, призвав в Москве таджикских трудовых мигрантов к активному участию в ожидаемых в конце февраля этого года выборах в нижнюю палату парламента республики, подверг резкой критике определённую часть сотрудников Академии наук Таджикистана, которые «проживают за счёт налогоплательщиков и ничего не делают для развития таджикской науки».

Комментируя заявление М. Кабири, обвинившего учёных в безделье и сквернословии, директор Центра по изучению современных процессов и прогнозирования при Академии наук Таджикистана, доктор философских наук Хафиз Бобоёров отметил, что ПИВТ представляет для современного общества не меньшую опасность, чем террористическая организация «Талибан» или джихадистская группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Он продолжил, что со своими псевдодемократическими лозунгами и анархическими взглядами ПИВТ должна уйти с политической сцены Таджикистана.

Лидер ПИВТ М. Кабири не исключил возможности подачи в суд иска против Хафиза Бобоёрова: «мы рассмотрим заявление Бобоёрова на политсовете партии и, если придём к такому выводу, что нужно подавать на него в суд, то почему бы и нет?»

Эта дискуссия нашла свое продолжение среди экспертного сообщества Таджикистана. Например, правильно считает Сайфулло Сафаров, заместитель председателя Центра стратегических исследований (ЦСИ) при президенте РТ, что сказанное доктором Хафизом Бобоёровым «может быть мнением одного человека, одного идеолога, а не Академии наук». Всё это правильно, но нужно отметит, что основной задачей науки является познание истины, чем и занимается доктор наук Хафиз Бобоёров. Академия наук – это не политическая организация, где учёные согласовывали бы результаты своих исследований с руководством. Тогда откуда могут появиться научные открытия?

По мнению Сайфулло Сафарова, «Партия исламского возрождения – одна из самых активных политических партий в Таджикистане после Народной демократической партии. По его словам, у НДПТ больше возможностей и сторонников, но нельзя сказать, что ПИВТ – слабая партия». Конечно, с такой логикой можно далеко зайти. О Национал-социалистической рабочей партии Германии, созданной в 1920 году, а потом правившей Германией в 1933-1945 гг., тоже поначалу нельзя было сказать, что она была неслабой партией и не вела наряду с другими партиями активную политическую деятельность. К чему привёл приход этой партии к власти, теперь мы знаем.

Касаясь заявления представителя Академии наук, депутат парламента, доктор наук Сухроб Шарипов также напомнил, что «ПИВТ является легитимной партией… На сегодняшний день, насколько я знаю, ни Минюст, ни правоохранительные, ни другие компетентные органы не предъявляли ПИВТ никаких серьёзных претензий по поводу нарушений закона. Всё, что делает ПИВТ в рамках законодательства, должно приниматься естественно и без истерик». Скорее всего, в этих органах также считают, что «ПИВТ не слабая партия», хотя нарушений закона со стороны этой партии большое количество, и они неоднократно озвучивались в прессе.

Аналитик Рашид Гани Абдуллов в своих рассуждениях идёт ещё дальше и предупреждает: «Не следует забывать о том, что «Талибан» – сильнейшая политическая сила, с которой стараются вести переговоры и правительство Афганистана, и международное сообщество, и Америка. Но если завтра «Талибан» придёт к власти, что будут говорить вот эти наши учёные? Надо быть внимательным к тому, что говоришь». Задача науки и здоровых сил общества как раз заключается в том, чтобы заранее распознать, предсказать и не допустить прихода таких реакционных сил к власти.

А политолог П. Муллоджанов считает, что «сравнивать ПИВТ с ИГИЛ и «Талибаном» некорректно и неправильно как с научной, так и с политической точкек зрения». Аргументирует он это следующим: во-первых, ИГИЛ и «Талибан» являются военно-политическими движениями, которые отрицают любые виды сотрудничества со светским государством, не признают всеобщие выборы, не участвуют в них, не признают парламент и так далее. ИГИЛ отрицает национальные границы между государствами и вообще понятие национального государства, настаивая на создании Всемирного халифата и так далее». Здесь отметим, что в 90-е годы ПИВТ в рамках ОТО как раз и являлась военно-политическим движением, и этого никак отрицать нельзя.

Поддакивание столь уважаемых авторитетных учёных и экспертов Таджикистана политической деятельности ПИВТ может ещё больше вдохновить эту партию на борьбу с представителями науки и культуры, что крайне нежелательно.

При попустительстве таких же экспертов во времена первого таджикского государства Саманидов в Х веке и после подобные религиозные силы ослепили основоположника классической таджикской литературы поэта Абу Абдулло Рудаки, убили поэта Дакики, пытавшегося восстановить историческую память таджикского народа, не позволили похоронить на общем мусульманском кладбище величайшего поэта среди поэтов мира Фирдауси за то, что он в своём эпосе «Шахнаме» воспроизвёл величайшую историю наших таджикско-персидских предков, повесили ярлык кафира (неверующего) величайшему основоположнику современной медицины Абу Али Ибн Сине (в переводе с украинского языка слово «сино» означает «собиратель трав», а в русском языке «сено») и преследовали его, до конца жизни не давали покоя наиболее продаваемому в современном мире представителю персидской поэзии Омару Хаяму. И таких примеров преследований творческих людей можно привести немало. Абу Али Ибн Сина вынужден был отреагировать на обвинения религиозных сил своим философским четверостишием:

»Мое неверье – не игра, не слов пустых убранство.

Я верю в истину одну – вот веры постоянство.

Сейчас таких, как я, – один, и если я — неверный,

То, значит, правоверных нет, нет в мире мусульманства».

Конечно, эти религиозные силы и сегодня не заинтересованы в развитии науки и современных технологий. А без познания истины никакого другого информационно-технологического развития общества и представить невозможно.

Имеется множество фактов осуждения представителей религиозных организаций и ответственных лиц за осуществление религиозных обрядов, за их преступления сексуального и псевдоцелительского характера. В среднем на одно раскрытое дело приходится от 6 до 10 случаев такого рода нераскрытых преступлений. Поэтому на эти вопросы нужно обратить особое государственное внимание. Во-первых, следует искоренить социально-экономические причины совершения таких преступлений. Во-вторых, ужесточить меры наказания за каждое такого рода преступление.

Исламисты по поводу и без повода чернят недавнее наше атеистически-материалистическое советское прошлое. Но можно ответственно заявить, что советское общество образца 60-80 гг. среди всех существующих до сегодняшнего дня государственных систем больше всего соответствовало морально-нравственным требованиям и принципу социальной справедливости мировых религий, что формировало в человеке уверенность, оптимистические ожидания и настрой относительно будущего – своего, своей семьи и своего государства.

Религиозные силы желают видеть Таджикистан исламским государством и никогда не отрекутся от своей мечты исламизировать таджикское общество. Поэтому они предлагают свои «святые» рецепты по его исправлению в религиозном формате, завладения властью и установления своего религиозного правления в стране.

Поэтому в перспективе эти религиозные силы могут стать реальной угрозой светской власти, и в не таком далёком будущем существованию самого Таджикистана как государства. Та политика, которую проводит ПИВТ в течение последних 5 лет, больше похожа на метод «шаг за шагом». Именно по этому методу исламисты сначала создают возможности для революции, а потом осуществляют её.

Только объявление политики модернизации с уклоном на резкое ускорение темпов роста экономики, увеличение доходов населения, улучшение качества его жизни, повышение культурно-цивилизационного, общеобразовательного уровня общества, постепенное преодоление регионализма, местничества, кумовства, уменьшение уровня коррупции и поднятие имиджа таджиков и Таджикистана на международной арене могут обеспечить твёрдую почву для сохранения светского характера таджикской государственности.

Особую роль в сохранении светского характера общества и формировании более высокого доверительного отношения в обществе может сыграть нравственно-моральное воспитание молодёжи, способствующее терпеливому и толерантному отношению к предшествующей истории нашего народа, её непреходящим ценностям, к представителям других национальностей, религий, менталитета, социального статуса и т.п. В противном случае приход исламистов к власти неизбежен, что, безусловно и непреодолимо, вызовет деградацию культуры, распад и разрушение таджикской государственности.

3.2. Модернизация как необходимое условие формирования единого национального самосознания и самоидентификации таджикского народа

Теоретически осознание людьми своей принадлежности к определенной социально-этнической общности и её положения в системе общественных отношений определяет уровень национального самосознания.

Несмотря на все усилия идеологов в Таджикистане по укреплению национального самосознания, за прошедшие более 20 лет в отсутствии конкретной программы конструирование и развитие национальной идентичности были неудачными.

Национальное самосознание проявляется в идеях, взглядах, мнениях, чувствах, эмоциях, настроениях и выражает содержание, уровень и особенности представлений членов нации о своей определённой идентичности и отличиях от представителей других общностей; о национальных ценностях и интересах; истории нации, её нынешнем состоянии и перспективах развития; месте своей социально-этнической общности во внутригосударственных, межгосударственных и межнациональных отношениях. В таком контексте в перспективе нужно в Таджикистане искать объективные основы и культурно-идеологическую почву, соответствующие фундаментальным интересам нашего народа, необходимые для формирования здравого национального самосознания.

Национальное самосознание – ядро национального сознания. Оно выступает в качестве стержневой системы оценочных отношений и рационально-ценностных представлений, необходимых для соответствующего самоопределения человека в духовной и социально-политической жизни.

Отличают как рациональные компоненты национального самосознания (собственно, осознание своей принадлежности к нации), так и эмоциональные (например, сопереживание своего единства с другими членами социально-этнической общности). Национальное самосознание существует не только на уровне индивида, но и над личностью, в том числе в объективированных массовых формах общественного сознания: в языке, в произведениях народного творчества и профессионального искусства, научной литературе, нормах морали и права и т. д.

Каждый таджик должен знать и гордиться тем, что может читать и понимать смысл литературных произведений, сочинённых нашими предками более 1100 лет тому назад на языке Рудаки, ибо мало у каких-нибудь других народов такое имеется. Поэтому одним из главных источников нашей национальной гордости и источником формирования национального самосознания являются наши великие предки – учёные, поэты, писатели, деятели культуры. Очень высокую оценку нашей средневековой таджикско-персидской поэзии дал Иоганн Вольфганг Гёте: «Персы из всех своих поэтов за пять столетий признали достойными только семерых – Рудаки, Фирдоуси, Низами, Хаяма, Руми, Хафиза и Джами, а ведь и среди тех, кого они забраковали, многие будут получше меня». Современная молодёжь должна получать достойное образование, чтобы она могла знакомиться с наследием своих великих предков. Только таким образом можно прививать любовь к их великой поэзии и сделать частью национального самосознания и гордости. Именно в начале ХХ века таджикский язык стал главным аргументом создания нашей государственности после тысячелетнего отсутствия таковой.

Интенсивность проявления национального самосознания у отдельных представителей этнической общности далеко не одинакова. У взрослых членов этноса, как правило, оно ослаблено в тех случаях, когда они не имеют контактов с представителями других этнических общностей. В таком положении чаще всего оказываются сельские жители, у которых может преобладать локальное или региональное самосознание.

Глубокое древнее чувство оседлости и горные условия Таджикистана в советское время способствовали развитию чувства регионального самосознания и идентичности, так что Таджикистан до сегодняшнего дня не может преодолеть чувство регионализма, местничества, а также сформировать чувство объединённого таджикского национального самосознания.

В политическом плане национальное сознание может играть двоякую роль. Во-первых, это может быть прогрессивный процесс. Такое положительное развитие возможно лишь при условии того, что национальное сознание не пойдет по пути собственной абсолютизации и не станет особого рода «сверхценностью», не закроет для представителей этой общности иных возможностей и перспектив развития сознания, не ограничит его только осознанием своей национально-этнической идентичности. В противном случае, развитие национального сознания может обернуться своей противоположностью – сведением ценностно-смысловых структур сознания к низшим уровням, отрицанием ценностей, принадлежащих общностям более высокого порядка, например, общечеловеческих, сведением сознания до узких рамок клановых, феодально-племенных, религиозно-националистических или расистских идейно-политических взглядов.

В политическом плане как во времена советского и так современного периода процесс формирования национального самосознания имел прогрессивный характер, но регионально-местнический и клановый кадровый подход, не учитывающий их профессиональных и эмоционально-психологических качеств, сдерживал и продолжает сдерживать развитие ценностей, принадлежащих общностям более высокого, общенационального порядка. Такой порядок формирования политической элиты, как в прошлом, так и в настоящем, не в стратегических наших национальных интересах, что мешает достижению единения и истинного национального согласия с учётом справедливого распределения нашего национального богатства.

Там, где между двумя этническими общностями-нациями складывались отношения сотрудничества, вырабатывалась в основном положительная установка на отношения друг с другом, предполагающая терпимость к существующим национальным различиям. В советское время на принципах интернационализма строилась политика формирования единого советского народа, и у таджиков ко всем остальным этническим общностям на всём советском пространстве и шире, в основном, формировалась положительная психологическая установка. Но в постсоветское время, например, резко ухудшились отношения Таджикистана с Узбекистаном, что негативно отразилось на уровне национального самосознания, порой в Таджикистане переходящее в ненависть к представителям узбекского и, соответственно, в Узбекистане – таджикского народа, что очень опасно в современном нестабильном мире. Таким же образом и в российской, и таджикской прессе регулярно печатались негативные материалы, которые также способствовали взаимному охлаждению отношений между нашими народами.

Хотя многие эти проблемы имеют политическую подоплёку, она предполагает решение текущих конъюнктурных задач, как, например, это было с конфликтом вокруг лётчиков из России или со строительством Рогунской ГЭС с Узбекистаном. Установление искренне дружественных отношений с Россией и Узбекистаном – это стратегическая задача, решить которую предстоит нынешним и будущим поколениям политиков этих государств. Решение этого вопроса может отозваться мощным позитивным влиянием на процесс формирования таджикского национального самосознания и, соответственно, гармонизации межнациональных и межгосударственных отношений с этими государствами.

Генезис национального самосознания представляет собой длительный исторический процесс, многоуровневый и весьма неравномерный по ходу своего развития. В историческом плане, появление зачатков национального самосознания происходило на обыденном уровне. Оно было связано с действием одного из базовых социально-пси­хологических механизмов развития человеческого сознания в целом, с формированием и укоренением в психике представителей той или иной общности антитезы «мы» и «они». Основу антитезы «мы» – «они» обычно составляют один или несколько наиболее ярко выраженных признаков, характерных для «них» в отличие от «нас». Это может быть физический облик (иная внешность, черты лица и т. п.) или культурные признаки (иной язык, обычаи, традиции и т. п.).

Это могут быть религиозные верования (иные идолы, тотемы, боги, религия) или социально-экономическое устройство (иной способ общественного производства и способ жизни, кочевой или оседлый, земледельческий или скотоводческий и т.д.). Таким признаком могут становиться и политическое устройство (иные способы устройства власти и управления), и идеологическая доктрина (иные системы ценностей). Сочетание нескольких из этих признаков в одной противоположной национально-этнической группе автоматически возводит их в статус негативных (они отличаются от «нас», следовательно, «они» – плохие, а «мы» – хорошие). И, как это ни прискорбно, подобные взгляды абсолютно обоюдны для обеих сторон.

Чрезмерное насаждение религиозных ценностей крайне деформирует нынешнее сознание молодого поколения Таджикистана и обесценивает прежние национальные ценности, превращая, таким образом, религиозное самосознание в свою противоположность – национальное самосознание. С такими высокими темпами исламизации общества религиозное самосознание имеет все шансы в ближайшее время трансформироваться в религиозный фанатизм и нетерпимость ко всему светскому и представителям других религий. Позже такая антипатия вполне может перерасти в ненависть, а это один шаг до возникновения новой гражданской войны.

Развитие национального самосознания отличается волнообразным характером. Его подъёмы и спады определяются форматом национально-этнической группы. Известно: чем меньше общность, тем более обостренно переживаются в ней проблемы национального самосознания, и тем более вероятны его резкие всплески. Наоборот, чем больше такая общность, тем увереннее чувствуют себя её представители, тем меньше озабоченности данными проблемами и тем менее вероятно их внезапное обострение. Представители большой нации, как правило, не нуждаются в необходимости постоянного подтверждения и самоутверждения их национального самосознания.

Таджикистан, как уже отмечалось выше, из-за сложного социально-экономического положения и других негативных факторов современности переживает непростые времена, поэтому таджикское общество постоянно нуждается в подтверждении и самоутверждении таджикского национального самосознания, что обязательно нужно учесть в процессе разработки и реализации Программы модернизации страны.

Важнейшую роль в формировании национального самосознания и этнической принадлежности у человека играют условия национального воспитания, которые были даны человеку во время детства в семье.

Насколько известно, детство – самый “чувствительный” период развития этнической принадлежности личности. В детстве восприятие скорости хода времени намного медленнее, чем у более взрослого человека. Поэтому за единицу времени дети способны во много крат раз быстрее осваивать новую информацию, т.е. обучаться намного быстрее, чем взрослые. В детстве ребёнок только познает мир, и таким, каким его представят малышу родители, близкие и окружающие его люди, он будет воспринимать его в дальнейшем.

Младший школьный возраст является самым лучшим временем для формирования национальных чувств, стереотипов, ценностей и интернационального мировоззрения у ребёнка.

Наши дети в Таджикистане, прежде всего, должны ходить в школу, чтобы не превратиться в религиозных фанатиков. Мы должны учит их любить родину с малых лет, стараться делать что-то на благо общества, стараться заложить в детях стереотип о том, что наша страна лучшая, заложить чувство патриотизма. Именно благодаря такому воспитанию закладывается и развивается национальное самосознание в душе каждого человека. Отсутствие такого воспитания приводит к фундаментальному регрессивному изменению поведения человека, его паразитизму, радикализации и, соответственно, искажению национального сознания и появлению ничем не обоснованного бахвальства вместо развития объективной национальной гордости.

Например, российские эксперты отмечают, что «буквально поколение назад был очень тверд стереотип о том, что жители Кавказа – добрый, щедрый и гордый народ, а мужчины – очень галантные кавалеры. Но уже сегодня от этого стереотипа не осталось и следа. Достаточно взглянуть на поведение приезжих с Кавказа молодых ребят, которые ведут себя неподобающим образом и зачастую невозможно грубы даже с девушками. Постоянные драки, инциденты доказывают эти слова. И сейчас народ даже боится этих людей».

Духовные потенции таджикской молодёжи невысокие, привязанность к исторической родине слабая, хотя история практически у каждого народа очень богатая и достойна уважения. Большинство молодых людей мечтает уехать за границу в связи с отсутствием возможностей реализовать себя на своей родине и др. В стране нет социального идеала, чувства единого отечества. Идёт процесс деинтеллектуализации общества, а из-за ускоренной шариатизации общества происходит девальвация национальных культурных ценностей. В результате этого проявляются глубокие противоречия в общественно-политической и культурной жизни страны. В этом мы видим причины нравственного падения нашего таджикского общества и духовного вакуума у современной молодёжи, которая предпочитает воевать в рядах ИГИЛ против фундаментальных интересов своей родины.

Ведь феномен духовной культуры и национального самосознания был и остаётся – в национальной идее и реальности. Без высшей цели, высшего идеала не может существовать ни человек, ни нация, ни сообщества наций и ни мировое человеческое сообщество. Национальная культура не может существовать вне национальной формы самовыражения. Она олицетворяет дух нации и её творческий потенциал. Именно это нам в Таджикистане надо постараться возродить в перспективе.

Сегодня в мире очень остро и живо обсуждается такой известный феномен, как национализм. Многие боятся этого слова и воспринимают его «в штыки», выступая против националистов.

Национализм определяют как идеологию и направление политики, базовым принципом которых является тезис о ценности нации как высшей формы общественного единства и её первичности в государствообразующем процессе.

Зачастую люди настолько одержимы своей национальной идеей, целью, и настолько уверены в собственной правоте, что не замечают ложности данного пути и ведут себя к самообману.

Если рассматривать национализм как политическую идеологию, то можно сказать, что это – разновидность группового/общественного эгоизма, который ни при каких условиях не признает равноправие наций и их представителей, возвышающая одну нацию над другой. В роли такой идеологии, возвышающейся над национальной идеологией, выступает религия, которая не только отрицает национальную культуру и государственность. Фактически такие движения, как «Талибан», «Аль-Каида» и в последнее время ИГИЛ, ставят задачу создания на территории как можно большого количества исламских государств единого халифата, что находит понимание и поддержку у религиозных сил Таджикистана.

С точки зрения модернизации нации и национализма есть исторические явления, появившиеся на заре индустриальной эры и связанные с усилением государств и развитием капитализма. Согласно этой теории, по мере усиления прямого правления государства над жителями, культура и их повседневная жизнь становятся всё больше зависеть от страны проживания. Развитие коммуникационных технологий и экономического рынка способствовало возникновению общественных связей между людьми, никогда не общавшихся друг с другом напрямую.

Корнем национализма, наряду с экономикой, является этническая принадлежность. Этнические сообщества весьма долговечны. Некоторые из этих сообществ перешли в новую фазу культурно-экономической интеграции и стандартизации, стали привязаны к определённой исторической территории и выработали отличительные законы и обычаи, то есть, стали нациями. Ещё в доиндустриальную эпоху возникло множество этнических сообществ, представлявших собой население с общими элементами культуры, историческими воспоминаниями, мифами о предках и обладавшими определённой мерой солидарности. Границы этнических территорий не были чётко обозначены. Поскольку мифы, символы, воспоминания и ценности переносятся медленно меняющимися элементами культуры и жизнедеятельности, то этнические сообщества весьма долговечны.

Исторически этно-национальный менталитет таджикского народа ограничен культурными границами, малая площадь внутри которых занята историческим Хуросаном и Мовароунахрем, большую площадь охватывает персоязычный мир, а в ещё большая часть включает мир индоариев и индоевропейцев.

История языка и государственности таджиков простирается в глубь веков. Из истории известно, что арийские и затем ираноязычные племена занимали обширные территории в северных степях от Причерноморья до Южной Сибири и Средней Азии.

В течение более 2-х тысячелетий до принятия ислама предки таджиков и других народов Центральной Азии, Афганистана и Ирана проповедовали одну из древнейших пророческих монотеистических религий – зороастризм.

Зороастризм в течение более 3500 лет последовательно стал главной толерантной и терпимой религией и государственной идеологией трёх мощных персидских империй доисламского периода.

В связи с характером немногочисленных источников на древне- и среднеиранских языках исследование различных вопросов ранней истории Ирана, Афганистана и Средней Азии затруднено или невозможно без учёта религиозной литературы, часто основного для этих текстов, содержания. Сказанное также касается Авесты, являющейся не только священным писанием зороастрийской религии, но и основным источником по ирано-таджикской древней истории, культуре, социальному и политическому строю, экономике древнеиранских племен и народностей.

Тексты Авесты вместе с древнеиндийскими и другими историческими источниками позволяют установить ряд особенностей культуры, общественного строя, хозяйства древних ариев и, соответственно, ираноязычных народов.

Наши сограждане должны помнить, что за много веков до создания римского права наши предки разработали и развивали договорные отношения в рамках религии митроизма, являющейся до принятия христианства официальной религией Римской империи. Можно отметить, что одним из факторов развития капитализма в Европе стали договорные отношения, которых так обесценены в современном обществе.

Мировые или наднациональные религии объединяют людей общей веры независимо от их этнических, языковых или политических связей.

Но на Земле на сегодняшний день одновременно существуют и ведут активную религиозную деятельность три мировых религии: буддизм, христианство и ислам. В современных мировых религиях существуют общие доктрины, характерные для нравственных установок, пожалуй, всех народов мира. На этих заповедях, которые для верующих священны, строится любая религия и основываются различия в культуре.

Но наряду с мировыми религиями современный мир расщеплен на множество религиозных течений, церквей и сект, что чрезвычайно усложняет сближение мировых религий как внутри себя, так и между собой. Даже персоязычный мир в рамках ислама подразделяется на последователей суннизма, шиизма и исмаилизма, среди которых существуют почти что неразрешимые противоречия, не говоря уже о зороастрийцах, от одного упоминания которых последователи ислама приходят в ярость и негодование. С этой точки зрения, деятельность ПИВТ является миной замедленного действия, которая в любой момент может взорваться.

Без глубокого изучения и популяризации легендарной доисламской истории, которая непосредственно связана с первой в мире монотеистической религией зороастризмом и воспроизведена в бессмертной поэме «Шахнаме» Фирдоуси и других исторических источниках, невозможно добиться кристаллизации нашего национального самосознания и возродить глубинную национальную гордость нашего народа. Эту часть нашей истории всегда наши исторические недруги хотят приуменьшить, стереть или подвергнуть умолчанию. Поэтому нужно убирать все исторические страхи перед религиозными силами и с помощью государственной воли сметать пыль с исторической правды, только в этом случае ущемлённое веками национальное самосознание вновь приобретёт былую гордость и уверенность.

Углубление экономической разрухи, нарастание социальной напряжённости, политическая борьба, крушение прежних идеологических ориентиров и появление суррогатов в качестве цели, коррумпированность старых и новых бюрократических структур, паралич власти в центре и на местах после распада СССР, то есть разрушение старого и отсутствие нового, – вот те общие причины конфликтов на этнической почве на постсоветском пространстве. Они в Таджикистане после добавления горючей смеси из националистической, местнической и регионально-религиозной идеологий привели к гражданской войне.

Если национальное самосознание – свойство нации определять и выделять себя среди других этносов, находить для себя какую-то нишу среди них, то национализм – это свойство нации защищаться от внешних посягательств на её ценности и суверенитет. Идея одинаковая, но предназначение разное. Именно в настоящее время при разработке и реализации Программы модернизации Таджикистану и таджикскому народу необходимо определить своё место в сообществе других народов и занять свою культурную, экономическую, научно-технологическую и геополитическую нишу в мировом сообществе.

И национальное самосознание, и национализм идеализируют, абсолютизируют свой этнос. Национальное самосознание позволяет человеку по мере своего роста и развития, стать частью какого-либо этноса. Национализм воспитывает в нём такие качества, как любовь к родине, стремление обеспечить её сохранность, оберегать, заботиться о престиже. Конечно, в Таджикистане мы должны формировать умеренный и созидательный, а не разрушающий национализм, который будет способствовать ускоренному развитию нашей страны.

Возрождению национального самосознания и развитию этнокультурных процессов способствует нравственное оздоровление общественной жизни, уважительное отношение к родному языку, историческим корням, национальным обычаям, традициям и этнокультуре как основному показателю нравственной зрелости общества. Утверждение общечеловеческих начал в функционировании традиций и обычаев невозможно без свободного социального развития этносов, их национальной культуры, обычаев, традиций, родного языка и т.д. Данные детерминанты, способствующие реальному развитию этносоциальной и этнокультурной общности, могут выступать в качестве необходимой предпосылки социально-этнического и общечеловеческого единства. Возвращение попранного национального достоинства, национального чувства гордости, регулятивных функций национальных обычаев и традиций, национальной духовной культуры – процесс длительный.

Нужно честно признать, что те психологические травмы, которые получил наш народ в Таджикистане во время гражданской войны и затем в ходе трудовой миграции в Россию и в другие страны, – это страшная беда. Дело дошло до того, что в 90-е годы боевики и так называемые полевые командиры, распространители наркотиков и наркобароны стали примером для подражания молодёжи и завоевывали большой авторитет среди населения. А родители таких «героев» гордились их «авторитетом» и без угрызения совести пользовались плодами их «тяжёлых трудов».

Унижение личности, попрание прав и свобод наших граждан на чужбине, прикреплённый к ним на торговых рынках ярлык «бача» стали для них уничижительными. Люди перестали доверять друг другу. Если раньше в советское время люди друг другу спокойно давали деньги в долг и вовремя их возвращали, то в последние 15-20 лет многие пострадали не только от работодателей в России, которые не платили трудовым мигрантам вовремя зарплату, но также от своих соотечественников, которые, втеревшись в доверие, брали у них в долг большие денежные суммы, а затем их не возвращали. Такой порядок в межличностных отношениях стал повсеместным правилом внутри таджикской общины.

Разобщённость и неорганизованность таджиков и таджикской общины достигли своего предела и стали нормой. Распространение сплетен и оскорбляющей честь и достоинство человека недостоверной информации по Интернету и в бульварных газетах стало излюбленным приёмом наших безответственных соотечественников, преследующих корыстные цели, что ещё больше усугубляет возникшую разобщённость. У многих из наших сограждан не осталось никакой чести и достоинства, не говоря уже о национальной гордости. Для возвращения своих долгов в России наши соотечественники очень часто прибегают к услугам представителей других, обычно кавказских народов, что ещё больше деформирует наше национальное сознание. Уровень доверия между нашими соотечественниками настолько снизился, что они друг другу не рискуют одолжить даже один американский доллар. Это очень тревожно. В результате воздействия вышеназванных негативных факторов многие представители нашего народа испытывают комплекс национальной неполноценности.

Естественно, в этот исторической период объявления Концепции модернизации необходимо разработать и принять Кодекс чести гражданина и патриота Таджикистана. Принятие такого Кодекса означает ограничение свободы ради большей свободы в перспективе. Только выполнение условий, отражённых в таком Кодексе чести, может каким-то образом в условиях девальвации законов и традиционных норм восстановить доверие между нашими гражданами и постепенно возродить нашу национальную гордость, что позволит выправить деформированное в прошлом наше национальное самосознание.

3.3. Диалог цивилизаций как альтернатива теории войн цивилизаций

Цивилизационная модель Хантингтона отражает разгоревшийся конфликт между западным миром и набирающими жизненные силы незападными цивилизациями. За пределами Запада, особенно в Восточной Азии, страны накапливают богатство, создавая основу для увеличения своего военного владычества и политического влияния. По мере роста их мощи и уверенности в себе они всё больше утверждают собственные культурные ценности, отвергая те, которые «навязываются» им Западом.

В этом новом мире согласно этой модели региональная политика осуществляется на уровне этнических отношений, а глобальная – на уровне отношений между цивилизациями. Соперничество супердержав уступает место столкновению цивилизаций.

Межцивилизационный конфликт может иметь две формы. На локальном уровне, или микроуровне, конфликты на границах будут вспыхивать между соседними государствами, представляющими различные цивилизации, либо группами людей, представляющими различные цивилизации в рамках одного государства. Пограничные конфликты особенно часто происходят между мусульманским и немусульманским миром. На глобальном уровне, или макроуровне, конфликты происходят между ведущими государствами, относящимися к различным цивилизациям.

Следуя концепции Хантингтона, под лозунгами распространения идеалов западной демократии, гражданских свобод и международных норм о нераспространении оружия массового поражения представители транснациональных корпораций, монополизировавшие духовную, экономическую и геополитическую власть в мире, исключительно в своих интересах под прикрытием США безраздельно правят всеми ресурсами мирового сообщества.

Взяв к руководству концепцию Хангинтона, ради достижения своих целей и удовлетворения геополитических интересов эти силы использовали проблемы албанских и косовских мусульман для объявления войны и расчленения Югославии. Средневековый режим афганских талибов и так называемый «террористический акт Аль-Каиды» против США стали причиной для оправдания их военных действий в Афганистане, а ущемление прав шиитов Курдистана и «обладание» химическим оружием были использованы для оправдания начала войны и свержения режима Хусейна в Ираке.

В течение последних двух-трёх лет радикально настроенные религиозные силы были использованы для реализации проекта «арабской весны» в странах Северной Африки: в Тунисе, Ливии и Египте. А в последнее время суннитов арабского мира используют в качестве орудия против политических режимов в Сирии и Иране. Это, в свою очередь, привело к возникновению реакционного военно-политического религиозного течения, которое объявило о создании государства ИГИЛ на территории Ирака и Сирии, поставив, таким образом, под угрозу безопасность всего Центральноазиатского и Ближневосточного региона. Используя противостояние украинцев на Майдане правительству, в феврале прошлого года при поддержке США и их европейских союзников подобные силы свергли законного президента Украины. Что сейчас происходит на Украине, всем известно.

Придёт время, и те же мировые силы ради продвижения своих интересов могут использовать ПИВТ в качестве главного дестабилизирующего фактора на территории Таджикистана, чтобы в обозримой перспективе в этой стране не было ни мира, ни стабильности. А это уже будет веской причиной для отказа Таджикистану во вхождении в Евразийский экономический союз и возможного размещения войск НАТО в стране.

Исламская республика Иран в своё время выдвинула и реализовывает в противовес теории С. Хантингтона о столкновении цивилизаций, свою теорию диалога цивилизаций, что является очень правильным шагом в сближении концептуальных позиций Запада и Востока, представителей разных цивилизаций и народов. Без такой глобальной концепции постепенного сближения цивилизаций и народов невозможно представить даже саму возможность формирования коллективного единства всего человечества.

С самого начала появления человека и человеческого общества прослеживается тенденция ускорения интеграционных процессов, а постепенный рост доверия между различными первобытными общинами стал основной предпосылкой восхождения человеческого сообщества по пути всё более высокого прогрессивного развития. Появление мировых религий свидетельствовало об укрупнении религиозных систем, интеграции различных культур и народов в рамках религий. Мировые религии формировали единое духовное поле доверия, где единоверец независимо от цвета кожи, национальности, своего социального статуса и т.п. считался братом и сестрой другого верующего. Период появления мировых религий был временем величайшего культурно-духовного скачка и ускорения интеграционных процессов в мире.

Наконец, с развитием капитализма, когда накопление богатства, материальные интересы и удовлетворение потребностей каждого человека и сообществ людей в рамках одного государства и союзов государств стало главным мотивом развития общества, а рациональная наука достигла больших успехов в повышении производительности труда, начали возникать противоречия между разными государствами, наукой и религией, мировыми религиями и цивилизациями. Эти противоречия в начале XX века привели к первой мировой и в середине столетия – ко второй мировой войне.

Несмотря на объявление победы в «холодной войне» над СССР и социалистической системой, мир находится сегодня на пороге нового мирового противостояния, особенно после событий на Украине, что может привести к новой мировой войне. Только постепенное преодоление социально-экономического неравенства между различными народами, их сообществами, справедливое распределение мировых ресурсов и международное разделение труда, распространение передовых технологий и результатов научно-технических открытий, могут разрешить такие основные противоречия современности, как противоречия между мировыми цивилизациями, между наукой и религией, трудом и капиталом, между бедными и богатыми обществами, городом и деревней. В свою очередь, это откроет дорогу к постепенному формированию единого мирового человеческого сообщества.

Можно утверждать, что, несмотря на имеющиеся противоречия и сложности в отношениях между мировыми религиями, в перспективе обязательно последует их дальнейшее укрупнение, вплоть до формирования единой мировой духовно-научной религии, основанной на идее единого Бога и всеобщих законах развития Мироздания, т.е. произойдёт достижение единой истины на основе духовного и рационального познаний.

Преданность истине – самый быстрый путь к её обнаружению. Человеческое сознание обладает способностью познавать истину, а совместные усилия сознания всех людей по постижению истины лишь усиливают это общее поле. Открытие истины позволяет быстрее всего избавиться от невежества. Неспособность отличить истину от лжи, а также вместо правды говорить ложь является первостепенным недостатком человеческого разума, что, в сущности, лежит в основе всех человеческих страданий и бед. Интуитивно каждый из нас понимает: истина поддерживает жизнь, а ложь ведёт к смерти.

Всё, что происходит в Мироздании, непрерывно записывается и, соответственно, потенциально познаваемо. Осознание того, что ничего не скрыто, что истина открыта повсюду, – вот ключ к ускорению процесса познания истины. Замещение лжи правдой – вот сущность исцеления и спасения любого общества. Подобная концепция ничуть не противоречит священным писаниям и может стать кристаллическим стержнем духовного объединения всего человечества, где свобода и безопасность каждого становится заботой всех.

Современное время, несмотря на временные всплески потепления или охлаждения отношений между мировыми державами и их союзами, в долгосрочном периоде характеризуется тенденцией к интеграции всех народов и государств мира в единое человеческое сообщество с единым коллективным сознанием и признанием единства всего Мироздания и Бога. Содействие ускорению интеграционных процессов в мире, постепенное достижение гармонического и безопасного развития человеческого общества и природы, взаимовыгодного сотрудничества труда и капитала, совершенствование телесно-духовных способностей человека, достижение более высоких уровней свободы и продление продолжительности жизни человека, приближающее его к вечной жизни в физическом теле, становятся актуальными задачами всего человечества. Интеграционные силы будут настолько усиливаться, что никакие другие силы не смогут им помешать.

Высшая форма духовного отношения человека к миру может проявляться только через любовь или, по-другому, через гармоническое, бесконфликтное и безопасное сосуществование со всей природой и Космосом. Таким образом, любовью человек соединяется с бытием, с Богом, с ближним и со своею собственной душой. В любви человек познает не только другого, но и самого себя, сущность мира, гармонию бытия и Бога. Гармоническое сосуществование, любовь, фрактальность и голографичность – вот глубинная суть Мироздания. Проникаясь любовью к другим, мы открываем для себя, что со всех сторон мы окружены любовью, любящими людьми и природой. Постоянно выбирать любовь, душевный покой, никого ни в чём не винить – вот путь, который выведет человека из состояния страха и злобы.

С точки зрения духовной самоидентификации, как принято говорить у представителей религии и научного мира, мы все живём под единым Богом, всеобщим полем Разума, Вселенческим сознанием или всеобщими законами развития Мироздания. На этом иерархическом уровне понимания мира все человечество считается единым организмом, и каждый человек, с точки зрения своей принадлежности, может самоидентифицировать себя как гражданина Земли, а с точки зрения духовной – приобрести веру в единого Бога, во всеобщее поле Разума, Вселенческое сознание или всеобщие законы развития Мироздания.

С позиции мировых религий, если предельная любовь проявляется к единому Богу – Создателю, то согласно этой логике все люди на Земле независимо от цвета кожи, национальной, религиозной, социальной принадлежности и идеологических предпочтений созданы Богом и обладают божественной сущностью, что обязывает каждого относиться к другому как к своему ближнему с предельной любовью и доверием, когда свобода каждого становится условием свободы всех. Только при таких общественных отношениях в условиях максимально возможного материально-духовного достатка, достигаемого путём предельного самосовершенствования способностей, каждый человек и все человеческое общество в целом достигнут максимального уровня свободы, являющегося наивысшей ценностью, целью и мотивом развития всей самоорганизованной материи.

Человеческое сознание постепенно приобретает силу и энергию Бога, Создателя, Творца. В своём коллективном объединённом сознании эта способность многократно увеличивается в зависимости от количества населения мира, что будет способствовать гармоническому существованию всей живой и неживой природы. Это означает, что материя как объективная реальность в конкретный момент развития человеческого общества уже зависит от сознания человека. Это фундаментальное отличие современного ноосферного понимания мира от прежних его идеалистических или материалистических вариантов.

Естественно, что идеальные общественные отношения и достижения коллективного сознания человечества в условиях ограниченных способностей человека, неравномерного развития разных государств и народов, жесткой конкуренции и взаимопожирающих войн за обладание ограниченными ресурсами на Земле невозможно установить в ближайшее время. Но это не означает, что к такому состоянию человеческого общества, где будет царить всеобщая любовь и доверие, нельзя стремиться в долгосрочной перспективе.

Таким образом, когда мы говорим об этническом, национальном и духовном самосознании или самоидентификации каждого гражданина планеты Земля к тем или иным сообществам, мы должны учитывать следующие его иерархические уровни.

Во-первых, «любовь к родине начинается с семьи», – писал философ Фрэнсис Бэкон. Поэтому интеграционные процессы должны начинать свое восхождение с повышения уровня доверия и взаимопонимания в семье, далее в родном селе, районе, области, городе, во всём Таджикистане и таджикском мире.

Во-вторых, интеграционные процессы должны быть ускорены в рамках объединений наших геостратегических союзников, т.е. в рамках ЕврАзЭС, ШОС и БРИКС. Должны быть предприняты все меры для ускорения процессов геополитической и экономической интеграции в рамках этих объединений, отвечающие нашим национальным интересам и обеспечивающие, в первую очередь, социально-экономический достаток, безопасность и устойчивое развитие Таджикистана.

В-третьих, в рамках персоязычных государств нужно ускорить культурно-цивилизационную интеграцию с целью восстановления исторической памяти, развития национальной культуры, что может стимулировать ускорение роста уровня национального самосознания нашего народа.

И, наконец, в рамках мирового сообщества нужно стимулировать повышение авторитета ООН и других международных организаций, чтобы они, в свою очередь, содействовали культурно-цивилизационному и социально-экономическому сближению всех народов мира. Высшим идеалом является достижение такого уровня доверия и взаимопонимания между народами, когда достигается единство коллективного сознания всего человечества и безопасность каждого становится заботой всех.

Учитывая интеграционные процессы в мире, ислам по своей сущности не нуждается в партиях. Поэтому до тех пор, пока в Таджикистане будет существовать ПИВТ, она будет угрожать стабильности страны и светскому характеру государственности Таджикистана, станет тормозом на пути привлечения инвестиций и развития мировых интеграционных процессов. Только объявление политики модернизации может предотвратить политические катаклизмы и создание исламского государства в Таджикистане религиозно настроенными силами во главе ПИВТ.

4. Необходимость ускоренной урбанизации как одно из основных направлений модернизации Таджикистана

4.1. Исторические процессы и мировые тенденции урбанизации

Урбанизацию можно определить как процесс повышения роли городов в развитии общества. Главное социальное содержание урбанизации заключено в особых городских отношениях, охватывающих социально-профессиональную и демографическую структуру населения, его образ жизни, культуру, размещение производительных сил, расселение. Предпосылками урбанизации являются: рост в городах индустрии, развитие их культурных и политических функций, углубление территориального разделения труда. Для процессов урбанизации характерны приток в город сельского населения, миграционных потоков из иных регионов страны и из-за рубежа и установление возрастающего маятникового движения населения из сельского окружения и мелких ближайших городов в крупные города.

Современный мир становится все более урбанизированным. Наряду с ростом населения мира урбанизация является доминирующей демографической тенденцией конца ХХ и начала XXI веков.

Города – это сравнительно недавнее изобретение, появившееся спустя несколько тысячелетий после зарождения около 12 тысяч лет назад сельского хозяйства. Примерно 5000 лет назад в дельтах Нила, Тигра и Евфрата деревни неолита стали уступать дорогу первым городам. Города возникали и как резиденции правителей (например, в Древнем Египте – как места жительства фараонов и жрецов), как крепости, главной функцией которых была оборона. В этом случае они располагались в наиболее выгодных в стратегическом отношении местах. Достаточно скоро после этого процветающие городские центры по всему Ближнему Востоку стали очагами культуры и торговли.

Возникновение городов связывается с экономическим прогрессом – появлением излишков продовольствия, необходимого для обеспечения несельскохозяйственного населения. Например, достижения в сельском хозяйстве – использование тягловых животных и развитие ирригации – позволили земледельцам производить достаточное количество продовольствия для жителей деревень и городов. Диверсификация торговли и производство более широкого круга товаров вели к тому, что всё большее число людей стали поселяться в городах.

С развитием индустриального общества объективная необходимость концентрации и интеграции разнообразных форм и видов материальной и духовной деятельности явилась причиной усиления процесса урбанизации, возрастания концентрации населения в городах. Наряду с естественным ростом, городское население росло главным образом за счёт миграции из сельских районов и ввиду урбанизации сельских районов – превращения сельских населённых пунктов в городские.

С 1800 по 1900 годы при общем росте населения Земли в 1,7 раза городское население увеличилось в 4,4 раза, в XX веке, соответственно, в 3,7 и 13,3 раза, и эта тенденция дальнейшего значительного роста в первой четверти XXI века сохраняется.

По оценкам демографов, городское население мира в 1800 г. составляло около 27 млн человек (всего лишь около 3% населения мира в то время), в 1900 г. – 218 млн человек (13,6%). В XX веке и особенно во второй его половине начинается стремительный рост городского населения. В 1950 г. – 738 млн человек (29,3% всего населения мира), в 2000 г. – 2926 млн. человек (47,5%). В первой четверти XXI века прогнозируется впечатляющий рост городского населения – до 5056 млн человек к 2025 году (61,1% населения мира).

4.2.Основные закономерности урбанизации в развитых странах

В доиндустриальную эпоху город был средоточием политической и культурно-духовной жизни. Концентрация платёжеспособного спроса наделила города функциями торговых и ремесленных центров. Развитие крупных городов современности как экономических, политических и торговых центров связано с возникновением мануфактурного и фабричного производства.

Промышленная революция превратила города в центры экономического развития, породив множество новых городов, ориентированных преимущественно на промышленное производство. Однако во второй половине XX века меняется функциональная ориентация большинства городов, промышленность в городе исчезает, приходят в упадок многие моногорода – монофункциональные промышленные центры. В это же время важнейшими функциями городов становятся производство товаров и услуг, управление и межрайонный и межрегиональный обмен.

В ХХ веке усилился процесс субурбанизации – процесс роста пригородных зон в результате переселения в них населения из городов-центров, а также из сельской местности; процесс формирования и развития пригородной зоны крупных городов, в результате чего образуются городские агломерации. Формирование эффективной системы общественного транспорта, массовая автомобилизация населения, а также создание развитой системы ипотечного кредита сформировали предпосылки для так называемого бегства в пригороды семей среднего класса. Субурбанизация обычно характеризуется более высокими темпами роста населения пригородов и городов-спутников по сравнению с городами-центрами агломераций, со временем происходит отток населения из них в пригороды.

Вслед за перемещением горожан переезжают в пригород и соответствующие предприятия системы обслуживания, ориентированные на близость к клиентуре. Параллельно происходит перемещение в пригороды и других отраслей бизнеса, ранее зависимых от близости к центральным железнодорожным терминалам и торговым портам, что стало возможным благодаря значительному технологическому прогрессу в системе автомобильного грузового транспорта.

Тенденция субурбанизации приводит к бегству состоятельных налогоплательщиков в достаточно удалённые пригороды, находящиеся за пределами юрисдикции городской администрации центрального города. Экономически эти пригороды входят в единую целостную систему городов. Следует отметить, что в развитых странах также произошло резкое обострение проблем муниципальных финансов в периоды экономического спада, когда поступления в местный бюджет падают, а расходы имеют тенденцию к росту.

Прежде всего, это связано с более высокой долей малоимущих семей именно в центральных городах. Низкий уровень жизни населения бедных районов города требует достаточно высокого уровня расходов на муниципальные услуги. Это справедливо в отношении поддержания общественного порядка, пожарной службы, муниципальных систем образования, здравоохранения и т.д. Однако следует отметить, что для центральных территорий характерна более высокая доля недвижимости, принадлежащей собственникам, не живущим в городе. Доходы от налогообложения такой недвижимости являются некоторым дополнительным источником финансирования инфраструктуры города.

Как отмечалось выше, городские агломерации – это компактная пространственная группировка поселений (главным образом городских), объединённых многообразными интенсивными связями (производственными, трудовыми, культурно-бытовыми, рекреационными) в сложную систему. Как целостное территориальное социально-экономическое образование городская агломерация возникает на базе функционального и пространственного развития крупного города-ядра (или нескольких городов-ядер).

С точки зрения антропокультурного подхода, основу урбанизации составляет сам человек со всеми возможными параметрами его жизни, прежде всего, связанными с развитием культуры и цивилизации в их широком понимании и на глобальном уровне, а не производство, ресурсы, территория и т.д.

Сосредоточение населения в больших городских агломерациях было характерно для второй половины XIX века (Северная Америка, зарубежная Европа, Латинская Америка) и ещё более – для первой половины XX века (Россия/СССР, Африка, Азия, Австралия).

С середины XX века на планете быстро растут города (обычно это городские агломерации) с населением более 1 млн жителей. Их количество увеличилось с 1950 до 1990 гг. с 77 до 281, а суммарная численность населения в них – со 187 млн до 800 млн человек. В результате в 1990 г. треть всех горожан мира проживала в агломерациях-миллионерах.

Формирование городских агломераций – результат процессов экономического и социального развития, в частности, процесса углубления территориального разделения труда, – способствует более полному использованию выгод экономико-географического положения и предпосылок роста крупного города вместе с окружающим его ареалом. Экономической предпосылкой относительно быстрого развития городских агломераций являются преимущества, присущие данной форме размещения производства и расселения населения; высокая степень концентрации и диверсификации производства; концентрация квалифицированных кадров, тесная связь производства с наукой и учебными центрами, максимально эффективное использование производственной и социальной инфраструктуры.

Современные схемы управления производством приводят к дезурбанизации промышленности, сохраняя в мегаполисах лишь управленческие центры крупнейших компаний, акцентируя роль города как центра инноваций.

Нерегулируемое развитие городских агломераций ведёт к ряду негативных последствий: загрязнению окружающей среды, перегрузке транспорта, острому дефициту водных ресурсов и др.

В промышленно развитых странах в результате разрастания и постепенного слияния десятков соседних крупных городских агломераций вдоль транспортных магистралей складываются обширные урбанизированные зоны полосовидной конфигурации.

Для наиболее экономически развитых стран мира характерен очень высокий уровень пространственной концентрации экономической жизни, что приводит к формированию обширных зон почти сплошной урбанизации, население которых исчисляется десятками миллионов человек. Крупнейшие города подобных зон связаны между собой автомобильными и железнодорожными магистралями, вдоль которых расположены средние и малые города. Они формируют в совокупности гигантские поселения ленточного типа, замыкающиеся в единую сеть.

Например, своеобразная урбанизированная зона ленточного типа в 80-90-х гг. складывается на юге Китая. Её основу составляют свободные экономические зоны Шэньчжэнь с населением 3,3 млн человек в 1995 г. (рядом с Гонконгом) и Чжухай – 1 млн человек.

Пределы концентрации населения, конечно, существуют, и речь, следовательно, надо вести о его разумной пространственной организации на различных этапах урбанизации в той или иной стране.

Таким образом, городские агломерации остаются основной формой пространственной организации расселения, своего рода опорным каркасом территории развитых стран.

В 60-70-х гг. ХХ века на Западе довольно широкое распространение получила концепция контрурбанизации или дезурбанизации. Это практические меры, направленные на ограничение урбанизационных процессов и исходящие из возможности регулирования процессов общественного развития, включая рост городов. Предпочтение отдаётся экономическим методам регулирования, направленным на более рациональное размещение отраслей экономики, изменение направлений миграционных потоков (в т. ч. из городов в село и в пригородные зоны), развитие пригородных зон.

Процессы территориальной деконцентрации населения, перемещения населения из крупных городов в пригородные зоны, преобладающий рост городов в периферийных районах по сравнению с высокоурбанизированными районами отчетливо проявились в Великобритании, США (с 1960-х годов) и в некоторых странах Западной Европы (с 1970-х годов). Процесс распространения городских форм и условий жизни на сельскую местность (составная часть процесса урбанизации в его широком понимании) получил название «рурбанизация».

Помимо миграции городского населения в сельские поселения, рурбанизация характеризуется переносом в сельскую местность форм хозяйственной деятельности населения, характерных для городов, в том числе промышленности, сферы обслуживания и др.

Все эти процессы свидетельствуют скорее не о дезурбанизации (как процессе, противоположном процессу урбанизации), а о дальнейшем углублении и территориальном расширении процесса урбанизации, который на новом этапе пространственной эволюции принимает новые формы и всё активнее вовлекает в свою орбиту малые города и сельскую глубинку.

Ряд тенденций отражают и объясняют модель урбанизации в Европе в послевоенные годы.

В стадии субурбанизации снижается значение централизованных городов, а население широкоохватных столичных городов растёт. В дезурбанизационной стадии в столичной области происходит отток населения. При реурбанизации численность населения городов вновь возрастает. Годы 1950-е ознаменовались эрой городского роста, где происходило крупномасштабное движение населения из сельских в городские области Европы, особенно в большие города.

Реурбанизация является сложным комплексом экономических, социальных и демографических тенденций. Наиболее существенными преимуществами процесса реурбанизации почти всегда являются успешное завершение реструктурирования городской экономики и быстрое развитие активности сектора обслуживания в большинстве крупных городов. Экономический всплеск соотносится во времени с культурными изменениями, которые наблюдались в фермерских хозяйствах: часто молодёжь с годовым доходом выше среднего возвращалась в город в сектор обслуживания. Правительствами городов поощрялась инициатива возвращения в городские центры. Возрождение городской культуры сделало проживание в городах более привлекательным.

Несмотря на усиление миграции в страны Европейского сообщества, приток иностранных рабочих значительно замедлился. Конец экономического бума означал сокращение международной миграции; поскольку возможности обеспечить занятость не представлялось возможным, правительства начали принимать более строгие меры воздействия на миграционный процесс. Снизившийся уровень международной и сельско-городской миграции, а также баланс смертности и рождаемости показали, что численность городского населения является одним из важнейших показателей экономического развития стран, регионов и городов.

4.3.Особенности и последствия урбанизации в развивающихся странах

В развивающихся странах урбанизация всё-таки больше связана с развитием промышленности и индустриализацией.

Важная особенность мировой урбанизации во второй половине ХХ века – выход на авансцену развивающихся стран. В 1990 г. в них проживало уже 61,4% всех горожан мира (в 1950 г. – только 38,7%), а к 2025 году, по прогнозам демографов ООН, эта цифра возрастет почти до 80%.

В начале 90-х годов в развитых странах уровень урбанизации в среднем составлял 72%, а в развивающихся – 28%.

В развивающихся странах, где уровень урбанизации значительно более низкий, она продолжает расти вширь, и городское население быстро увеличивается. Ныне на их долю приходится более 4/5 всего ежегодного прироста числа городских жителей, а абсолютное число горожан уже намного превысило их число в экономически развитых странах. Это явление, получившее в науке наименование «городского взрыва», стало одним из важнейших факторов всего социально-экономического развития развивающихся стран. Однако рост населения городов в этих регионах намного опережает их реальное развитие. Он происходит в значительной мере благодаря постоянному выталкиванию избыточного сельского населения в города, особенно крупные. При этом неимущее население обычно селится на окраинах больших городов, где возникают пояса нищеты, трущоб. Полная трущобная урбанизация приняла очень большие размеры.

Следует иметь в виду, что в большинстве развивающихся стран из-за чрезмерного притока населения в городах часто живёт значительно больше населения, чем они в состоянии «переварить». Развитие городов сопровождается увеличением разрыва между ростом городского населения и его реальным включением в городской образ жизни (по характеру занятости, уровню образования, культуры и т.д.). Рост населения в городах, значительно опережая спрос на рабочую силу в современных отраслях, сопровождается не только абсолютным, но подчас и относительным расширением тех слоев, которые не участвуют ни в современном производстве, ни в современном потреблении и остаются, в сущности, неурбанизированными. Наблюдается явление, обозначаемое в литературе как «ложная урбанизация».

Большинство правительств стран третьего мира поощряли рост больших городов, чтобы связать национальную экономику с международной. В результате один из городов – как правило, столица – часто играет доминирующую роль в данной стране, контролируя все виды внутренней и внешней торговли. Высокая доля этих главных городов в населении страны усиливает их статус и способствует концентрации в них богатства и власти. Стремительный рост городов зачастую не отвечает интересам большинства населения. Национальные стратегии развития, основанные только на экономическом успехе одного или нескольких городских районов, не имеют того разнообразия и той стабильности, которая характерна для усилий, имеющих более широкую базу. Негативные последствия таких подходов можно в настоящее время видеть повсюду в развивающемся мире.

Столица – главный город государства, обычно место пребывания высших органов государственной власти, центральных учреждений и ведомств. Значение столицы очень велико, она выступает символом национальной гордости у населения за свою страну. Как правило, пригородная (периферийная) зона столицы служит по отношению к ней многообразным дополнением и резервом развития.

Концентрация городских жителей страны, экономической и политической жизни в одном городе, обычно столичном, где сосредоточена вся современная промышленность, высшие учебные заведения, приводит к автономному и изолированному его развитию от остальной территории страны.

Развивающиеся страны сильно влияют также на качественные стороны развития мировой урбанизации. Рост городских процессов в развивающихся странах способствует деревенизации города, привнося в него нормы поведения и системы ценностей, свойственные сельской местности. Глубокие структурные сдвиги не следуют автоматически за сменой среды, например, при переезде из деревни в город, особенно когда речь идёт о переселении большой массы населения в короткий срок. Отсюда большая поляризация городского населения развивающихся стран, недостаточное приобщение значительной его части к городскому образу жизни. И всё же люди продолжают стекаться в города. Для этого есть основания. Несмотря на все проблемы и катастрофические прогнозы, качество жизни в крупных городах лучше, чем в малых и в сельской местности: в них выше продолжительность жизни и ниже детская смертность, более квалифицированная медицинская помощь, шире возможности получить образование и найти работу, большие заработки, комфорт и т.д. И хотя горожане составляют немногим больше 30% населения развивающихся стран, на них приходится более 60% внутреннего валового продукта этих стран.

Сегодняшние тенденции отчасти отражают неудачи в сельском хозяйстве в этих странах. Массовая миграция из сельских районов есть симптом острых диспропорций, характерных для экономических стратегий стран и большого груза роста населения, снижающего доходы в сельских районах. При быстром росте сельского населения, крайне неравномерном распределении земли, неблагоприятных перспективах заработков и низком уровне или даже отсутствии государственных инвестиций в сельское хозяйство даже городские трущобы выглядят более привлекательно, чем сельская жизнь. В то же время в ряде развивающихся стран, характеризующихся мощной миграцией населения из села в город и имеющих весьма высокую долю горожан в общей численности населения (например, Венесуэла – 92,9%, Уругвай – 90,3; Аргентина – 87,5; Чили – 85,9; Бразилия – 78,7; Объединенные Арабские Эмираты – 84,0; Саудовская Аравия – 80,2), отмечены заметные успехи экономического роста.

Города являются крупнейшими центрами потребления всех природных ресурсов (земельных, энергетических, продовольственных), что связано с глобальной проблемой ресурсопотребления. Дефицит энергии, сырья и особенно качественной воды всё более болезненно проявляется в большинстве крупных городов мира. Урбанизация – это не только рост городского населения и увеличение роли городов во всех сферах жизни общества, но и процесс усиления влияния общества на природу. Занимая 1% обитаемой суши, эти ареалы концентрируют почти 50% мирового населения. В городах производится 4/5 всей продукции, и они «ответственны» за 4/5 загрязнения атмосферы.

В большинстве развивающихся стран, находящихся на начальном этапе индустриального развития, урбанизация современного типа началась недавно и проходит очень высокими темпами. Как правило, неконтролируемый рост городского населения и площади городской застройки одного-двух крупнейших городов страны опережает возможности городской экономики и значительно отстаёт от развития их производственной базы при непропорциональном увеличении сферы обслуживания.

Как правило, экономические причины миграции являются основными, но важное значение имеют и социально-психологические мотивы: престижность жизни в городе, возможность получения образования. Однако из-за общей хозяйственной отсталости, нехватки рабочих мест не имеющие никакой квалификации выходцы из сёл пополняют ряды городских безработных. Большая часть горожан занята в неформальном секторе мелких кустарных предприятий в сфере обслуживания. Значительные территории в городах используются как сельскохозяйственные. Сложившиеся в городах ареалы проживания выходцев из одной местности, тесно связанные со своими племенами и общинами, привлекают новых мигрантов, направляющихся в поисках работы и лучшей жизни. Трудовые миграции в города лишают аграрный сектор основной рабочей силы. Это ведёт к сокращению производства продовольствия и необходимости роста его импорта для обеспечения быстро растущего городского населения.

В странах «третьего мира» доля городского населения с 1980 по 2000 годы удвоилась и, по самым умеренным прогнозам, превысит соответствующее население развитых стран в два раза, а к 2025 году – почти в 4 раза. Темпы роста городского населения в развивающихся странах превысили коэффициент естественного прироста населения и составляют 3,6%, что в 4,6 раза выше темпов урбанизации в промышленно развитых странах (0,8%) и на 60% быстрее роста сельского населения.

Высокие темпы урбанизации ведут к обострению социально-экономических проблем крупных городов. Большинство горожан не имеют элементарных городских удобств. Так, около 40% жилого фонда городов Африки не имеет водопровода, более половины – электричества, канализаций обеспечено немногим более 1/3 жилищ. Высокая стоимость земли и низкие доходы приводят к тому, что большинство семей не в состоянии купить или снять жилье. Так, в городах, нередко в центральной их части, появляются огромные по площади и плотности населения районы стихийной хаотичной застройки – трущобы, где дома строятся из подручных материалов. Эти районы являются главными источниками социальной нестабильности, преступности, антисанитарии и эпидемий, однако средств для улучшения жизни их обитателей правительства не имеют. В качестве топлива для приготовления пищи используется, как правило, древесина, поэтому огромные пространства в окрестностях городов представляют собой деградированные земли.

Этот процесс порождает очень серьёзные проблемы: жилищную, транспортную, санитарно-гигиеническую, энергетическую, водоснабжения городов, загрязнения окружающей среды. Можно привести лишь некоторые данные специализированных организаций ООН.

Таким образом, урбанизация и на рубеже третьего тысячелетия, и впоследствии остаётся одним из важных глобальных процессов.

Города из-за огромной концентрации в них людей, промышленных предприятий и транспорта, являются крупнейшими потребителями всех видов природных ресурсов – территориальных, энергетических, продовольственных – и важнейшими источниками загрязнения окружающей среды.

Нагрузка на природную среду резко возрастает не только в самих городах, но и за городской чертой. Разрастание городской территории ведёт к сокращению ценных сельскохозяйственных угодий, что в условиях развивающихся стран ещё более обостряет продовольственную ситуацию.

4.4. Социальные проблемы последствий урбанизации

Современные трудовые рынки переживают нечто подобное периоду послевоенного бума, когда рабочие места и вакансии были разделены между группами (мужчин), обладавшими различными разноуровневыми трудовыми навыками. Научно-техническая революция в производстве означала исчезновение огромного числа «ручных» рабочих мест, тогда как рост, наблюдавшийся в производственной занятости, тяготел к привлечению специализированного, высококвалифицированного, нефизического труда.

В секторе обслуживания организация занятости происходила иначе. Возрастающее предложение профессиональных, организаторских и технических рабочих мест делало всё более и более доступными хорошие условия работы и высокое жалованье квалифицированным рабочим среднего класса, в значительной степени мужчинам. С другой стороны, расширение потребительских и персональных услуг предлагало низкооплачиваемые рабочие места, часто сопровождающиеся риском для здоровья, для женщин и представителей этнических меньшинств. Результатом изменений, происходивших в производстве и секторе обслуживания, можно назвать сильную поляризацию в доходах, общей норме занятости и безопасности работы между различными группами трудящихся города.

Поляризация доходов населения означала усиление социального неравенства, когда образуются беднейшие слои общества. Набирает силу тенденция внутригородского расслоения: приток наиболее богатых слоёв населения в город и экономическая маргинализация наиболее зависимых социальных групп.

Крупнейшие города становятся центрами концентрации потребления товаров и услуг, что наглядно демонстрирует переход к «обществу потребления» в развитых странах. На смену промышленной эпохе приходит эпоха доминирования сферы обслуживания, т.е. произошла «революция услуг».

В ходе этих изменений происходит радикальная смена акцентов в функциональной ориентации городов. Ещё в первой половине XX века развитая инфраструктура, ориентированная как на обслуживание производственной деятельности, так и на культурные и бытовые нужды населения, выступала как некий символ «роскоши», высокого уровня богатства города на фоне его бедных соседей. Города Запада должны были накопить определённый уровень богатства, чтобы обеспечить себе возможность формирования подобной инфраструктуры. В последние десятилетия в условиях глобализации экономической жизни и обострения конкуренции городов высокий уровень инфраструктуры, в том числе сферы услуг, связанных с культурой, становится одним из важнейших факторов достижения конкурентных преимуществ на международном рынке урбанизированных территорий.

Поэтому инвестиции в инфраструктуру при благоприятных условиях могут стимулировать приток производственных инвестиций. Мегаполисы, которые являются признанными центрами деловой и культурной жизни, уже обладают достаточно развитой инфраструктурой. Это, свидетельствуя об их перспективности в конкуренции городов, облегчает для них поиск источников финансирования, в том числе в форме заёмного капитала, для дальнейшего развития инфраструктуры. Конкуренция заставляет прибегать к займам, а не дожидаться собственных накоплений. В свою очередь это дополнительно привлекает к ним деловую активность, усиливая их позиции.

Существует устойчивая тенденция усиления неравномерности развития в системах городов как на национальном, так и на мировом уровнях. Крупнейшие города, безудержно расширяясь, втягивают в себя существенную часть населения сельских районов и приходящих в упадок промышленных центров. Однако подобная экспансия мегаполисов не ослабляет, а усиливает проблемность их экономической жизни. Социально-экономические проблемы, ранее распределённые по обширным территориям, оказываются территориально сконцентрированными на относительно малой части общей площади страны. Это усиливает социальное напряжение, потенциально создавая угрозу дальнейшему благополучному развитию.

Острота проблем не снимается техническим прогрессом, оказываются недостаточными даже общий рост экономики и повышение уровня жизни. Руководящие органы крупнейших городов сталкиваются с проблемами долгосрочного характера, глубинные причины которых лежат в духовной сфере. Поэтому при всей необходимости формирования разумной экономической и социальной политики стандартные экономические и политические рецепты оказываются несостоятельными.

В современной экономической жизни возрастает роль крупнейших городов, но одновременно, как правило, в них наблюдается обострение социально-экономических проблем, которые именно здесь проявляются в наиболее наглядной форме. Для большинства крупнейших городов важнейшей является проблема занятости. Технологический прогресс и усиление международной конкуренции приводят к нестабильности существующей системы рабочих мест. Даже в развитых странах становится весьма проблематичным обеспечение высокого уровня занятости трудоспособного населения.

Многие жители крупных городов оказываются в ситуации хронической безработицы. Образовался особый слой людей активного трудоспособного возраста, которые никогда не имели работы. Это создаёт существенное социальное напряжение, связанное, в частности, с болезненной реакцией малообеспеченных слоёв на ситуацию социального неравенства, и резко усиливает криминогенную обстановку в соответствующих кварталах города. Таким образом, местные власти вынуждены бороться с социальными последствиями общеэкономических проблем.

В свою очередь, безработица усугубляет жилищные проблемы крупных городов. Уже с конца XIX века была осознана социальная опасность, связанная с остротой жилищной проблемы. В развитых странах принимаются программы строительства муниципального жилья. Так, во Франции подобная программа дешёвого жилья была утверждена законом 1884 года. В Западной Европе наиболее масштабные программы развёртывания крупных жилых массивов были приняты после второй мировой войны. Политика общественного жилья становится неотъемлемой компонентой деятельности городских властей в крупнейших городах.

К числу важнейших проблем современности относится обеспечение водой горожан и промышленных предприятий и удаление сточных вод. Серьёзными проблемами считаются вывоз мусора и утилизация отходов человеческой деятельности.

В самих городах формируется особый микроклимат. Жилая застройка снижает скорость ветра, а застой воздуха способствует концентрации высокотоксичных промышленных загрязнителей. Смог (смесь дыма, пыли и тумана), сокращая количество солнечного света, вызывает серьёзные заболевания у людей. Температура воздуха в городах всегда несколько превышает среднюю температуру данного района.

Урбанизация, с одной стороны, улучшает условия жизни населения, но с другой, приводит к вытеснению природных систем искусственными, загрязнению окружающей среды, повышению химической, физической и психологической нагрузки на организм человека.

Города являются центрами политической и культурной жизни. Процесс концентрации населения в городах происходит значительно быстрее роста общей численности населения.

Процесс концентрации населения в городах неизбежен, и по своей сущности он позитивен. Но структура совершенного города, его индустриальный, градообразующий фактор пришли в противоречие с историческим предназначением города и его ролью в повышении жизненного уровня людей.

4.5. Некоторые проблемы больших городов на примере транспортной системы

Одна из важнейших проблем современных крупных городов, с которыми сталкиваются городские власти, – это проблема обеспечения нормального функционирования системы городского транспорта. Само назначение города, призванного быть «машиной контактов», поставлено под угрозу: транспортные пробки на оживлённых магистралях в часы пик, переполненные поезда метрополитена, к сожалению, весьма характерны для жизни современных крупных городов.

Заторы на дорогах возникают из-за недостаточной пропускной способности соответствующего участка в часы пик. При этом каждый участник движения замедляет движение остальных и сам испытывает с их стороны замедляющее воздействие. При некоторой излишне высокой интенсивности потока социальные издержки начинают превышать тот экономический эффект, который подобная поездка создаёт для рассматриваемого дополнительного участника движения. В связи с этим перед властями города встают неотложные вопросы, требующие решения: краткосрочная проблема ограничения потока на критических участках уличной сети до уровня, соответствующего максимизации общественного благосостояния, и долгосрочная проблема развития всей транспортной системы города. Эти управленческие проблемы имеют как политические, так и финансовые аспекты.

Несомненно, для развития дорожной сети также необходим высокий объём финансирования. Социально приемлемый уровень налогов, связанных с использованием автомобиля, оказывается недостаточным для создания высокоэффективной улично-дорожной системы в центральной зоне города, что объясняется высокой ценой городской земли в этих кварталах. Это делает практически неизбежным дотационное функционирование системы общественного пассажирского транспорта, которая является важнейшим локальным коллективным благом в городе.

4.6. Общие закономерности и тенденции урбанизации, характерные для большинства стран

К общим закономерностям можно причислить:

1). Быстрые темпы роста городского населения, особенно в менее развитых странах, где происходят стихийные, не поддающиеся контролю процессы миграции из села в город.

2). Концентрация населения и хозяйства в основном в больших городах. Так как города имеют множество функций, особенно в непроизводственной сфере, они полнее удовлетворяют запросы людей, имеют развитую инфраструктуру и обеспечивают доступ к хранилищам информации.

3) «Расползание» городов, расширение их территории. Это происходит тогда, когда вокруг крупных городов (столиц, промышленных и портовых центров) возникают пояса городов-спутников. Такие образования называются городскими агломерациями. Их неуправляемый рост очень беспокоит учёных, занимающихся этой проблемой.

Приняты следующие условные уровни урбанизации:

Низкий уровень урбанизации – менее 20%;

Средний уровень урбанизации – от 20% до 50%;

Высокий уровень урбанизации – от 50% до 72%;

Очень высокий уровень урбанизации – свыше 72%.

Высоко урбанизированными являются страны СНГ, Европы, Северной и Южной Америк, ЮАР, Австралия.

Урбанизация рассматривается учёными и общественным мнением как, в общем, позитивная тенденция развития мира, как некий объективный процесс, связанный с обеспечением всё большему числу жителей планеты условий для более удобной и комфортабельной жизни, для более полного развития способностей, защищённой и здоровой жизни. Конечно, урбанизации сопутствуют не только позитивные перемены в жизни людей, но и отрицательные.

Можно долго перечислять те негативные факторы, которые сегодня связывают с неконтролируемой урбанизацией. Это и загрязнение окружающей среды, перенаселённость и возникающие в связи с ней «кварталы бедных» в городах-мегаполисах, повышенная преступность и многие другие нежелательные явления. Тем не менее, урбанизация – в целом прогрессивное явление.

В развивающихся странах урбанизация продолжает расти вширь, а городское население быстро увеличивается. Это явление получило название «городского взрыва» и продолжает оставаться неконтролируемым. Однако рост населения городов в этих регионах намного опережает их реальное развитие.

Для стабилизации процесса урбанизации необходимо, чтобы происходил частичный отток населения из города в сельские районы, что приведёт к разгрузке городов и увеличению товарооборота между деревней и городом. Концентрация населения в городах, увеличение их роли в жизни общества происходили на протяжении всей истории. Но только с начала XIX века наблюдается значительное усиление этого процесса.

В развитых странах Запада уже достаточно давно завершены процессы, утверждающие городской образ жизни как феномен культуры и современной цивилизации. Вместе с тем, в развивающихся странах, в России и в большинстве постсоветских республик процессы адаптации сельских жителей к городскому образу жизни, овладения ими городской культурой, соответствующей системой ценностей, нормами поведения и т. д. ещё очень далеки от своего завершения.

4.7. Основные стадии урбанизации стран бывших республик СССР

Главный критерий выделения пяти стадий урбанизации – это соотношение динамики изменения городского и сельского населения.

Первая стадия урбанизации имеет следующие характеристики: доиндустриальный уклад хозяйства, традиционный тип воспроизводства, густая и сравнительно равномерная сеть сельских поселений. На этой стадии развития урбанизации городское население растёт медленно и потому доля горожан может даже снижаться при абсолютном преобладании сельского населения. На этой стадии урбанизации к 1991 г. находились Таджикистан и Туркмения. В переходе на вторую стадию урбанизации находились Киргизия и Узбекистан.

Вторая стадия урбанизации общества проявляется во время прохождения им процесса индустриализации. На этой стадии урбанизации сельское население мигрирует в города массовыми потоками, но за счёт естественного прироста доля сельских жителей во всём населении страны ещё пока незначительно растёт. Городское население увеличивается более резко. К 1991 г. на этой стадии урбанизации находились республики: Казахстан, Азербайджан, Армения. На переходе от второй стадии к третьей находились Молдавия и Грузия.

Третья стадия урбанизации общества характеризуется следующими чертами: демографический переход уже завершён; миграционный отток и естественная убыль приводит к снижению сельского населения. Рост доли городского населения обусловливает его преобладание над долей сельского населения.

На четвёртой стадии урбанизации продолжает слабо расти городское население, также слабо уменьшается сельское население. К 1991 г. на третьей-четвертой стадиях урбанизации находилась Россия, а Украина, Белоруссия, Литва, Эстония и Латвия осуществляли переход на пятую стадию.

Пятая стадия урбанизации свойственна постиндустриальным странам, когда исчезают социальные различия между городом и селом. Все преимущества города появляются в сельской местности. Повышается ценность экологического фактора в сознании населения. Рост психологического фактора заставляет перемещаться горожан в село. Снижается численность городского населения и растёт численность сельского. Система расселения снова приходит в состояние равновесия.

Таким образом, урбанизация – это исторический процесс повышения роли городов в развитии общества. Будучи весьма многообразным, имея социально-экономические, демографические, политические, этнокультурные и географические составляющие, этот процесс отражает и выражает изменения в территориальной организации жизни общества, его производительных сил, расселения. Он развёртывается на основе углубления общественного разделения труда, в том числе территориального или географического.

В начале XXI века урбанизация стремительно развивается, занимает всё более обширные территории, но сегодня, как и сто лет назад, на её пути встречаются проблемы, а именно:

1. В развивающихся странах урбанизация приняла особо стремительный и неуправляемый характер.

2. Взрывной рост городов идёт с образованием трущобных районов с антисанитарными условиями жизни.

3. Проявляется кризис городов: концентрация промышленности и автомобильного транспорта резко ухудшила экологические условия жизни в них.

4. В последующие годы может возникнуть необходимость формирования многофункциональной основы развития структуры городов.

Комплексные экономико-географические исследования актуальных проблем урбанизации и регионального расселения, их места в совершенствовании территориальной структуры хозяйства стран помогут процессу урбанизации приобрести сбалансированный характер.

4.8. Проблемы урбанизации в Таджикистане

В Таджикистане за годы независимости численность населения выросла с 5,5 млн до 8,3 млн человек, то есть рост населения составил более 50%. Примерно половину жителей (44%) составляют дети в возрасте до 15 лет, и еще 7% населения – это люди пенсионного возраста. Демографы характеризуют такой состав населения, как требующий больших государственных дотаций на социальные нужды. Ежегодный прирост населения составляет более 2,5%.

Таджикистан является горной страной, где всего лишь 7% территории составляют земли, пригодные для земледелия. Количество населения на гектар пахотной земли составляет 2,7 н/га. Надвигающаяся проблема с дефицитом земли очевидна. Между тем, население РТ растёт год за годом и, по прогнозам демографов, до 2020 года достигнет 10 миллионов.

Если в 1965 г. на одного человека в Таджикистане приходилось 0,21 га земель, а сегодня – 0,08 га, то, по прогнозам, в 2030 г. этот показатель составит 0,05 га. В условиях РТ миграция – процесс не только сегодняшнего дня, его актуальность сохранится и в перспективе.

В противовес общемировой тенденции роста числа больших городов в Таджикистане наблюдается процесс деурбанизации. За период независимости доля городского населения уменьшилась с 31,0 до 26,4%. В настоящее время 46% населения страны трудится в сельскохозяйственной сфере, и среди него преобладают женщины.

Происходящий процесс деиндустриализации экономики способствует росту безработицы, концентрации основной части трудовых ресурсов в сельском хозяйстве, увеличению доли ручного труда, снижению уровня технической оснащённости.

Процесс создания новых рабочих мест отстаёт от ускоренного роста населения и трудовых резервов, сейчас внутренний трудовой рынок не имеет возможности обеспечить всех людей, ищущих работу, рабочими местами. Ежегодно почти 150 тысяч выпускников общеобразовательных и средних спецшкол вступают в рынок труда.

С наступлением экономического и политического кризиса в конце 80-х – начале 90-х гг. значительно обострились проблемы урбанистического развития страны, которые накапливались в предыдущие десятилетия.

Далеко не всё городское население и поныне включено в городской образ жизни по характеру занятости, уровню обслуживания, разнообразию досуга и. т.д. В общем приросте городского населения страны примерно 70% составляли вчерашние сельские жители. Чрезмерная в ряде районов миграция из села в город усугублялась часто непродуманными административными преобразованиями сельских территорий в городские. Это способствовало возникновению явления, известного в литературе как «ложная урбанизация» и характерного для многих развивающихся стран, а в СНГ особенно для стран Средней Азии. Всё это имело негативные последствия не только для города, но и для сельской местности.

Можно наметить следующие первоочередные проблемы развития больших городов на обозримую перспективу:

– резкое наращивание социально-культурного потенциала, акцент в развитии больших городов – на удовлетворение потребностей человека в городе;

– значительное повышение качества городской среды;

– расширение функциональной структуры больших городов исходя, прежде всего, из местных потребностей;

– резкое улучшение экологических условий больших городов, особенно столичных и крупных промышленных центров;

– разработка новых методов управления большими городами путём учёта закономерностей их самоорганизации;

– усиление процесса формирования пригородных зон больших городов.

В Пекине недавно объявлено о решении руководства страны пересмотреть политику жёсткого ограничения численности городского населения и допустить поэтапное переселение жителей деревень в города. Благодаря этому к 2020 году городское население китайских городов должно увеличиться на 100 млн переселенцев из сельской местности, а сам процесс быстрого роста городов – урбанизация – станет важным фактором роста экономики страны. Эксперты оценивают эту программу как важное мероприятие на пути решения крупнейшей социальной проблемы страны – разрыва между городом и деревней.

Китайское правительство делает упор на размещение сельских мигрантов в городах с населением не выше 1 млн человек, прежде всего малых и средних.

4.9. Состояние текущего градостроительства в Республике Таджикистан

В середине октября прошлого года в Таджикистане отметили 90-летие столицы страны – Душанбе. В 1924 году село Душанбе было выбрано в качестве столицы, и за короткий срок оно превратилось в прекрасный город, административно-культурный центр страны.

Город Душанбе играет важную роль в укреплении национального единства.

Президент, обратив особое внимание на культуру и искусство градостроительства и градоуправления, подчеркнул необходимость использования самых передовых архитектурно-строительных достижений при разработке и строительстве новых улиц, проспектов, зданий.

Одной из основных проблем столицы является беспрецедентный рост числа населения и количества транспортных средств, изнашивание коммуникационных и коммунальных сетей, других средств обслуживания.

Год 2014-й называют «годом строительного бума» в Душанбе. Это подтверждают все эксперты, отмечая необходимость учёта национальных традиций Востока при строительстве объектов. За 2014 год на строительство зданий было израсходовано инвестиций в объёме $330 миллионов, что в 12 раз больше, чем 10 лет тому назад. Такой резкий объём показывает, что инвестировать в строительную отрасль очень выгодно. Инвесторы не рискуют вкладывать средства в сферу производства, а граждане отдают предпочтение покупке недвижимости.

В настоящее время строительство нового жилья и административных зданий ведётся не только в центре столицы, но продолжается и на её окраинах. Строительная активность в последние годы также наблюдается и в городах Курган-Тюбе, Куляб, Худжанд и других, меньших по размерам городах.

Но, по мнению некоторых специалистов в Таджикистане, градостроительство ведётся «методом проб и ошибок». Они утверждают, что точечные застройки в Душанбе приведут к тому, что город потонет в собственных отходах жизнедеятельности.

Зачастую новостройки у жителей близ лежащих домов отбирают не только ухоженный двор, но и лишают их части придомовой территории и даже солнечного света.

По мнению специалистов, при нынешнем порядке строительства нормы, регламентирующие размещение новых объектов на уже застроенной территории, чаще всего не соблюдаются. Потребность в такого рода строительстве вызвана стремлением застройщика получить дополнительную прибыль, не затрачивая средства на монтаж новых коммуникаций (водоснабжение, канализация, энергообеспечение), хотя проектирование зданий начинается только после получения технических условий, выдаваемых организациями «Барки Точик», Горэлектросеть и Душанбеводоканал.

В Республике Таджикистан до сих пор в основном руководствуются советскими СНиПами (Строительными нормами и правилами.), они переведены на таджикский язык, и основная их часть остается неизмененной. Заключения экологической и санитарной экспертизы строительных проектов часто вызывают сомнения, так как строительство явно противоречит существующим нормам: грубо нарушаются требования СНиПов, СанПиНов.

С 2004 года в Таджикистане приступили к актуализации (пересмотру) всех строительных норм в республике. С того времени к данному моменту уже разработано свыше 20 новых таджикских СНиПов, но в то же время используются и СНиПы, оставшиеся со времён СССР, и межгосударственные СНиПы.

По имеющимся нормам при точечной застройке за минимальное расстояние между длинными сторонами домов должен браться показатель высоты дома, чтобы избежать в случае чего принципа «домино». Нередко требования этого СНиПа не соблюдаются. Сейчас минимальное расстояние между строящимся домом и окружающими его домами, в зависимости от положения дома, на практике составляет от 10 до 20 метров, что, конечно, очень немного.

Некоторые жители столицы жалуются, что после того, как построили высотные здания, солнечный свет к ним вообще не попадает. Не соблюдаются минимальные санитарные нормы. Например, нормативы инсоляции (попадание прямого солнечного света внутрь помещений) были введены ещё в советские времена как мера борьбы с туберкулёзом и рахитом, а также как необходимое средство профилактики инфекционных заболеваний. Условия проживания в квартире считались эпидемиологически безопасными, если она инсолировалась не менее трёх часов в день. По ныне действующим нормам, принятыми в 1989 году, норма инсоляции сокращена до 2,5 часа, а в особых случаях – до 2 часов.

В соответствии с действующим законодательством установлен порядок проведения экологической экспертизы, в том числе и на объектах строительства. Специалисты экологической экспертизы должны на месте изучать объект и выдавать своё заключение по оценке воздействия строения на все компоненты окружающей среды, то есть на флору, фауну, атмосферный воздух и пр.

Если спроектированный объект соответствует всем санитарным, экологическим, противопожарным и иным нормам, и застройщик получил все необходимые согласования, то разрешение на строительство такого объекта должно однозначно выдаваться, но обязательно контролироваться этими службами.

Эксперты и жители столицы считают, что точечная застройка создаёт для граждан самые серьёзные неудобства, ущемляя их права на комфортное проживание.

Градостроительный кодекс Республики Таджикистан предусматривает мониторинг, который должен вестись уполномоченными органами в отношении объектов градостроительной деятельности и реализации градостроительной документации, а также для проведения её экспертизы в целях контроля правильного использования территории и результатов реализации градостроительных проектов.

Поэтому надзорные органы обязаны реагировать на факты незаконных застроек или нарушения норм градостроительства. За игнорирование таких действий предусмотрена соответствующая административная и уголовная ответственность.

Но в Таджикистане Агентство по строительству и архитектуре является одновременно и заказчиком, принимает строительство и одновременно является контролирующим органом. А ведь, как известно, во всех странах мира технические (контролирующие качество) инспекции являются самостоятельными и независимыми…

Практика доказала, что строительство в Душанбе высотных домов в микрорайонах приведёт к чрезмерно большому расходу электроэнергии, когда трансформаторы не будут выдерживать нагрузку на сеть. Уменьшается также давление воды. Устарела также вся городская инфраструктура. Это может привести к тому, что элементарно не выдержит канализационная система.

4.10. Примерный расчёт себестоимости квадратного метра жилья в городе Душанбе

В настоящее время риэлтерскими компаниями отдаётся предпочтение проектам жилых домов, в которых квартиры будут реализовываться по доступным ценам. Безусловно, строительство жилых квадратных метров в столице очень выгодно застройщику. И чем участок для застройки ближе к центру, тем выгоднее можно продать будущие квартиры.

В настоящее время застройщики предлагают уже готовое жилье под ключ в среднем по цене $1200-1300 за квадратный метр.

Средняя себестоимость строительства одного квадратного метра жилых домов в Душанбе составляет $700 в случае предварительного сноса старой постройки и более $500 – при точечной застройке в жилом массиве. В обоих случаях – с учётом последующей врезки в готовые коммуникации.

Это примерно в 2 раза ниже, чем среднерыночная цена, по которой предлагаются квартиры покупателям. К примеру, на строительство одного этажа четырёхподъездного блока площадью в 520 кв. м при расчётной цене $700 за кв. м расходуется $364 тысячи. В том числе, сюда входят: зарплата работников (в среднем ежемесячный оклад монтажника составляет около 1000 сомони, а использование китайских рабочих обходится ещё дешевле); стоимость материалов, затраченных на возведение одного «квадратного метра», составляющая в среднем $40 тысяч; непредвиденные расходы для «ускорения» строительства – около $10 тысяч; налоги и прочее – $30 тысяч; стоимость земли, в том числе и затраты на демонтаж старой постройки; соответственно, определённые расходы на подключение к сетям и прочее.

Если на возведение одного этажа четырёхподъездного блока в 520 «квадратов» расходуются $364 тысячи, а всего этих этажей девять, то выходит, что на возведение четырёхподъездного девятиэтажного блока требуется $3,276 миллиона.

А вот после реализации построенного жилья выходит иная сумма. После продажи 520 кв. м (один этаж) по цене $ 1,2 тысячи за «квадрат» получается сумма, равная $624 тысячам. В пересчёте на девять этажей получается $5,616 миллиона за минусом $3,276 миллиона затраченных средств на строительство. Полученная чистая прибыль равняется $2,340 миллиона.

Но эта сумма не достанется полностью застройщику из-за административных «издержек» (откатов).

Итоговая сумма дохода строительной компании зависит от условий получения земельного участка под строительство, его местоположения, наличия коммуникаций и обязательного наличия связей, которые в дальнейшем будут помогать застройщику, начиная от его участия в тендерах, непосредственно в ходе самого строительства и до сдачи объекта под ключ. Эта административная составляющая съедает в среднем около 30% доходов.

Столичные власти обратились к решению жилищной проблемы, создав два года тому назад ГУП «Строительство доступного жилья». В зависимости от проекта и себестоимости строительства стоимость одного квадратного метра в этих домах составит от $310 до $514. Но покупатели получат эти квартиры лишь с подведёнными линиями энерго- и водоснабжения и канализации, но без внутренней отделки и сантехнического оборудования.

4.11. Пути развития архитектуры и градостроительства Таджикистана

Из-за гражданской войны в Таджикистане поиск собственного пути развития архитектуры несколько задержался, и только с начала нового столетия достижение мира и согласия дало новый импульс поиску собственных корней и появлению новых новаторских проектных решений, осуществление которых позволяет придать им характерные черты динамически развивающейся архитектурно-художественной деятельности.

Наиболее яркой приметой времени в архитектуре и градостроительстве Республики Таджикистан стал поиск стилевого архитектурного направления, когда ключевое значение приобретает регионализм. Этому способствовали современные процессы восстановления, которые придали особую актуальность проблеме поиска региональных признаков архитектуры Таджикистана через обращение к традициям. Здесь исследователи выделяют два основных способа включения региональных традиций в современную архитектуру Таджикистана: формальное использование внешних признаков объектов (орнамент, стрельчатые арки, купола) и глубинное осознание композиционно-пространственных закономерностей формо- и средообразования (пространственные приёмы защиты от перегрева, ветра, пыли, обводнение, озеленение).

В разные периоды развития советской архитектуры были несколько волн интереса к национальному своеобразию архитектур союзных республик. Применительно к опыту республик Средней Азии и Казахстана выделяют пять этапов «ориентализации» в дореволюционной и советской практике проектирования. Первый этап (вторая половина XIX – начало XX века): «узнавание» новых форм первыми русскими архитекторами и инженерами, начавшими работать в Средней Азии после включения региона в состав Российской империи. Второй этап (1920-е годы): процесс национального самоопределения республик Средней Азии и зарождение направления, получившего название «национальная архитектура». Третий этап (1930-е – 1950-е годы): соединение классической архитектуры и местного архитектурного наследия. Четвёртый этап (вторая половина XX века): внедрение методов сборного строительства, интерес к наследию, научные исследования (археология, история архитектуры). Пятый, современный этап (с 1990-х по настоящее время): распад СССР и обретение республикой Таджикистан государственной независимости, пересмотр архитектурной эстетики, выявление местной образности.

В архитектуре советского Таджикистана наиболее ярко «национальная» тема проявилась в жилых и общественных зданиях второй половины 1940-х – 1950-х гг. Из-за малого количества архитектурных памятников в городах, отсутствия архитектурной науки, несистематизированности архитектурного наследия в Таджикистане первой половины XX века представления о региональном своеобразии архитектуры строились, в основном, вокруг образа исламской архитектурно-художественной символики (арка, свод, купол, решётка-панджара и т.п.) и орнаментальных мотивов. Несмотря на последующую критику по поводу перегруженности этих объектов архитектурными деталями в виде стрельчатых арок, декоративных колонн, накладных орнаментальных элементов, в настоящее время эти здания и сооружения являются частью культурного образа городов Таджикистана (например, в городах Душанбе, Худжанде, Исфаре, Канибадаме).

1970-е – 1980-е гг. исследователи признают периодом нового осознания региональных особенностей (на тот период декларируемых как национальные). Несмотря на упрощённый подход к выявлению национальных (региональных) качеств, архитектура Таджикистана, в частности в г. Душанбе, в то время достигла большого прогресса в выразительности художественного языка. Особенно это заметно в репрезентативных сооружениях (Дом политического просвещения, гостиницы «Таджикистан», «Октябрьская», цирк, киноконцертный комплекс «Борбад», Дом быта «Садбарг» и др.). Эти объекты стали своеобразным мостом между универсальной для любой страны мира так называемой интернациональной архитектурой и региональной таджикской.

В конце 1980-х годов впервые на современном уровне были подняты вопросы учёта регионального аспекта развития архитектуры применительно к республикам советской Средней Азии. К широко разработанным в советской архитектуре понятиям национального и интернационального было добавлено понятие регионального.

Большой научно-практический интерес представляет методологическая платформа этнокультурного направления (этноархитектуры), объединяющая ценности исторического наследия таджикского народа и достижения современной теории архитектуры. В идейно-теоретический базис можно включить: философско-культурологические учения; мифорелигиозные, космологические, художественно-эстетические и другие представления этноса, отражённые в национальном языке, народных обрядах, предметах быта; этническая концепция пространств и формы, семантики, художественного образа и т.п.; исторические, формообразующие принципы национальной архитектуры, закреплённые в образцах; идея поэтапного возрождения национальной архитектуры на основе научного изучения всей предшествующий истории национальной архитектуры, её творческая интерпретация, синтез достижений концепций «регионализма» и др.

В.Л. Воронина, В.Г. Веселовский, М.Х. Мамадназаров, Р.С. Мукимов, С.М. Мамаджанова разработали необходимую для обеспечения региональной концепции научную базу истории архитектуры Таджикистана, выявили закономерности её развития и формообразования, стилевые характеристики зодчества разных эпох.

Региональная архитектура и градостроительство – это система материальных объектов, обладающая совокупностью устойчивых черт, которые сформировались в результате освоения определенной природно-географической среды, соответствующего ей хозяйственного уклада, исторических условий и народных традиций. Новые материалы и технологии вносят коррективы и диктуют свои условия. Современная архитектура Таджикистана требует новых форм, новой эстетики пространства на основе сохранения достижений предыдущих эпох и осмысления региональных особенностей. Современная архитектура Таджикистана – не изолированное явление: она развивается во взаимодействии с культурами соседних стран, происходит интеграция в мировые процессы, в практику освоения среды внедряются новые архитектурно-градостроительные теории и современные технологии.

Региональные признаки архитектурно-пространственной среды в условиях современного Таджикистана формируются, среди прочего, в результате согласованного действия факторов, обусловленных профессиональной деятельностью специалистов: градостроительного регулирования среды обитания на принципах устойчивого развития; архитектурного формообразования; научных исследований проблем архитектурного наследия и подготовки специалистов в соответствии с методикой регионального проектирования; учета мнения населения в процессе формирования архитектурно-пространственной среды.

Необходимы корректировка методики архитектурного проектирования с учётом особенностей региона, общинных взаимоотношений и структуры семьи, а также изучение и внедрение в практику местных строительных приёмов и традиций градостроительства. Внедрение регионального подхода в архитектуре и градостроительстве возможно с учётом особенностей современного состояния.

Современная архитектура Таджикистана в условиях независимости после распада СССР обеспечила преемственность в развитии зодчества. Несмотря на сложности переходного периода (1991-1998 гг.), начало XXI века в таджикском государстве ознаменовалось активным развитием не только глобальных, но и региональных тенденций. Регионализм в архитектуре невозможен без глубины исторической памяти, изучения и возрождения наследия.

В данном случае мы под регионом подразумеваем территорию, занятую Средним (Центральная Азия), Передним (Иран) и Ближним Востоком (в основном арабские страны), имеющую не только единое конфессиональное пространство (исламский мир), но также эколого-ландшафтные условия (жаркий сухой климат, сочетание горно-предгорного и пустынно-степного ландшафтов, повсеместное распространение лессовых грунтов и др.). Во всем этом регионе, занятом различными народами, можно выделить общую для современной архитектуры проблему – это отношение к традициям прошлого.

Архитектура новейшего времени, т.е. после объявления суверенитета Республикой Таджикистан в 1991 году и до начала XXI столетия, хотя и не имеет наглядных архитектурных объектов, судя по проектам местных архитекторов, нацелена на поиск единообразных черт национального зодчества. Строящиеся относительно небольшие объекты в виде зданий офисов, коммерческих магазинов и усадеб-вилл частных домовладельцев несут в себе черты эклектики, пёстрой смеси европейских архитектурно-декоративных приёмов и форм при интенсивном использовании импортных строительных и отделочных материалов (пластмассовых профилей, металлокерамических черепиц и покрытий, зеркальных стёкол и т.п.). В основном, образ этих зданий, богатых многоэтажных жилищ-коттеджей, формируется в соответствии со вкусом заказчиков без какого-либо общественного и профессионального обсуждения.

Архитектурный облик таджикского государства должен определяться крупными архитектурными сооружениями и комплексами, организованные в крупные площади и градостроительные узлы. Примером такого сооружения, который начал определять архитектурно центр города Душанбе, является Дворец нации, т.е. комплекс правительственных сооружений в г. Душанбе, проект которого был разработан группой архитекторов Творческих научно-производственных мастерских Академии архитектуры и строительства Республики Таджикистан под руководством Б.А. Зухурдинова. Построенный в 2006 году, он отражает суть поиска современных таджикских зодчих, пути развития таджикского национального зодчества в начале XXI века. Действительно, Дворец нации Республики Таджикистан вобрал в себя лучшие архитектурно-художественные традиции дворцов Востока и Запада, отличающиеся чёткостью функционального зонирования, симметричностью плановой композиции, наличием малых и больших приёмных залов, музеев, библиотек и других помещений.

Поэтому каждый представитель суверенного государства может зрительно почувствовать в облике Дворца нации Республики Таджикистан черты своей культуры, он ещё раз подчеркивает миролюбивость таджикского народа, которому близка культура дружественных народов и стран.

5. Таджикистан может стать центром примирения мировых цивилизаций, Востока и Запада

Для того чтобы Таджикистан приступил к программе модернизации страны, потребуются, согласно нашим расчётам, как минимум в течение 10 лет вложения в виде ежегодных иностранных инвестиций объёмом от 2 до 3 млрд долларов США на развитие человеческого капитала, что предполагает ускоренное строительство экономичного жилья общей площадью до 3 миллионов кв. метров и строительство необходимой образовательной, коммуникационной и др. инфраструктуры. При использовании строительных материалов и технологий эконом-класса и привлечении квалифицированных строителей из числа мигрантов, которые приобрели богатый опыт строительства на стройках России, можно довести себестоимость квадратного метра жилья до величин в пределах от 250 до 400 долларов США.

Но тут встаёт вопрос, откуда можно взять такие объёмы инвестиций? Есть два способа решения этого вопроса, которые должны взаимно дополнять друг друга. Во-первых, учитывая интересы национальной безопасности, геополитическое расположение, взаимные экономические интересы, отражающиеся в рейтинге процентного соотношения объёма товарооборота с рядом стран, можно предложить последним совместные инвестиционные проекты строительства городов будущего и необходимой в них социально-экономической, коммуникационной, культурно-образовательной и др. инфраструктуры.

Например, во внешней торговле Таджикистана в 2013 году основные страны-торговые партнёры по объёму оборота располагались так:

Первое место во внешних связях Республики Таджикистан занимает Россия (1029,4 млн долл. США). Её доля составила 19,5%.

Второе место занял Казахстан (711,3 млн долл. США). Его доля составляет 13,5%.

Третье место занял Китай (682,1 млн долл. США). Его доля составила 12,9%.

Четвёртое место заняла Турция (656,0 млн долл. США). Доля Турции во внешнеторговом обороте Республики Таджикистан составила 12,4%. Экспорт таджикских товаров в Турцию занимает 40,7% от всего объёма экспорта республики.

На 5-м месте – Иран (292,3 млн долл. США), доля которого составила 5,5%.

Шестое место во внешнеторговом обороте Республики Таджикистан заняла Литва (222,3 млн долл. США). На долю Литвы приходится 4,2% от общего объёма внешнеторгового оборота Таджикистана.

С другой стороны, учитывая, что с древних времён нынешняя территория Таджикистана входила в состав разных государств и мировых империй, можно было бы строить эти города будущего в разных архитектурных стилях. Наряду с таджикско-советским и европейским стилями также можно использовать элементы архитектуры и зодчества того исторического периода, в который существовали эти государства и империи.

По согласованию Совета по модернизации страны с Правительством можно было бы предложить нынешним преемникам этих государственных образований в зависимости от их экономической мощи и взаимовыгодной заинтересованности совместные инвестиционные проекты по строительству отдельно взятых городов или групп городов. Таким образом, можно было бы превратить территорию Таджикистана в центр примирения важнейших цивилизаций мира, Востока и Запада, противостояние между которыми в последнее время резко усиливается. Благо у Таджикистана имеется достаточный опыт успешного осуществления процесса национального примирения, конструктивного участия в рамках таких организаций, как СНГ, ОДКБ и ШОС, а также по сближению персоязычных народов и государств, с которыми у Таджикистана имеются общие исторические и культурные корни. В перспективе эти инициативы могли бы быть использованы другими странами для сближения цивилизаций на уровне регионов, континентов и всего мира.

Исторически началом формирования таджикской нации и государственности условно можно было бы считать время переселения наших предков с их прародины Орияна Ваейджа, археологические фрагменты которого найдены в древнейшем городе Аркаиме – выдающемся археологическом памятнике древнеарийской культуры.

Аркаим является местом зарождения европейской, российской, иранской и индийской культур. Аркаим – памятник мирового значения эпохи средней бронзы на рубеже III-II тысячелетия до н.э. Прекрасно сохранившиеся укреплённые поселения были обнаружены на значительной площади, охватывающей юг Челябинской области, юго-восток Башкортостана, восток Оренбургской области Российской Федерации и север Казахстана.

Эти поселения образуют комплекс, называемый «Страной городов». В популярных изданиях Аркаим называют «местом силы», «прародиной славян, ариев или индоевропейцев», «колыбелью человеческой цивилизации».

В память об этом периоде жизни нашего народа в городах будущего должны быть некоторые упоминания о конфигурации и геометрическом расположении, а также элементы строительных сооружений Аркаима.

Следующей эпохой в таджикской истории были государственные образования Бактрия и Согдиана.

Археологические данные о материальной культуре Бактрии во второй четверти I тысячелетия до н.э. (наличие городов с крепостными стенами и цитаделью, высокий уровень развития ремесленного производства, в том числе гончарного) и заметки античных авторов о могуществе и величии древней Бактрии позволяют сделать вывод о существовании на территории этой страны государственного объединения ещё в доахеменидскую эпоху. Главным городом Бактрии была Бактра, позднее, Балх.

Примерно в IX-VIII вв. до нашей эры на территории северных частей современных Таджикистана и Узбекистана было основано государство Согдиана. Столицей его была Мараканда (Самарканд). Позже она входила в состав империй Ахеменидов, Александра Македонского, а затем (III в. до н. э.) в империю Селевкидов и Греко-Бактрийского государства.

В литературе сохранилось много информации об архитектуре и искусстве того исторического периода. Было бы естественным, чтобы в процессе градостроительства также учитывались некоторые элементы и стиль архитектуры того периода.

Согдиана и Бактрия в последующем были провинциями империи Ахеменидов и так или иначе входили в состав всех последующих персидских государств.

Как известно, вся история Древней Персии делится на три периода. Первый – время Ахеменидов, эпоха огромной мировой империи (550 – 331 гг. до н. э.). Второй – парфянский период, эпоха парфянской монархии (323 г. до н. э. – 226 г. н. э.). И, наконец, третий – сасанидский период, время большого феодального государства Сасанидов (226 – 636 г. н. э.), т.е. до завоевания его арабами.

Архитектура ахеменидского периода стилистически характеризуется теми же чертами, что и архитектура Месопотамии предыдущего периода: стремлением к грандиозности и исключительной монументальностью. Пасаргад, Персеполис и Суз – вот примеры архитектуры этого периода.

Второй период иранского искусства – парфянский – связывается с возникновением в восточной части бывшей Ахеменидской империи государства Аршакидов. Парфянские монархи, стоявшие во главе типичной феодальной империи, называют себя филэллинами и насаждают греческое искусство и литературу. Эллинизация Персии является в первую очередь результатом походов Александра Македонского и селевкидов и нахождения у самых границ Персии греческих государств, а затем римских колоний на Западе и грекоизированного Бактрийского царства на Востоке.

Для архитектурных памятников парфянского времени типична определённая приземистость, идущая вразрез с теми греческими декоративными элементами, которые в них применяются и которые требуют более вытянутых пропорций и иных архитектурных соотношений. Следует отметить наличие массивных карнизов, давящих на основную массу здания, придающих его монументальности нестрогость, и законченность греко-римских зданий, а также своеобразную тяжесть и диспропорцию.

С образованием Сасанидского государства (226 г. н.э.) начинается третий период персидского искусства. Сасаниды считали себя преемниками ахеменидов или, точнее, людьми, призванными проводить национальную политику в противоположность филэллинской парфян-аршакидов. Персидское государство достигает в эту эпоху удивительного могущества и блеска. Растут города, развиваются торговые городские слои, возникают ремесленники. Главными видами строений в тот период продолжают оставаться крепость и дворец, культовая архитектура не играет значительной роли. Конструктивно важным моментом является широкое применение купольного покрытия. Центрическое построение помещений как бы отвечает центрической структуре всей государственной системы.

Формы персидской архитектуры эпохи Сасанидов напоминают формы зданий романского стиля последующих веков в Европе подобно тому, как персидское придворное общество данного периода было близко рыцарству европейского Средневековья.

В последнее столетие существования сасанидской Персии создаётся особый декоративный стиль, для которого характерна большая геометризация, как бы предвосхищающая терракотовую резную декорацию раннего мусульманского времени.

Исходя из этой общности культуры, языка и совместной истории Иран в рамках совместных инвестиций мог бы участвовать в строительстве какого-нибудь большого города или нескольких небольших городов Таджикистана, используя как таджикско-европейский, так и иранский стиль архитектуры и зодчества прошлых веков, особенно периодов Ахеменидской и Сасанидской империй. Например, можно было бы воссоздать некую часть Пасаргарда, Персеполиса, Суза и т.д.

С точки зрения воздействия территориально-временных факторов того периода территорию современного Таджикистана удобнее рассматривать в связи с тремя основными государственными образованиями, к которым можно отнести: 1) Греко-бактрийские царства Селевкидов (Восточный Иран, он же – современный Афганистан, современная Туркмения, Северная Индия – современный Пакистан), 2) Кушаншахр (Бактрия – Тохаристан, Северная Индия) и 3) Восточный Туркестан (Хотан, Куша, Яркенд и др.).

Греко-Бактрийское царство – эллинистическое государство, образовавшееся на территории Бактрии и Согдианы в результате распада империи Селевкидов. Оно просуществовало одно столетие – с 250 г. до н.э. и до 130 г. до н.э. В эпоху Греко-Бактрийского царства на территорию Бактрии и Согдианы стали проникать первые представления о буддизме.

Для напоминания о греко-бактрийского периоде в истории Таджикистана можно в одном из городов воспроизвести древнегреческий стиль архитектуры и зодчества. Страны Евросоюза, в частности, Франция, Германия, Италия, Англия и другие европейские государства могли бы участвовать в совместных инвестиционных проектах по строительству одного города в греческо-европейском архитектурном стиле в качестве напоминания о том периоде нашей истории.

В II-I вв. до нашей эры тохары, индоевропейский народ иранского происхождения, жили в Бактрии, затем они объединились вместе с кушанами и в 130 г. до нашей эры разрушили Греко-Бактрийское царство. Таким образом, Бактрия со столицей в Балхе вошла вместе с Согдианой (II-I вв. до н.э. – II в. н.э.) в состав Кушанской империи. При кушанах Бактрия стала называться Тохаристаном.

С момента возникновения Кушанской империи роль буддизма усиливается, он стал распространяться на юго-восточные территории Парфии (Северо-Восточный Иран и Хорасан) и Маргианы (современная Туркмения).

Сейчас от былого великолепия древних храмов того периода остались лишь руины, где ведутся археологические раскопки. Названия древних святилищ сменились названиями поздних поселений, возле которых они были обнаружены: Фаяз-тепе (холм), Каратепе, Айртам, Занг-тепе, Аджина-тепе (где найдена 14-метровая статуя Будды), городище Калаи-Кафирниган и многие другие.

Буддизм был распространён достаточно широко и сосуществовал с зороастризмом. Об этом свидетельствует название города Бухара, происходящее от санскритского «вихара» (»монастырь»).

По сохранившимся фрагментам уцелевших после арабского нашествия письменных источников известно, что в Кушаншахре была широко известна буддийская школа в Бамиане. Достаточно вспомнить гигантские многометровые изваяния Будды в Бамиане (Афганистан), высеченные прямо в скале и частично уничтоженные талибами.

Параллельно развитию буддийских идей в кушанскую эпоху расцветают искусство и архитектура, что было обусловлено греко-иранским влиянием.

Буддизм почитался до тех пор, пока в IV веке н.э. Кушанская империя не сошла со сцены.

Учитывая, что во времена Греко-Бактрийского государства и Кушанской империи современный Пакистан и частично северная Индия входили в состав этих государственных образований, это стимулировало проникновение в южные территории Таджикистана индийской культуры и религии буддизма. А учитывая такой важный факт, что во времена государства Моголов с ХV века по ХVII век в течение более 200 лет таджикский язык был государственным языком Индии, то для строительства какого-либо южного города можно было бы привлечь индийские инвестиции. В этом городе можно будет воспроизвести элементы и стиль индийской архитектуры и культуры.

Таким же образом можно предложить Пакистану участвовать в совместных инвестициях в строительство и модернизацию каких-нибудь иных городов Таджикистана.

После завоевания Средней Азии арабами и принятия религии ислама современная территория Таджикистана более двухсот лет была под протекторатом Арабского халифата.

Поэтому один из вновь построенных городов мог бы иметь элементы исламско-арабской цивилизации. Арабские страны из своих многомиллиардных нефтяных доходов смогли бы найти необходимые средства и инвестировать их в строительство такого города.

После завоевания арабами и принятия ислама в VII-VIII вв. национально-освободительное движение привело к созданию мощного таджикско-иранского государства Саманидов (IX-X вв.) с центром в Бухаре, где окончательно сформировался современный персидско-таджикский язык.

Наука, культура и литература в этот период истории достигли высокого мирового уровня. В мире имеется очень мало народов, которые бы свободно использовали и понимали в оригинале своё литературное наследие 1100-летней давности.

Поэтому особо важное внимание нужно уделить архитектурному стилю периода правления таджикского государства Саманидов. В основу зодчества в эпоху Саманидов легла многовековая строительная практика прежних эпох. Среди монументальной архитектуры все большее значение стали приобретать здания центрального типа – куб, перекрытый куполом. Лучшим образцом такого архитектурного решения является прекрасный мавзолей Исмаила Самани в Бухаре (начало Х в.), сложенный целиком из обожжённого кирпича. Переход от квадратного сечения к восьмиграннику проведён с помощью стрельчатых парусов. Не будет преувеличением сказать, что мавзолей Исмаила Самани – лучший архитектурный памятник Х в. на Переднем и Среднеазиатском Востоке.

Во многих деталях саманидские архитектурные памятники далеко отошли от прежних приёмов перекрытия посредством ступенчато-арочных парусов, которые были широко распространены в Согде в доарабское время, хотя продолжали существовать и в послесаманидское время.

Исходя из этого, архитекторам Таджикистана за счёт его собственных бюджетных средств и с участием международных финансовых организаций в одном из городов можно было бы воспроизвести элементы и стили архитектуры того периода, особенно архитектурные стили городов Самарканда и Бухары.

После периода правления Саманидов их сменили тюркские племена Караханидов и Салчукийцев и потомки Чингизхана. Их присутствие продолжалось вплоть до XIX века. Вторжение в Среднюю Азию многочисленных тюркских, а затем и монгольских племён повлекли за собой разрыв единого континуума среднеазиатского персидского языка с западными диалектами Хорасана и Западного Ирана и привели к тюркизации многих областей региона. Тем не менее, позиции таджикско-персидского языка, прежде всего, как языка канцелярии и культурной жизни, оставались всё ещё достаточно сильны.

Учитывая это и большой объём товарооборота с Турцией, можно было бы предложить этой стране поучаствовать в инвестировании проекта строительства одного из крупных и ряда более мелких городов, в которых воспроизвести стили и архитектуры того периода. Казахстан, Азербайджан и другие тюркоязычные государства также могли бы участвовать в совместных инвестиционных проектах по строительству таких городов с достойными особого внимания архитектурными решениями, восстанавливающими память о непревзойдённых достижениях предков.

6. Внешние геополитические и географические факторы как необходимость осуществления ускоренной модернизации Таджикистана

6.1. СССР и Россия как стимуляторы образования, развития и поддержания безопасности таджикской государственности

В конце 60-х годов XIX века Средняя Азия была присоединена к Российской империи. Отметим, что для населения Средней Азии до XIX нач. XX вв. было характерно широкое персо-тюркское двуязычие.

После революции в Бухаре в 1920 г. и вхождения Средней Азии в состав СССР советскими властями при поддержке местной интеллигенции развёртывается политика по созданию наций нового образца, частью которых было и создание новых литературных норм.

Благодаря большим усилиям известнейшего учёного, писателя и общественного деятеля Таджикистана Садриддина Айни таджикский язык стал главным аргументом для признания за таджиками права на отдельную республику.

Необходимость создания равноправных национальных республик в бывшей Российской империи была основной из задач ленинского плана обустройства Советского государства. Во второй программе Коммунистической партии {РКП (б), 1918г.} в задаче по национальному вопросу равноправие всех наций и народов и право наций на самоопределение вплоть до создания национальной государственности были одними из главных задач построения социалистического государства.

14 октября 1924 года вторая сессия ЦИК СССР утвердила решения о национально-территориальном размежевании и образовании Туркменской ССР, Узбекской ССР, Таджикской АССР в составе УзССР. Общая территория ТАССР составила 135620 кв. км, численность населения 739503 человека.

Образование нового таджикского государства имело огромное значение для таджикского народа:

во-первых, создание собственного государства способствовало масштабному привлечению таджикского народа к участию во власти (политике);

во-вторых, наличие национального государства способствовало развитию национального самосознания, государственности и культуры;

в-третьих, оно приостановило многовековую политику монголо-тюрков по ассимиляции таджикского народа и вытеснению его в горные области.

Пятилетняя политическая жизнь Таджикской АССР в составе Узбекской ССР воочию выявила несостоятельность позиций тех таджикских руководителей, которые верили, что «узбекские братья помогут в ликвидации отставания» республики, вернут города Бухару и Самарканд (культурные центры таджиков) и что после создания удобных путей сообщения и ликвидации антисоветского движения «будет возможным присоединение остальных таджикских районов».

На втором съезде Советов Таджикской АССР 29 апреля 1929 года была принята первая в истории таджикского народа Конституция республики и рассмотрен вопрос о вхождении Ходжентского округа в состав ТАССР. Делегаты съезда обратились к съезду Советов Узбекской ССР с просьбой удовлетворить данное решение. III Чрезвычайный съезд Советов СССР 16 октября 1929 г. утвердил Декларацию о преобразовании ТАССР в Таджикскую ССР. Таджикская ССР стала седьмой союзной республикой в составе СССР. Территория Таджикской ССР составила 142,5 тыс. кв. км, численность населения 1 млн 150 тыс. человек, 72% населения составляли таджики.

К концу 1928 года в Таджикистане было создано 219 колхозов, объединивших 2776 дехканских хозяйств. Для экономического развития республики огромное значение имело завершение в 1929 году строительства железной дороги Термез - Душанбе.

В области культурного развития главное внимание было уделено ликвидации неграмотности среди населения. С помощью союзных республик Таджикистан в 1924-1929 гг. добился значительных успехов в организации образования. В республике насчитывалось 318 школ ликбеза, в которых обучались 9400 человек. Открылось 328 начальных школ, 4 семилетних, 3 средних, 9 интернатов, в которых бесплатно обучалось 14 тысяч детей.

Как мы видим, прирост населения – основного экономического богатства в Таджикистане до сегодняшнего дня – приближается к 10-кратному показателю (с 800 тыс. до 8 млн), а, например, в России и Украине численность населения за это время почти не изменилась.

Период СССР является наиболее ярким примером высокого экономического роста в Таджикистане. За время СССР Таджикистан получил свою государственность и прошёл первый модернизационный период в виде коллективизации и индустриализации. В 1980 г. по сравнению с 1940 г. объём промышленной продукции вырос в 18 раз, а по сравнению с 1913 г. – в 156 раз.

6.2. Роль России в годы независимости Республики Таджикистан с точки зрения российских официальных органов

Несмотря на непростые времена, Россия не намерена снижать темпы развития связей с Таджикистаном по всему спектру взаимодействия.

Все годы независимости, включая период гражданской войны в 1990-х гг., Россия была рядом и оказывала Таджикистану всестороннюю поддержку.

Россия относится к Таджикистану как к своему очень близкому союзнику. Это не просто стратегические отношения – это союзнические отношения.

Россия рассчитывает на сохранение приоритетности российского вектора. Основания для этого более чем весомые: тесные экономические связи, обоюдная заинтересованность в обеспечении региональной безопасности и противодействии вызовам и угрозам, в т.ч. террористической и наркотической, исходящим с афганской территории. Таджикистан находится под надёжным зонтиком безопасности России и ОДКБ.

Дислоцированная здесь до 2042 года 201-я РВБ (российская военная база) в соответствии с соглашением защищает интересы обеих стран, обеспечивает безопасность Таджикистана. А в период обострения военно-политической обстановки в регионе, угрозы суверенитету и независимости, а также агрессии против Таджикистана со стороны какого-либо государства, террористических организаций или незаконных вооруженных формирований применение воинских формирований РВБ на территории РТ осуществляется на основании согласованного решения верховных главнокомандующих вооруженными силами сторон и в соответствии с законодательством сторон.

Россия остается основным партнёром Таджикистана в сфере военно-технического сотрудничества. Реализуется программа модернизации Вооруженных сил РТ, в соответствии с которой предусмотрены масштабные поставки республике российских вооружений и военной техники на безвозмездной основе.

Вот уже более восьми лет Россия для Таджикистана остаётся ведущим торгово-экономическим партнером. По итогам 2014 года ожидаемый объём товарооборота около 1 млрд 200 млн долл. США.

Россия на протяжении ряда лет остается ведущим инвестиционным партнёром Таджикистана с общим объёмом накопленных инвестиций около 1,3 млрд долл. США или более 26% от общего объёма всех иностранных инвестиций.

Отмена Россией таможенного тарифа на нефтепродукты утроила ввоз в Таджикистан российских ГСМ (горюче-смазочных материалов) и позволяет республике экономить до 300 млн долл. США в год.

Россия входит в ведущую тройку стран по объёму оказания республике гуманитарной помощи, которая осуществляется регулярно как на двусторонней основе, так и по линии международных организаций.

В последние годы неуклонно возрастает значение фактора трудовой миграции в Россию. Этот тренд на ближайшие годы сохранится.

Контролируемая трудовая миграция является взаимовыгодной: России нужны дополнительные трудовые ресурсы, а Таджикистан обладает ими в избытке. Экспорт рабочей силы является для республики важнейшим ресурсом роста экономики.

В то же время весьма остро стоит проблема нелегальной миграции. По официальным данным, общее число таджикских граждан, въезд которым в РФ запрещён в течение 3-5 лет, составляет более 272 тыс. человек. Вопрос о трудовой миграции чрезвычайно чувствителен и способен при неконтролируемом развитии ситуации превратиться в серьёзный раздражитель в наших двусторонних отношениях. Урегулирование данной проблемы лежит, прежде всего, в переводе процесса трудовой миграции в чётко очерченные правовые рамки. Речь здесь идёт о неукоснительном выполнении решений, касающиеся приёма на работу, выдачи патентов, повышения ответственности работодателей за использование незаконных мигрантов и т.д. В стране по-прежнему остается весьма актуальным вопрос о создании на местах системы отбора и подготовки кадров для работы в России.

В Таджикистане сохраняется стабильная потребность в получении высшего образования в российских учебных заведениях. В прошлом году по государственной линии туда поступили 1133 таджикских абитуриентов, а всего в настоящее время в вузах России обучается около 7 тысяч таджикских студентов.

Важное внимание нужно уделять сохранению в РТ позиций русского языка, востребованность которого продолжает оставаться чрезвычайно высокой. В Конституции Республики Таджикистан его статус определён как язык межнационального общения. По данным Минобразования Таджикистана, в стране действуют 26 средних школ с обучением на русском языке, а в 166 школах русский преподаётся наряду с таджикским языком. Востребованность русского языка нередко приводит к переполнению «русских» классов в школах и групп в дошкольных учреждениях.

По некоторым данным, на территории Таджикистана действуют около 200 предприятий с российским участием.

В последние годы резко увеличилось число желающих отдать своих детей в школы с русским языком обучения, так как, по мнению многих родителей, преподавание в них по качеству лучше, чем в таджикских школах.

6.3. План Юрия Крупнова о совместном развитии Таджикистана и России до 2032 года

В сентябре 2012 г. международным общественным Движением развития под руководством Юрия Крупнова был разработан и презентован «План совместного развития Таджикистана и России до 2032 года» в рамках евразийской интеграции.

Ю. Крупнов предложил концепцию совместного развития Таджикистана и России, в основе которой лежат стратегические инвестиционные проекты, названные «вторичной индустриализацией республики». Ниже приведём некоторые пункты этого плана:

  1. Центральноазиатское направление евразийской интеграции является для России приоритетным. При этом опережающее развитие Таджикистана и реализация комплексной стратегии создания новоиндустриального «евразийского Льва» (по образцу юго-восточных «индустриальных тигров») позволит создать надёжный плацдарм интеграции в Центральной Евразии;

  2. Технологической основой соразвития является организация синхронной новой индустриализации в наших государствах, причём в Таджикистане – через опережающую электрификацию и проекты совместного развития в сфере электроэнергетики, транспорта, агроиндустрии, новых индустрий, гуманитарного и культурного сотрудничества и создания к 2020 году порядка 100 тысяч новых элитных рабочих мест;

  3. Новая индустриализация в Таджикистане требует привлечения инвестиционного пула в размере 12 млрд долларов на 20 лет, стратегического планирования и организации 4-х пятилеток совместного развития, а также создания Корпорации развития Центральной Азии как специальной структуры для разработки и практической реализации проектов совместного развития с региональными штаб-квартирами в Душанбе и Москве, и осуществления профессионально-квалификационной революции в Таджикистане через создание 3-х новых российско-таджикских профессиональных колледжей в Таджикистане и целевой ежегодной подготовки в Российской Федерации по 5 тысяч граждан Таджикистана в системе начального и среднего профессионального образования;

  4. Соразвитие России и Таджикистана также требует разработки программы совместной помощи Афганистану по организации и проведении там форсированной первичной индустриализация, в том числе как инструмента альтернативного развития и замещения наркоэкономики, а также реализации третичной индустриализации в рамках перехода к седьмому технологическому укладу в Российской Федерации.

В первую очередь, эти проекты подразумевают российские капиталовложения в гидроэнергетическую отрасль Таджикистана с учётом огромного потенциала республики в этой сфере. В частности, имеется в виду большой проект по строительству ГЭС на реке Пяндж, каскада станций в Хатлонской области и многие другие. По минимуму, для реализации этих проектов необходимо вложить около $3 млрд.

Далее приоритетом является создание в республике горно-обогатительных комбинатов. Например, месторождение серебра Большой Конимансур. По предварительным подсчетам Ю. Крупнова, это очень сложная задача, решение которой займёт от 12 до 15 лет. Но базовое инвестирование для запуска предприятия там не будет превышать $1 млрд. В целом по ГОК в вышеуказанный план будут включены проекты на сумму не менее $2 млрд.

Разработаны другие наиболее перспективные направления для ускоренного развития экономики Таджикистана. В частности, это пакеты проектов, направленных на подъём сельского хозяйства Таджикистана и переработку сельхозпродукции, развитие транспортных коммуникаций, энергетики, горнодобывающей промышленности, а также крупные проекты в сфере образования, здравоохранения, и в ряде других отраслей.

Первоначально в сельскохозяйственной сфере, по расчётам Ю.Крупнова, потребуется не более $800 млн. Эти средства нужны для создания сетей сбыта в России и, соответственно, создания предприятий по производству стеклотары и упаковок.

В качестве практического инструмента реализации проектов планировалось, что в Москве будет создана специальная государственная Корпорация сотрудничества со странами Центральной Азии.

Согласно этому плану, кроме инвестирования в Таджикистан, необходимо организовать мощный пул инвестиций для Афганистана. Проблему Афганистана никогда не разрешить без форсирования индустриализации в этой стране. От афганской проблемы не только Таджикистан, но и Россия не смогут закрыться. Поэтому нужно работать с Таджикистаном и думать также об индустриализации Афганистана.

В 2015 году этот проект остаётся пока на бумаге.

В целом, к числу перспективных областей сотрудничества России и Таджикистана относятся топливно-энергетический комплекс, машиностроительная и аграрная отрасли, информационно-телекоммуникационная сфера, сотрудничество в развитии транспортной сети, модернизация действующих и прокладка новых железнодорожных и автомобильных магистралей, реализация совместных проектов на территории свободных экономических зон.

Поэтому Россия, исходя из своего нынешнего статуса, могла бы вложить в экономику Таджикистана и строительство будущих городов в течение 3-10 лет инвестиции объёмом как минимум от 12 до 15 млрд долларов США.

6.4. Отражение острых моментов российско-таджикских отношений со стороны экспертного сообщества

Газета «Азия-Плюс» в конце января 2004 года опубликовала статью исследователя, выступившего под псевдонимом Мухаммадали Зокира, «Таджикистан – Россия: безответная любовь, Или брак по расчёту». Автор этого материала «очень остро поставил вопрос о взаимоотношениях Таджикистана и России».

Свою статью он начинает так: «Переговоры о создании постоянной российской военной базы на территории Таджикистана ведутся уже почти пять лет. Никто не сомневается, что, в конце концов, соглашение будет подписано, не говоря уже о том, что Таджикистан по-прежнему сильно зависит от Москвы в вопросах экономики и безопасности….

Вопрос о военной базе является лишь малой частью сложного, запутанного клубка проблем, порою омрачающих отношения между Таджикистаном и Россией. Вопросы финансирования и контроля стали камнем преткновения и в проходящих параллельно переговорах о будущем российского пограничного контингента, охраняющего большую часть границы Таджикистана с Афганистаном…

Россия остается крупнейшим внешнеэкономическим партнёром Таджикистана, однако российские предприятия не спешат вкладывать средства в важнейшие инфраструктурные проекты этой страны. Остаётся сложной и ситуация с сотнями тысяч таджикских трудовых мигрантов в России, которые зачастую подвергаются эксплуатации, бесчеловечному обращению со стороны правоохранительных органов и депортации…

Отношения между государствами должны строиться на основе взаимопонимания, уважения и учёта национально-государственных интересов. В этих отношениях перекос или действие по формуле «мои интересы важнее и значимее» совершенно неуместны…

Руководители наших государств не раз заявляли, что отношения между РТ и РФ носят стратегический характер. Таковы декларации. Но материалы о российско-таджикских отношениях всегда подаются таким образом, что Таджикистан навязывает России свою дружбу, а она с неохотой принимает её».

Автор статьи разделил историю новейших отношений между Россией и Таджикистаном на два этапа.

»Первый этап охватывает время с 1991 до 2001 годы – десять первых лет после обретения независимости. Первое десятилетие характеризуется полной зависимостью Таджикистана от России, основной причиной которой служило гражданское противостояние на таджикской земле. Республика в этот период всецело зависела от интересов России. Если для Таджикистана главная цель в этот период заключалась в достижении мира и согласия в стране, то интересы России были на порядок шире и более прагматичны. За этот период Россия укрепила свое военно-политическое присутствие в республике, вывезла из страны оборудование заводов-»почтовых ящиков», воздержалась от передачи доли Таджикистана в «Советской армии» и в принципе использовала страну в своих интересах. Хотя, по канонам международного права, вся собственность после развала СССР должна принадлежать тем государствам, на территории которых она находятся. Одним словом, Россия от РТ получила много и усилила свое положение в Центральной Азии...

Если таджикской стороне принципиально важным было сохранение светского характера государства, то для российской стороны важным было сохранение своих интересов при любом характере политической власти в республике.

Об этом открыто пишет в одной из своих книг Е. Примаков. Будучи руководителем Службы внешней разведки (СВР), он в 1992 году совершил рабочий вояж в Иран, затем в Афганистан. Главной целью поездки в Афганистан была не столько встреча с тогдашним президентом Раббани, сколько встреча с лидером ОТО Саид Абдулло Нури. Перспективы присутствия российских войск и интересы России в Таджикистане были главным предметом беседы руководителя спецслужбы России и лидера ОТО. Евгений Примаков пишет, что получил от С.А. Нури гарантии того, что если к власти в Таджикистане придут сторонники ОТО, то российские интересы не будут ущемлены, более того, они (ОТО) выступают за сохранение российских интересов в республике…

К этому же периоду относится и история таджикского долга российской стороне. Тогда, в середине 90-х годов, Таджикистан, единственный из республик СНГ, до конца сохранял верность своему «стратегическом партнёру», пытаясь остаться в единой с РФ рублёвой зоне. Российская же сторона тогда в одностороннем порядке провела денежную реформу, превратив Таджикистан в «рублёвое кладбище». Экономисты считают, что ущерб от такого решения Москвы для РТ был сравним с экономическими потерями, понесёнными нашей страной в ходе гражданского противостояния, то есть, республика потеряла несколько миллиардов долларов.

Примерно в то же время Россия предоставила Таджикистану заём в размере 90 млн рублей и навязала стране, находящейся в жесточайшем кризисе, 7% годовых выплат. Ни одна международная организация, ни одна страна, выделяющая кредиты Таджикистану, никогда не требовала под свой кредит такой большой процент. Деньги Таджикистан позже вернул, но и сегодня проценты от того долга составляют общий таджикский долг перед российской стороной – около 300 млн долларов. Следовательно, наш долг России, образно выражаясь, вырос из ничего, это «дутый» долг».

Далее автор продолжает: «Второй этап в наших отношениях включает период с сентября 2001 года по настоящее время. После террористических акций в Вашингтоне и Нью-Йорке международная политика радикально трансформировалась. После начала действий антитеррористической коалиции в Афганистане, место и роль ЦА в мире приобрели международное стратегическое значение. Для Таджикистана появилась возможность интенсивно развивать западное внешнеполитическое направление. Интерес к Таджикистану проявили США, Франция, Британия, ФРГ, международные военно-политические блоки и т.д. Таджикистан стал активным участником антитеррористической коалиции. Даже заговорили о возможном открытии военных баз некоторых западных государств в республике. Россия, как страна, которая имеет стратегические интересы в регионе в целом и в Таджикистане в частности, пыталась активизировать свою деятельность в республике. Россия решила действовать иначе – «шантажировать». Используя тяжёлое экономическое положение республики, она начала «бить» по самому уязвимому месту – по таджикским трудовым мигрантам. Они стали объектом гонений, издевательств и т.д. Хотя нахождение граждан Таджикистана, как и любого другого государства-члена СНГ, ЕвразЭС, на территории этих государств не противоречит закону и международным соглашениям, подписанным президентами.

В конце автор материала задаётся риторическим вопросом: «Как нам жить дальше?»

Думаю, таджикская сторона уже устала призывать к сотрудничеству Россию, которая со своей стороны до сегодняшнего момента ничем реальным не подтверждает декларации о развитии взаимовыгодных экономических отношений».

В ответ на этот критический материал Игорь Борисов 25.03.2004 в своей статье «Пора перестать играть в политику» продолжил дискуссию.

»Спору нет, внешняя политика России далека от совершенства. Более того, последние годы дали нам не один пример её непоследовательности и неэффективности. И даже решений, не отвечающих её национальным интересам. Вспомним свёртывание военных объектов на Кубе и Вьетнаме, провалы на югославском направлении или путаницу в вопросе о целесообразности притока иностранной рабочей силы и т.д…

Американцы рассматривают богатый стратегическими источниками энергоресурсов регион как важный плацдарм в будущем противостоянии с Китаем. З. Бжезинский, разработчик теории мировой гегемонии США, прямо заявляет, что цель Америки здесь - быть главным игроком. И в этой борьбе, скажем прямо, американцы поступательно укрепляют свои позиции, сужая в регионе геополитическое влияние России…

Супердержавы – США, Россия и Китай – жёстко соблюдают свои властные интересы, и маленьким странам региона (такова уж суровая реальность) отводится роль младших партнёров, игроков в этой системе сложнейших взаимоотношений…

Действительно, Таджикистан имеет уникальнейший по своей сути опыт разрешения гражданского противостояния. На фоне эскалации напряжённости в регионе, за сравнительно короткий период времени страна сумела пройти путь от ожесточённых вооружённых столкновений до прекращения войны, возвращения беженцев и достижения относительного мира и национального согласия… К тому же непростая геополитическая ситуация и её возможное влияние непосредственно на процессы внутренней жизни должны бы побуждать республику в целях обеспечения собственной военно-стратегической безопасности быть более других заинтересованной в нормализации обстановки в регионе…

Таджикистан благодаря личным усилиям президента Э. Рахмона занял своё место в системе международных отношений. Республика планомерно развивает многовекторную внешнюю политику, расширяет взаимовыгодные связи на мировой арене, участвует в глобальных проектах многостороннего сотрудничества (ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС, ШАС, Антитеррористическая коалиция). Этим Таджикистан пытается создать благоприятные условия для развития реформ внутри страны, решения социально-экономических задач постконфликтного развития».

Далее автор очень резко критикует работу дипломатического корпуса Таджикистана в Москве. «Имея высокий статус дипломатического представительства и, по имеющимся сведениям, более чем достаточный уровень заработной платы, нынешний КПД таджикского посольства в Москве по основной предназначенности неоправданно низок. Огромное, по меркам республики, финансовое обеспечение его деятельности уже давно не трансформируется в какие-то ощутимые практические результаты…

За эти годы так и не налажены система и механизм функционирования дипломатической службы таджикского посольства...

Представляется, что главная задача любого диппредставительства – на деле реализовывать и творчески углублять все те договорённости, которые достигнуты лично президентом страны и правительством на встречах в верхах, переводить на практический лад, трансформировать в конкретные дела стратегические отношения, сложившиеся между главами государств. Поэтому для творческого и осмысленного поиска путей развития отношений с различными ведомствами и регионами Российской Федерации необходима ежедневная и ежечасная напряжённая работа. Нужен исключительно государственный подход и бескорыстная принципиальность в реализации дипломатического сопровождения продвижения экономических интересов Таджикистана на российском рынке, изобретательность в инициировании интереса к инвестиционным возможностям республики…

Неиспользуемые и упускаемые сегодня возможности и темпы в целом складываются в огромные потери для развития наших межгосударственных взаимоотношений, репутации самого Таджикистана. Они приводят к состоянию вялого движения по инерции, которое прерывается, как свидетельствуют наблюдатели, очередной шумной беготнёй и имитацией активной деятельности на время визитов Президента республики в Москву».

От себя отметим, что и в последующие годы, уже после назначения другого посла, в прессе продолжалась критика неэффективной работы диппредставительства Таджикистана. И лишь после назначения нового чрезвычайного и полномочного посла Таджикистана в России Сатторова Имомиддина Мирзоевича ситуация кардинально меняется к лучшему.

Его систематические рабочие встречи с руководителями высшего и регионального уровня России, организация деловых встреч парламентских делегаций, министерств, государственных комитетов двух государств, активная работа с таджикской общиной в России, поездки в регионы, связанные с напряжённой ситуацией с трудовыми мигрантами, организация деловых поездок делегаций руководителей хозяйствующих субъектов для восстановления или форсирования экономических связей, налаживание конструктивных отношений с местными властями, авторитетными представителями культуры и искусства, руководителями средств массовой информации и многое другое – всё это делается во благо своего народа, во исполнение политики своего президента на взаимовыгодное сближение с Россией и поднятие положительного имиджа таджиков и Таджикистана в России и в мире.

Можно отметить, что на таджикско-российские отношения свое негативное влияние оказали трудности в реализации совместных гидроэнергетических проектов, а также сближение России с Узбекистаном, с которым у Таджикистана традиционно напряженные отношения, считают таджикские и другие обозреватели и эксперты.

По их мнению: «Характер и содержание политических взаимоотношений между Таджикистаном и Россией в 2006 году в значительной мере определяла необходимость разрешения то и дело возникавших проблем в области гидроэнергетики…

Обещания инвестиций в строительство Рогунской ГЭС Россия давала Таджикистану два раза. В первый раз – в 1994 году на уровне правительства. Во второй раз – в 2004 году, когда были подписаны соглашения, по которым российская компания РУСАЛ должна была вложить более 2 миллиардов долларов в строительство Рогунской ГЭС и возведение нового алюминиевого завода. Однако Москва, стараясь не обидеть президента Узбекистана Ислама Каримова, который после подавления андижанских волнений в 2005 году обиделся на Запад и повернулся к России, воздержалась от реализации своих обязательств.

Кроме того, в те же годы Таджикистан потерял право решающего голоса в другом российско-таджикском проекте по строительству Сангтудинской ГЭС-1, когда в компании РАО «ЕЭС России», финансирующей строительство, пересмотрели сметную стоимость проекта и добились дополнительной эмиссии акций, в результате чего сократилась таджикская доля акций».

По мнению таджикских экспертов, «экономические проблемы стали, скорее, следствием политических разногласий. Последние начались после резкого сближения России с Узбекистаном начиная с 2005 года.

Руководство Узбекистана продолжает курс на конфронтацию и использование экономических, транспортно-коммуникационных и иных рычагов давления в целях принуждения руководства Таджикистана к принятию выгодных Узбекистану решений…

Узбекский газ также превратился в постоянный инструмент политического давления на Таджикистан. Позиции Москвы и Ташкента относительно продолжения экономической блокады со стороны Узбекистана совпали. Все это делается для того, чтобы Россия добилась своих геополитических интересов. Что касается демонтажа железной дороги со стороны Узбекистана, то Ташкент сегодня понимает, что США очень нужен так называемый «северный маршрут» для вывода своих войск, который мог быть проложен и через Таджикистан».

От себя отметим, ссылаясь на то, что «деятельность организации не соответствует интересам Узбекистана», 28 июня 2012 года Ташкент обнародовал ноту о выходе из ОДКБ. Узбекистан до 2006 года уже однажды выходил из ОДКБ – в 1999 году. В этот период Ташкент участвовал в деятельности ГУУАМ – антироссийского блока, в состав которого также входили Грузия, Украина, Азербайджан и Молдавия. В этот период был заключен договор с США об использовании базы Карши-Ханабад в ходе операции в Афганистане. После подавления беспорядков в Андижане (май 2005 г.) и изоляции со стороны Запада Узбекистан в августе 2006 году вернулся в ОДКБ. Американские военные покинули Карши-Ханабад.

Аналитики посчитали демарш Узбекистана результатом слабой политики России в этом регионе. Выход Узбекистана из ОДКБ отражает ещё одну волну укрепления позиций США и НАТО, по мнению которых выход Ташкента из ОДКБ означает его переориентацию на США и НАТО. В последние годы англосаксы резко усилили свою дипломатическую активность в Узбекистане. Кроме того, в Узбекистане запущены несколько крупных экономических проектов с участием американских компаний, нацеленных на перехват инициативы в деловой сфере у России.

Об ухудшении российско-таджикских отношений в последующие годы наглядно сказано в статье Виктора Мартынюка от 14.11.2011 г. «Мелочная агрессивность по отношению к Таджикистану на руку Вашингтону».

В ответ на суровый приговор лётчикам в Таджикистане после возмущения МИДа РФ в России начались отлов и высылка на историческую родину нелегальных таджикских мигрантов.

Вот как комментировал это тогда российский государственный, политический и общественный деятель, писатель и публицист, лидер Движения развития, председатель наблюдательного совета российского Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов:

»В целом, всё это очень грустно, потому что лично я вижу здесь большой позор нашей великой страны. Зачем столько мелочной агрессивности по отношению к маленькому Таджикистану? Невозможно понять. Московская истерия вокруг этой истории, развёрнутая с участием высших должностных лиц российской власти, – это гигантский урон авторитету России, прямой удар по нашему союзнику Таджикистану и демонстрация полной нашей неадекватности вообще в деле решения международных проблем и особенно в столь чувствительном регионе, как Средняя Азия.

Таджикистану нет смысла усиливать напряжение в отношениях с Россией, но такой смысл есть у Вашингтона и Брюсселя. Там сейчас потирают руки, счастливо, с великой радостью наблюдая за тем, как высокие государственные чиновники Российской Федерации и работники госорганизаций, не имея мало-мальски осмысленной центральноазиатской стратегии, впали в истерику и тем самым усердно пашут во имя интересов США и НАТО, которые с весны этого года приступили к тотальной структуризации Средней Азии и … планируют установить полный военно-полицейский и спецслужбистский контроль над регионом».

Отметим, что Соглашение о продлении срока пребывания 201-й российской военной базе в Таджикистане до 2042 года было подписано 05 октября 2012 г. по итогам таджикско-российских переговоров на высшем уровне. Взамен Россия модернизирует таджикскую армию.

Министерства энергетики двух стран подписали Соглашение о поставках нефтепродуктов, которое предусматривает ежегодные беспошлинные поставки 1 млн тонн нефтепродуктов.

В Соглашении также указано, что лицензия на работу гражданам РТ в России будет выдаваться сроком до трёх лет, хотя до сих пор эта привилегия из-за сложности процедуры получения разрешительных документов трудовыми мигрантами используется в незначительной мере.

В статье «Возвращающиеся из РФ гастарбайтеры могут разрушить спокойствие в Таджикистане» от 06.07.2013 года, опубликованной за несколько месяцев до последних президентских выборов, пишется: «Напряжённые отношения с Россией на фоне проблем во внутренней политике Таджикистана могут лишить Рахмона власти и разрушить стабильность в стране. Эта версия вполне оправдана высоким уровнем безработицы в республике и тем фактом, что фактически половина трудоспособного населения Таджикистана трудится в РФ.

Сейчас Рахмону важны отношения с Россией, которые в последнее время стали напряжёнными. Вспоминая примеры из истории, когда Россия вмешивалась в политические события в бывших республиках Центральной Азии, он опасается, что Москва поддержит его противников.

У России также есть мощный рычаг давления: на территории РФ работает по меньшей мере 1 млн таджиков, т.е. половина мужчин трудоспособного возраста Таджикистана. Их денежные переводы, в конечном счете, составляют половину ВВП».

Всемирный банк в июне 2014 года опубликовал предварительное заключение, в котором говорится, что в целом «проект Рогун» не принесёт каких-либо серьёзных экологических последствий, которые помешали бы строительству ГЭС.

После этого Министерство иностранных дел РФ поддержало проект строительства Рогунской ГЭС в Таджикистане. Официальный представитель МИД РФ, приветствуя результаты опубликованных Всемирным банком оценок, заявил: «Очень надеемся на то, что, отталкиваясь от выводов экспертов, страны региона попытаются наладить прямой диалог для прояснения всех волнующих друг друга вопросов. Сотрудничеству, в конце концов, просто нет альтернативы».

Таджикские эксперты так оценили это решение: «Поддержка Россией проекта Рогунской ГЭС звучит в то время, когда в отношениях Москвы и Ташкента наступила некоторая напряжённость. Президент Узбекистана Ислам Каримов является одним из немногих постсоветских руководителей, которые в ходе последних событий вокруг Украины выступил за территориальную целостность Украины и подверг сомнению основные цели недавно созданного Евразийского союза. Кстати, в 2004 году Россия также обещала Таджикистану инвестиции для строительства Рогунской ГЭС на фоне ухудшения отношений с Ташкентом.

Таджикистан несколько раз становился игрушкой в спорах Москвы и Ташкента, и каждый раз с налаживанием отношений между Москвой и Ташкентом Россия забывала своего «стратегического» партнёра. Не исключено, что и это неожиданное заявление о поддержке проекта Рогунской ГЭС является посланием Москвы Ташкенту, и после очередного примирения с Каримовым Владимир Путин в очередной раз предаст забвению Таджикистан и проект Рогунской ГЭС. Естественно, до очередного ухудшения отношений Москвы и Ташкента».

Известно, что в ходе визита Президента Владимира Путина 10 декабря 2014 года в республику Узбекистан между сторонами подписаны несколько соглашений, в частности, соглашение об основных направлениях развития и углубления экономического сотрудничества на 2015-2019 годы и об урегулировании взаимных финансовых требований и обязательств. По данному договору Россия списывает Узбекистану 865 млн долл. из общей суммы задолженности в 890 млн долл.

Решено провести консультации по поводу возможного подписания договора между Узбекистаном и Евразийским экономическим союзом о зоне свободной торговли.

Таджикские эксперты опасаются, как бы эти взаимовыгодные отношения России с Узбекистаном отрицательно не отразились на российско-таджикских отношениях, ибо такое отношение руководителей России к Таджикистану через призму интересов Узбекистана просматривается ещё со времён СССР и продолжается по сегодняшний день. Естественно, что такая практика отношения к Таджикистану должна быть изменена, ибо эта позиция отрицательно воспринимается как руководством страны, так и простым народом Таджикистана. Политическая поддержка и крупные финансовые инвестиции со стороны России в ходе реализации Программы модернизации Таджикистана, которые не будут направлены на строительство ГЭС, могли бы стать доказательством позитивного, без оглядки на Узбекистан, отношения России к Таджикистану. Такая политика откроет новую взаимовыгодную эру в отношениях двух государств и их народов и одновременно снимет все препятствия на пути вступления Таджикистана к ЕАЭС.

6.5. Современная геополитическая обстановка как необходимость модернизации Таджикистана

После распада СССР Республика Таджикистан, как обособленная территория и субъект международных отношений, входит в определенные географические, экономические и политические системы мирохозяйственных связей. Через территорию Таджикистана ещё в древности пролегал Великий шёлковый путь, связывающий Восток и Запад.

Ведущие мировые державы в лице России, США и Китая в основном воздействовали на формирование геополитической ситуации в Центральной Азии и, в частности, в Таджикистане. Взаимодействия Республики Таджикистан с Россией, США, Китаем, Турцией и Ираном и геополитическая обстановка в Афганистане больше всего определяют геостратегическое положение республики и предопределяют вектор её внешней политики.

Таджикистан в последние десятилетия придерживается многовекторной политики, пытаясь извлечь выгоду от сотрудничества с крупными державами, являющимися по отношению друг к другу геополитическими соперниками. Одним из таких направлений внешней политики Таджикистана остается её американский вектор. Такая внешнеполитическая позиция страны, по мнению экспертов, соответствовала прежнему геополитическому порядку в мире.

Таджикистан с момента создания СНГ традиционно являлся его активным субъектом и всегда выступал за тесную интеграцию в рамках Содружества. Таджикистан тесно сотрудничал в рамках ООН, ОБСЕ, СНГ, ЕврАзЭС, ОДКБ, а также Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Сотрудничество в рамках этих организаций самое широкое: от совместной выработки и координации внешнеполитических подходов по решению актуальных международных и региональных проблем до налаживания многопланового сотрудничества в торгово-экономической, гуманитарной и других областях, что резко повысило геополитическую значимость Таджикистане в регионе.

ШОС придерживается принципа неприсоединения, не является союзом, направленным против других государств и регионов, руководствуется принципом открытости. ШОС выражает готовность развивать диалог, контакты и сотрудничество в любых формах с другими странами, международными и региональными организациями, принимать на основе консенсуса в качестве новых членов государства, которые разделяют её цели и задачи и вступление которых может способствовать продвижению сотрудничества.

С момента создания ШОС наблюдателями стали пять государств – Иран, Пакистан, Афганистан, Монголия и Индия, три вошли в качестве страны-партнёра по диалогу – Шри-Ланка, Белоруссия, Турция. Кроме этого, ШОС установила партнёрские отношения с ООН и другими международными организациями.

В перспективе планируется присоединение Индии и Пакистана к ШОС, что непременно придаст новые жизненные силы и поднимет положение организации на международной арене.

После событий 11 сентября 2001 г. в США, когда мир вступил в новый этап трансформации международных отношений, акценты в мировой политике изменились в соответствии с новыми угрозами и вызовами. После начала антитеррористической операции международного сообщества в Афганистане Таджикистан оказался в большей мере втянутым в общемировые процессы. Республика начала активно участвовать в борьбе с международным терроризмом и экстремизмом. Таджикистан последовательно в течение ряда лет пытался активизировать действия международного сообщества в отношении Афганистана и движения «Талибан», с которым наша республика, одна из немногих, не имела абсолютно никаких отношений, считая его рассадником международного терроризма, незаконного оборота наркотиков и торговли оружием. Поэтому антитеррористическая операция полностью соответствовала национальным интересам Таджикистана.

В этот же период в Центральной Азии появились новые игроки – США, Китай, страны ЕС, Иран, Турция, Индия, Пакистан, Япония, определяющие основные векторы международной политики и ставшие стержневыми составляющими новой системы международных отношений. Активная политика ведущих геополитических мировых игроков временами создавала уникальные союзы и партнёрские отношения между США, Россией, ЕС и Китаем в Центральной Азии, укрепляла стабильность и безопасность в регионе. Однако иногда интересы мировых держав не совпадали, тогда возникала угроза ослабления региональной безопасности. На современном этапе основной целью указанных держав в геополитическом плане является контроль над центральным пространством Евразии, а также над ресурсами и транспортными связями региона. Именно это и создает зоны геополитической нестабильности.

После начала антитеррористической операции в Афганистане внешнеполитическая стратегия США в отношении Центральной Азии стала основываться преимущественно на геополитических соображениях, прагматическом подходе, учитывающем собственные стратегические приоритеты и интересы. США, используя географическое пространство региона, постепенно наращивает свое военное присутствие в Центральной Азии. Безусловно, США в отдалённой перспективе хотели бы вовлечь Центральную Азию в сферу своего влияния, однако на современном этапе задача Вашингтона сводится к тому, чтобы не допустить появления государства или коалиции государств, которые могли бы ограничить или ослабить влияние США в регионе. Такими государствами могут быть РФ, Китай, Иран. Борьба против терроризма, незаконного оборота наркотиков, контрабанды оружия и людей, распространения ядерного и биологического оружия в регионе всё теснее связывает США и Россию с Таджикистаном. Эта взаимная зависимость геополитических интересов России и США в Таджикистане сегодня действительно приобрела международное значение. Таджикистан постепенно входит в ряд наиболее активных государств мира, которые строят свои отношения с США на основе взаимовыгодного сотрудничества. Тем не менее, отношения США с Республикой Таджикистан нельзя рассматривать вне контекста взаимоотношений республики с Россией и Китаем. Именно исходя из этого Таджикистан проводит в новом геополитическом и стратегическом контексте открытую конструктивную внешнюю политику, оправдавшую себя линию на упрочение дружественных связей со странами ближнего и дальнего зарубежья.

Заметно усилились позиции США в Таджикистане, так как республика стала партнёром в деле обеспечения безопасности в Афганистане. Стало развиваться таджикско-американское сотрудничество в политической, экономической, культурной, гуманитарной и других областях. Между США и Таджикистаном подписан ряд соглашений, составляющих прочный фундамент для перспективного развития отношений. США начали оказывать Республике Таджикистан всестороннюю поддержку, которая была направлена на то, чтобы способствовать формированию демократического общества и развитой экономики, обеспечивающих высокий уровень народного благосостояния. Администрация США стала проявлять большую активность и содействие в интегрировании Таджикистана в мировое сообщество. Не умаляя других сфер взаимодействия между США и Республикой Таджикистан, которые сложились после образования Республики Таджикистан, следует отметить, что в 2000-х гг. правительство США перешло от гуманитарной помощи к помощи в области развития. Помощь, оказываемая правительством США и международными организациями Таджикистану, создает условия для экономического развития страны.

В настоящее время набирает силу военно-политическое противостояние между ядерными державами мира – США, Россией, Китаем, Европейским союзом. К настоящему времени оно трансформировалось в прямое и жёсткое, хотя и опосредованное, столкновение их интересов в третьих странах: в 2008 г. – в Грузии, с 2011 г. – в Сирии, с ноября 2013 г. по настоящее время – в Украине, со всеми вытекающими негативными последствиями для этих стран. После присоединения Крыма к России произошла новая невозвратная геополитическая поляризация мира.

Россия как одно из мощнейших государств СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС и ШОС также входит в группу БРИКС, что поднимает международный статус стран, входящих в эти международные объединения, в том числе и Таджикистана.

В западной научной мысли и заинтересованных научных кругах в последнее время сформировалось мнение относительно «варварства» России, Китая, Индии и стран Латинской Америки.

США и их сателлиты из Евросоюза в прошлом году заметно усилили антироссийскую пропаганду. И это вполне закономерно, так как американская пропагандистская машина за долгие годы своего существования достигла к сегодняшнему дню высокого мастерства в «искусстве» очернения, дискредитации, разрушения той или иной идеологии, государства и государств, даже целых народов.

В западном обществе сформировался мнение, согласно которому мир делится на три общества: цивилизованное, дикое и варварское.

К цивилизованному обществу создатели этой концепции относят себя – страны евроатлантического пространства. Дикое общество являют собой страны Африки, а варвары – это азиаты, включая Китай и Россию.

И делается следующий акцент: именно варвары могут быть потенциально опасны, так как они разрушили Рим, цитадель западной цивилизации. И история может повториться. Следовательно, нужно выставлять «варварские» страны в нелицеприятном свете как для своих граждан, от которых зависит электоральная и политическая поддержка, так и для стран-партнёров, которых можно использовать в качестве пушечного мяса в будущих конфликтах с «варварами».

По мнению создателей этой концепции, «ось зла» составляют те авторитарные государства, которые могли бы угрожать Западу не напрямую, а опосредовано, вооружая террористов. К «авторитарной оси» они относят государства, выступающие против приверженности своих обществ к западным «ценностям», в частности, к демократии и тотальной свободе. Эта «ось» включает в себя широкую категорию государств, что создаёт долгосрочные и менее заметные угрозы для Запада. Сегодня в группу «авторитарных» стран, как утверждают они, входят Китай, Россия, Иран, Северная Корея, Сирия, Венесуэла, Куба.

У США эта новая «ось» вызывает особое беспокойство. Ведь координируя свою политику, страны этой «оси» начинают добиваться глобальных изменений в Азиатско-Тихоокеанском, Индо-Тихоокеанском и Евразийском регионах. Кроме того, действия глав этих стран согласовываются и по определённым вопросам международной внешней политики.

Попытки создания многополярного мира странами, не согласными с «вашингтонским консенсусом», – это и называется «агрессивными действиями «авторитарной оси».

Например, ШОС они приписывают две основные характеристики: 1) все государства, входящие в эту организацию, кроме Индии, являются фашистскими или авторитарными; 2) им не нравится политика Запада в области торговли, финансов, интеллектуальной собственности и прав человека.

И ситуация такова, что вряд ли столь откровенный «научно обоснованный» идеологический расизм Запада в отношении России (а также Китая, Индии, стран Африки и Латинской Америки) прекратится. И даже если предположить, что это когда-нибудь и произойдёт, то случится это очень и очень не скоро.

Поэтому в перспективе именно страны БРИКС будут играть ключевую роль противовеса странам Запада и США в решении мировых проблем и обеспечении создания системы безопасности мира. А в более отдалённое время БРИКС превратится в основной финансово-экономический и цивилизационно-духовный локомотив мирового сообщества.

Поскольку людские ресурсы являются основным богатством любого государства, то, соответственно, при умелой адаптации современных технологий, образовательных и медицинских систем развитых стран, имеющиеся средние темпы ежегодного роста доходов на душу населения позволят Китаю и Индии в короткие сроки превратиться в экономических гигантов мира.

В свою очередь, социально-экономический потенциал этих государств в совокупности с природными ресурсами и оборонительно-военным потенциалом России позволяет странам БРИКС в перспективе выиграть и геополитическое соперничество. Страны Запада, возглавляемые США с их либеральной идеологией, доводящей сознание каждого человека до крайнего эгоизма и вызывающей впоследствии постепенное уменьшение численность населения этих стран-сателлитов Америки, непременно проиграют это соперничество.

В странах Востока, наоборот, люди находятся в постоянном поиске внутренней духовной свободы, где сосед воспринимается не как конкурент согласно «свободной руке рынка Адама Смита», а как усилитель их духовной силы и свободы, поэтому темпы роста населения в них будут продолжаться. Место идеологии либерализма и свободного рынка Адама Смита, руки которого тянутся со стороны западных стран, манипулирующих мировыми ценами на энергоресурсы, золото, продукты питания и на другие важные блага, постепенно займёт идеология воли к свободе. Эта идеология подразумевает стремление к свободе у тех стран, которые дальше не желают признавать необъективную экономическую и геополитическую гегемонию государств Запада в мире. Эти страны в своем справедливом стремлении к свободе от диктата США в рамках интеграционных процессов в ЕврАзЭС, странах БРИКС и в других странах, которые к ним присоединятся со временем, обязательно достигнут успеха, освобождая весь мир от мыльного, ничем не обеспеченного пузыря в лице американского доллара. Проигрыш Америки и её вынужденных сателлитов из европейских стран неизбежен. Дело остаётся за временем.

6.6. Перспективы вступления Таджикистана в Евразийский экономический союз

Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) недавно обнародовал прогноз о грядущем снижении роста экономик стран СНГ. Причиной этого специалисты банка называют введённые против России санкции. По их оценке, особенно уязвима экономика Таджикистана, которая уже успела недополучить сотни миллионов долларов. Российские эксперты озабоченность ЕБРР назвали предупреждением Таджикистану о нежелательности интеграции с РФ.

Таджикистан тесно связан с российской экономикой и очень слабо с западной. Поэтому вполне естественно, что введённые санкции против России уже негативно повлияли на экономику Таджикистана. Речь пока главным образом идёт о денежных переводах из РФ трудовых мигрантов Таджикистана на родину их родным и близким, хотя ослабление курса рубля во второй половине 2014 года стимулировало увеличение импорта товаров из России.

Известно также об отрицательной позиции России, касающейся возможности размещения на территории Республики Таджикистан военных объектов НАТО, в том числе технических подразделений.

С оглядкой на негативную позицию Узбекистана по строительству Рогунской ГЭС и других таджикских гидросооружений Россия постоянно задерживает ввод крупных инвестиций в экономику Таджикистана. А недавние санкции не позволяют России повысить экономическую активность в Центральной Азии, а тем более в Таджикистане. Китай, наоборот, стремительно активизируется.

Естественно, Таджикистану необходимо двигаться в сторону евразийской интеграции и уже сейчас следует изучить международные договоры и законы, принятые в стране за 23 года независимости, и решить, какие из них можно и нужно привести в соответствие с правовыми документами ЕврАзЭС.

Впервые в 2010 году в Таджикистане заговорили о необходимости изучения вопроса об интеграции.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон на Межгоссовете ЕврАзЭС в Минске 10 октября 2014 года заявил, что Таджикистан «внимательно изучает экономическую базу новой организации и все правовые документы с целью возможного дальнейшего вхождения в это новое интеграционное объединение». В течение нескольких последующих месяцев в стране усилились дискуссии о плюсах и минусах присоединения к ЕврАзЭС. Безусловно, вступление страны в интеграционную организацию является серьёзным шагом и требует взвешенного подхода, тщательного сопоставления всех положительных и отрицательных последствий.

»Мы ведём переговоры с нашими таджикскими коллегами, они внимательно изучают условия возможного присоединения. Мы очень надеемся, что со временем и Таджикистан станет участником ЕврАзЭС», – заявила 23 октября 2014 года спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко на IV межпарламентском форуме «Россия-Таджикистан: потенциал межрегионального сотрудничества».

Мир вступил в фазу серьёзной экономической, политической и военной конкуренции мировых держав. В этих условиях безопасность Таджикистана, исходя из нынешнего геополитического положения, в значительной степени зависит от внутренней социально-экономической и политической стабильности страны, которую можно обеспечивать только в рамках интеграции с ЕврАзЭС. Следовательно, целью интеграции в рамках ЕврАзЭС должна быть такая стабильность страны, которая бы обеспечивала достаточно высокий уровень экономического развития и в конечном итоге привела бы к улучшению качества и уровня жизни населения.

Подготовка к вступлению в союз – это чётко регламентированный пошаговый процесс, в результате которого страна берёт на себя обязательства следовать общей для всех членов союза законодательной базе и привести своё национальное законодательство в соответствие с нею.

Естественно, что представители бизнеса с подозрением относятся к интеграционным проектам. Это и понятно, они не заинтересованы в появлении конкурентов на национальном рынке, поскольку понесут также денежные потери от изменения сложившегося порядка ввоза в республику импорта. Кроме того, от приведения таможенных пошлин к единым в Евразийском союзе ставкам, как ожидается, произойдёт снижение поступлений в бюджет республики по целому ряду товарных групп.

Россия заинтересована в создании Евразийского экономического союза, поскольку каждый новый член в союзе – это показатель политического веса России в мире.

Таджикистану интеграция с сильным партнёром в целом выгодна. Как известно, Россия приняла решение о выделении Кыргызстану 1,2 миллиарда долларов, из которых 200 миллионов – непосредственно для реализации «дорожной карты» по вступлению в Таможенный союз.

»Дорожная карта» – это чёткий план, в котором говорится, как и куда «рулить», что делать, в каком порядке и в какие сроки, чтобы была видна последовательность шагов для достижения конкретной цели и чтобы можно было бы контролировать график выполнения этих шагов. Поскольку «Дорожной карты» для Таджикистана пока нет, эта работа должна быть заказана властью и соответствующим образом финансироваться. По-видимому, надо ожидать, что какую-то сумму на эти же цели Россия выделит и Таджикистану.

Для приведения законодательства Таджикистана в соответствие с законодательной базой Таможенного союза нужен год работы сильной группы экспертов и юристов.

Ряд экспертов считают, что участие новых государств в интеграционных процессах на постсоветском пространстве равнозначно лишению суверенитета и что единым постсоветское пространство может стать лишь в случае создания наднациональных органов управления, что связано с делегированием участниками объединения части своего национального суверенитета этим органам. Безусловно, суверенитет для Республики Таджикистан является неотчуждаемой ценностью. Прежде всего, нужно отметить, что ЕврАзЭС является экономическим объединением и не посягает на политическую самостоятельность его членов. В Договоре о Евразийском экономическом союзе однозначно определены его основные цели (статья 4): развитие экономики и рост благосостояния населения; создание единого рынка; модернизация и повышение конкурентоспособности экономики. Кроме того, Договор закрепляет принципы интеграции (статья 3), среди которых есть не только «уважение общепризнанных принципов международного права, включая принципы суверенного равенства государств-членов и их территориальной целостности», но и «уважение особенностей политического устройства государств-членов».

В основу порядка принятия решений в Высшем Евразийском экономическом совете, Евразийском межправительственном совете и Евразийской экономической комиссии положен принцип консенсуса. Это значит, что любой из участников ЕврАзЭС может заблокировать то решение, которое его не устраивает.

В интересах внутренней демократичности организации Россия отказалась от пропорционального представительства в рамках ЕврАзЭС. Это значит, что каждая страна имеет равное количество представителей и равное количество голосов в органах ЕврАзЭС. Но при этом именно Россия несёт 80% финансового бремени интеграции.

Таджикистан за 15-17 последних лет прочно и надолго вписался в контуры российской экономики, прежде всего, через труд мигрантов.

В настоящее время происходит стремительная трансформация российского государства, которая отмечена, в числе прочего, стремлением навести порядок на российском рынке труда. Именно с этим связан комплекс мероприятий по борьбе с нелегальной миграцией, в том числе из Таджикистана.

В этой ситуации возникает резонный вопрос: как помочь гражданам Таджикистана, работающим в России, которые вносят в экономику страну весомый вклад объёмом больше $5 млрд долларов в год?

К нашим мигрантам в России сформировалось благожелательное отношение. Например, член Комиссии Совета Федерации по содружеству между Россией и Таджикистаном Сергей Лисовский отмечает, что «неслучайно чайна-тауны существуют практически во всех странах мира, и конечно, создание локальных диаспор в конечном итоге может привести как к внутреннему конфликту, так и к другим проблемам. А вот, к примеру, таджики хорошо ассимилируются. В наших регионах этому есть множественные подтверждения: приезжает молодой парень, знакомится с девушкой, они создают семью, рожают детей и живут уже как равноправные члены сообщества местных жителей». По его мнению, фактор ассимиляции (а ассимилируются ли какие-то нации или нет, это сложилось исторически) очень серьёзный, и его необходимо учитывать в миграционный политике. По его мнению, «надо смотреть, кто из народов больше землепашец, а кто кочевник».

»Между прочим, Таджикистан до сих пор считает себя частью нашей страны – не в плане территории, а в плане общих интересов, культуры. То есть, это люди, которые нам близки, хотят быть с нами. Вот на таких и надо делать ставку, в том числе в деле поднятия села», – отмечает он.

При правильной государственной политике в Таджикистане и улучшении экономического потенциала трудовых мигрантов путём получения ими профессионально-технического образования можно объём денежных переводов из России увеличить в 2-3 раза, что реально может перевести экономику страны на рельсы самодостаточного самоподдерживающегося динамического долгосрочного роста.

Но мы должны учесть, что ужесточение условий труда и пребывания трудовых мигрантов в России в нынешних кризисных условиях всё ещё продолжается. Глава ФМС РФ Константин Ромодановский 8 января 1915 года предупредил, что после того, как с 10 января новые поправки в законодательство РФ вступят в силу, в текущем году более чем 1 миллиону иностранцев может быть закрыт въезд в Россию на 10 лет за превышение срока законного пребывания, а на меньший срок закроют въезд ещё большему количеству мигрантов.

Он также заявил, что в начале 2015 года ФМС отмечает уменьшение почти на 70% миграционного потока в Россию. При этом, по данным ФМС, меньше мигрантов едут в Россию из Средней Азии, но больше – из Молдавии и Украины.

Если в прошлом, 2014-м году в России закрыли въезд до 300 тысяч граждан Таджикистана, то в этом, 2015-м году есть опасение, что запрет на въезд в Россию коснётся ещё большего числа людей. К концу года вполне вероятно, что общее количество таджикских мигрантов, которым запрещён въезд в РФ, может достичь 600 тысяч человек.

Согласно новым законам, общие расходы мигрантов на оформление трудового патента, рассчитанного на один год, достигнут суммы в 70 тысяч рублей, т.е. примерно 1000 долларов США. Если предположить, что в 2015 году количество наших трудовых мигрантов в России составит 1 миллион человек, то только за счёт увеличения этих расходов экономические потери наших мигрантов и, соответственно, страны составят 1 млрд долларов.

В условиях повышения курса доллара и увеличения количества наших трудовых мигрантов, которым запрещён въезд в Россию, хотя бы до 500 тысяч, общий объём денежных переводов в Таджикистан может уменьшиться до 3 млрд долларов. В условиях высокого уровня безработицы возвращение такого количества мигрантов в Таджикистан создаст критическую социально-экономическую напряжённость и социально взрывоопасную ситуацию. Таким образом, цена невступления в ЕврАзЭС со временем может непомерно возрасти.

Если Таджикистан остаётся вне единого рынка труда ЕврАзЭС, то положение наших мигрантов будет только ухудшаться. Выход на общий свободный рынок труда ЕврАзЭС граждан Киргизии, которая присоединяется к союзу с мая 2015 года, постоянный приток украинских беженцев по мере ухудшения экономической ситуации в Украине и изменяющая структура рынка труда повышают конкуренцию среди трудовых мигрантов на российском рынке. Трудовые мигранты Таджикистана, которые за долгие годы своим тяжёлым трудом освоили рабочие места и некоторые секторы трудового рынка, рискуют безвозвратно потерять их.

Для повышения уровня благосостояния граждан Таджикистан должен пройти новую индустриализацию, создать современные производства с высокой добавленной стоимостью. Но это можно сделать только посредством интеграции в крупное экономическое объединение. Страна с восьмимиллионным населением попросту не способна найти инвестиционные ресурсы для масштабных промышленных проектов и не может обеспечить их окупаемость, если она не включена в единые экономические процессы более крупного экономического объединения. В качестве такой экономической структуры для Таджикистана может выступать только ЕврАзЭС.

Ряд таджикских экспертов выступают за приоритетность развития Таджикистана в качестве транзитной территории и транспортно-логистического хаба для товарных потоков между Китаем и Европой, нежели чем в качестве индустриализированной экономики. В этой связи следует отметить следующее.

Во-первых, членство в ЕврАзЭС никоим образом не ограничивает возможности развития транзитного и транспортно-логистического потенциала Таджикистана. Повышение ввозных таможенных пошлин не будет критическим в силу близости уровня средневзвешенного таможенного тарифа РТ и ЕврАзЭС. И оно коснётся только товаров, ввозимых для продажи, никак не затронув транзитные товары. Более того, поскольку Таджикистан станет «входными воротами» для огромного рынка ЕврАзЭС, то привлекательность его территории с точки зрения логистики только вырастет.

Таджикистан должен предварительно определить свои социально-экономические выгоды от этого процесса и его издержки и быть готовым к серьёзным переговорам, которые позволят соблюсти национальные интересы и использовать членство в ЕврАзЭС для дальнейшего укрепления государственности Таджикистана.

Создание Евразийского экономического союза (ЕврАзЭС) с участием России, Казахстана и Белоруссии, который официально начал функционировать с 1 января 2015 года, не вызвал заметного энтузиазма за океаном, впрочем, как и в ряде европейских стран. Известно, что один из вероятных кандидатов в будущие президенты США Хиллари Клинтон ещё в качестве госсекретаря озвучила на весь мир твёрдое намерение Вашингтона всеми средствами воспрепятствовать любым интеграционным процессам на постсоветском пространстве.

Евразийский союз сможет стать одной из реальных составляющих многополярного мира, к созданию которого стремятся все здоровые политические силы на планете.

Именно роста притягательности, авторитета и позитивного влияния этого объединения на международную обстановку более всего опасаются в Вашингтоне, поскольку рано или поздно американцам придется охладить свои агрессивные намерения, отказаться от культивирования «цветных революций» в странах, которые отвергают диктат США в любой форме.

Вашингтонская политика давно строится на праве сильного, а посему в США могут считаться с интересами и правами только могучих и сплочённых оппонентов, как это бывало во времена Советского Союза.

Западная печать не скрывает, что «первоочередной задачей США являются теперь недопущение успеха и расширения нового союза и ослабление России, что, как полагают за океаном, может повлечь за собой развал ЕврАзЭС». Действительно, успешный старт Союза, плодотворная и дружная работа его участников во многом зависит от России – её внешней политики, экономических, технологических и финансовых возможностей. Ведь на Россию, отмечают эксперты, в конце концов, приходится порядка 80 процентов экономического потенциала ЕврАзЭС.

Известно, что в этот Союз также вошла и Армения, хотя общих границ с Таможенным союзом у этой республики нет. Поэтому предусмотрен восьмилетний переходный период для адаптации законодательства страны, унификации таможенных правил и других регламентов, особый порядок перемещения грузов, людей и т.п. Возможно, уже в мае этого года к ЕврАзЭС присоединится и Киргизия, руководство которой активно к этому готовится.

Впрочем, уже и сейчас ЕврАзЭС – это 170 миллионов человек, более 20 миллионов квадратных километров территории, что составляет 15 процентов земной суши. Это – первое место в мире по добыче газа (22 процента всего объёма); первое место в мире по добыче нефти (14,6 процента); второе место в мире по производству минеральных удобрений (14 процентов); третье место по производству электроэнергии (9 процентов мирового производства); четвёртое место по производству стали и добыче угля (соответственно, по 6 процентов от мирового показателя).

Объективные социальные опросы населения во всех странах-участницах показывают, что создание нового объединении на постсоветском пространстве подавляющим большинством населения приветствуется. Среди стран, не являющихся членами ЕврАзЭС, наиболее высокая поддержка населения по присоединению к нему была зафиксирована в Таджикистане (72%) и Узбекистане (68%). Об этом говорится в обнародованном ежегодном исследовании Евразийского банка развития (ЕАБР) «Интеграционный барометр».

Поскольку ЕврАзЭС базируется на принципах единого рынка товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, то практическую пользу от его функционирования может извлечь, прежде всего, мобильное трудоспособное население России, Казахстана, Белоруссии и Армении. Каждый гражданин этих стран сможет работать на территории участников Союза на равных условиях, без каких-либо правовых изъятий. Ведь на территории ЕврАзЭС предусматривается доступ к гарантированной каждым из государств Союза бесплатной медицинской помощи и социальному обеспечению. Это, к примеру, означает, что приехавшие из Таджикистана в Россию граждане могут рассчитывать на получение адекватной медицинской помощи в предусмотренном для местного населения объёме и качестве. Равные права всех жителей ЕврАзЭС распространяются также на получение мест в детских садах, на учёбу в школах, вузах и т.д. Предусматривается также включение в общий трудовой стаж период работы гражданина в любой из стран Союза, что открывает широкую возможность для маневра трудовыми ресурсами и решения проблемы дефицита рабочих кадров, к примеру, в России.

Если Таджикистан вступит в Евразийский союз, то таджикские трудовые мигранты получат беспрепятственный доступ на рынок труда в России и в других странах Союза на любой период. Никто не сможет беспричинно придраться к трудовому мигранту из Таджикистана, если человек на законных основаниях будет работать в России и будет уравнен в трудовых правах с гражданами России.

Интересы более чем миллиона трудовых мигрантов (а с членами семей их не менее 3,5 миллиона) давно можно было бы учесть, и лишь по этой причине можно было бы вступить в Таможенный и в Евразийский союз, и чем раньше, тем лучше.

ЕврАзЭС открыт для равноправного экономического взаимодействия со всеми странами, которые согласны с его задачами и целями, правилами функционирования. По своему потенциалу новый Союз может стать одним из привлекательных полюсов современного мира, способного взять на себя роль эффективной деловой «связки» между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом.

В настоящее время уже более 40 государств мира проявили заинтересованность в создании свободных экономических зон с ЕврАзЭС.

При всех вариантах внешней политики Россия была, есть и остаётся главным стратегическим партнёром Таджикистана. И этот фактор нужно учитывать. Можно с Россией договориться о вступлении в ЕврАзЭС в первой половине 1915 года, а в течение текущего года разработать «дорожную карту» по вступлению в ЕврАзЭС с условием, что будет реализовываться «план Крупнова» для Таджикистана и Россия дополнительно будет инвестировать в строительство городов будущего с необходимой инфраструктурой, прежде всего профессионально-образовательной, в течение 10 лет, ежегодно вкладывая сумму, эквивалентную от 1,5 до 2 миллиардов долларов США.

Поскольку Таджикистан очень сильно зависим от денежных переводов трудовых мигрантов из РФ, то нужно на двусторонней основе добиться от России амнистии трудовых мигрантов, которым заочно закрыт въезд по административным правонарушениям, с момента утверждения «дорожной карты» по подготовке к вступлению Таджикистана в ЕврАзЭС. Наряду с инвестиционной поддержкой Россией Концепции модернизации Таджикистана, амнистия таджикских трудовых мигрантов должна стать одним главных условий вступления в ЕврАзЭС.

Совместная корпорация «Россия-Таджикистан» может заниматься вопросами профессионально-образовательной подготовки мигрантов, подбора и отправки их в РФ целевым образом в рамках межгосударственных или межведомственных совместных программ мобилизации человеческих ресурсов и подготовки квалифицированного персонала, востребованного как отраслями российского народного хозяйства, так и нуждающимися в рабочей силе регионами необъятной России.

6.7. Китай как один из главных инвесторов экономики Таджикистана

Одной из важнейших региональных держав, влияющих на геополитическое соотношение сил в Центральной Азии, можно считать Китайскую Народную Республику. С приобретением республиками Центральной Азии статуса независимых государств Китай первоначально проводил в этом регионе осторожную политику, сознавая нежелательность и преждевременность демонстрации своих геополитических амбиций в регионе. Новые независимые государства рассматривались Китаем только в плане безопасности своих восточных границ. С конца 90-х гг. Китай в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) значительно расширил связи со всеми республиками Центральной Азии (Узбекистан, Таджикистан, Киргизстан, Туркменистан). В рамках этой организации на саммитах государств-членов ШОС (в 1996 г., 1997 г. и в 1998 г.) Китай решил проблемы спорных участков границы со всеми соседями – государствами этого региона, укрепил с ними торговые связи, увеличил объём инвестиций. Растущий китайский интерес к этим территориям заметен в первую очередь в экономической сфере.

Таджикистан имеет относительно прочные отношения с Китаем. За сравнительно небольшой исторический промежуток времени достигнуты значительные результаты. Между Душанбе и Пекином идёт постоянный плодотворный политический диалог, разрабатываются проекты, затрагивающие развитие экономики и других секторов народного хозяйства. Если в 2001 г. внешнеторговый оборот между РТ и Китаем составлял всего 7,4 млн долл., то в 2007 г. он составил 283,6 млн долл. Из года в год увеличиваются инвестиции Китая в развитие экономики РТ.

КНР внесла существенную лепту в реконструкцию и полную модернизацию государственных телекоммуникационных систем Таджикистана. Реализация кредитных соглашений и проектов, подписанных в июне 2006 г., позволила ввести в действие высоковольтную линию электропередач ЛЭП-220 «Лолазор-Хатлон». В декабре 2009 г. китайскими специалистами была введена в эксплуатацию высоковольтная ЛЭП-500 высокого напряжения «Юг – Север», посредством которой можно будет ежегодно передавать 8 млн киловатт-часов электроэнергии с юга республики на север. Инфраструктурные объекты, которые сооружаются при финансовом и техническом содействии Китая в Таджикистане, по мнению учёных и специалистов страны, станут основой для существенного ускорения динамики экономического развития, эффективного решения самых серьёзных социальных проблем, в том числе резкого снижения уровня бедности. Сданные объекты, построенные китайскими специалистами, являются ещё одним свидетельством укрепления и расширения экономического сотрудничества между Республикой Таджикистан и Китайской Народной Республикой.

Большое значение для экономики Таджикистана имеют законченная реконструкция автомагистрали Душанбе-Худжанд-Бустон-Чанак, строительство туннеля «Шахристан» протяженностью 6,3 км с селезащитными объектами, строительство линии электропередачи «Юг – Север» и автомобильного туннеля «Шар-Шар». Эти объекты направлены на развитие логистики КНР в направлении Туркмении, Афганистана, Пакистана и Ирана, и все они реализованы с привлечением инвестиций, специалистов, техники и оборудования Китая.

В 2013 году Китай объявил о создании с приграничными государствами и регионами «экономического пояса Великого шёлкового пути». В Китае считают, что древний Шёлковый путь проходил по нынешним территориям шести стран-членов и пяти стран-наблюдателей ШОС. В том числе часть его пройдет по территории Таджикистана. На новый проект Поднебесная готова потратить 40 миллиардов долларов. Поэтому Китай считает, что на нём лежит ответственность за наследование духа Великого Шёлкового пути, его дальнейшее развитие, создание благ для каждой страны и каждого народа, проживающего вдоль него.

Возрождение древнего маршрута – это не только возвращение к истории и традициям, но и важный и уверенный шаг в будущее для стран ШОС. Эти средства, в первую очередь, пойдут на строительство и реконструкцию инфраструктуры на Шёлковом пути. Строительство горных трасс в Таджикистане наравне с международным будет иметь региональное значение и поспособствует экономическому развитию, росту международной торговли и созданию комфортных условий для туризма.

Таджикистан представляет для Китая больший интерес не в качестве собственно объекта для инвестиций в реальный сектор, а в качестве транзитной зоны при сообщении с Туркменистаном и Ираном.

Китай, согласно подписанным осенью 2014 года в Душанбе соглашениям, будет в течение трёх лет инвестировать в экономику Таджикистана $6 млрд. На эти инвестиционные деньги в республике будет построено множество промышленных предприятий. Одним из проектов, реализуемых Китаем на территории Таджикистана, является строительство участка четвертой ветки газопровода «Центральная Азия – Китай» протяжённостью 400 километров, который будет сдан в эксплуатацию до конца 2016 года.

По данному газопроводу ежегодно из Туркменистана в Китай будет поставляться 25-30 млрд куб. метров природного газа. Реализация этого проекта позволит привлечь более $3 млрд. прямых инвестиций из Китая в экономику Таджикистана.

Кроме того, существует проект окружной железной дороги Китай-Иран по маршруту Киргизия-Таджикистан-Афганистан. Несмотря на напряжённую ситуацию на афганской территории, эта инициатива вполне реализуема.

Китайские предприниматели планируют создать в РТ предприятия по производству минеральных удобрений и фосфора. Согласно проекту мощность этих предприятий составит 300 тыс. тонн минеральных удобрений и 150 тыс. тонн фосфора в год. Учитывая огромные запасы угля в Таджикистане, предприятия будут использовать уголь в качестве топлива, и при установке оборудования будет учтён этот аспект.

В 2014 г. в Таджикистане на площади 7,8 тыс. гектаров земли были использованы семена хлопка, ввезённые из КНР для повышения урожайности, – 234 тонн семян. В 2013 году китайские фермеры в Таджикистане произвели сев этого высокопродуктивного хлопка, получив с каждого гектара свыше 4 тонн сырца. Для сравнения таджикские фермеры в среднем с каждого гектара получают по 2,5 тонны хлопка-сырца.

Китай занимает первое место по вложенным прямым инвестициям в экономику Таджикистана.

В целом можно заключить, что Китай строит долгосрочные стратегические отношения с Республикой Таджикистан. Роль Пекина в стране будет постепенно возрастать, что вызовет пропорциональное ослабление здесь российского влияния.

Учитывая историческую территориальную близость с Китаем и большой объём товарооборота между нашими странами, можно разработать совместный проект строительства нескольких городов будущего с участием инвестиций Китая вдобавок к тем инвестициям, которые сейчас он вкладывает в сельское хозяйство, строительство дорог и туннелей, строительство газопровода, промышленных предприятий и т.д. на сумму всего более 6 млрд долл. США.

6.8. Опасения Таджикистана относительно китайской экспансии

Таджикистан может попасть в экономическую зависимость от Китая, но в настоящее время вынужден искать там крупные инвестиции. Недавно министерство финансов Таджикистана сообщило, что достигло соглашения с Китаем об инвестировании в таджикскую экономику в 2015-2017 г.г. 6 млрд долларов. Об этом ещё осенью объявил заместитель министра Джамолиддин Нуралиев, подчеркнув, что таким образом страна хочет застраховаться от последствий экономических проблем России, вызванных падением мировых цен на нефть и санкциями.

Западные аналитики отмечают, что обещанные миллиарды являются одним из последних признаков экономической экспансии Китая в Центральной Азии. Душанбе пытается также привлечь в свою экономику европейские инвестиции, однако западные дипломаты сообщили «Financial Times», что притоку возможных инвестиций препятствует высокий уровень коррупции в Таджикистане, который согласно последнему рейтингу Transparency International среди 177 стран занимает 154 строчку по уровню коррупции. Налоги и таможенные сборы, а также проблемы с энергоснабжением являются ещё одной причиной того, что западные инвесторы не проявляют своей заинтересованности к Таджикистану.

Джамолиддин Нуралиев отметил, что правительство ведёт активную борьбу с коррупцией и принимает меры для решения других существующих проблем. По его мнению, китайские инвестиции в некотором отношении более привлекательны для Таджикистана, чем деньги от таких западных организаций, как Всемирный банк, который предоставляет транши на определённых условиях, а при привлечении китайских инвестиций, которые выдаются без каких-либо условий, нет бюрократических процедур, и эта процесс не занимает много времени.

По данным республиканского МИДа, за весь период 2002-2013 гг. в республику удалось привлечь лишь менее 2,3 млрд долл. иностранных инвестиций. Из них 855 млн (36,7%) приходили из стран СНГ, 320 млн (14,1%) – из Китая. Однако в случае реального проникновения в Таджикистан инвестиций объёмом более 2 млрд долл. в год баланс в экономике республики полностью изменится, и Россия потеряет свое положение ключевого инвестора в таджикскую экономику.

О китайских инвестициях в экономику Таджикистана Никита Мендкович в статье «Доминирование Китая в Таджикистане» от 09.12.2014 отмечает следующее:

»Опасения китайской экспансии в случае Таджикистана, пожалуй, наиболее обоснованы в сравнении с другими странами постсоветского пространства. Если в большинстве других стран она носит характер скупки активов или, в худшем случае, потока трудовых мигрантов, то Душанбе уже пришлось столкнуться с существенными территориальными потерями. В 2011 г. Таджикистан лишился в результате серии уступок 5,5% своей территории или 28,5 тыс. кв. км. Потерянные территории находились в малонаселённых горных районах Памира, однако их уступка была столь резонансным событием, что о подписании последних соглашений в 2011 году республиканская пресса сообщала населению с большой задержкой…

Есть надежда, что крупные китайские инвестиции смогут изменить к лучшему структуру экономики. Проблема, однако, в том, что экономическое сотрудничество с Китаем несёт в себе и выгоды, и риски. Проникновение в экономику больших масс юаней в том или ином качестве автоматически стимулирует импорт китайских товаров, которые и так играют большую роль на потребительских рынках республики. Проблема в том, что получение инвестиций от страны-импортёра само по себе провоцирует сценарий «проедания» полученных средств. Республика не сможет использовать большинство из них для развития собственного реального производства, зато столкнулась с дефицитом платёжного баланса и зависимостью от импортных товаров, подавляющих местный бизнес.

В 2013 году размеры китайского импорта в Таджикистан достигли, по данным национальной статистики, 595 млн долл., что на 22% больше, чем в прошлом году. Однако есть основания полагать, что существует серьезнейший недоучёт «серого» импорта китайских товаров, так как статистика Пекина оценивает его объёмы в 3-4 раза больше приведенных выше данных из Душанбе.

Уже сейчас вал импорта иностранных товаров в Таджикистан неадекватно велик. Его стоимость (4,1 млрд долл.) составляет около 50% по отношению к национальному ВВП, а дефицит внешней торговли достигает 2,9 млрд. Дальнейшее «раздувание» китайского импорта, который уже с 2010 года демонстрирует устойчивый рост, может нанести серьёзный вред таджикистанскому бизнесу. В долгосрочной перспективе китайский импорт может буквально «задавить» некоторые отрасли отечественной промышленности, если правительство не предпримет мер по регулированию финансовых потоков в рамках национальной экономики.

Конечно, это во многом классическая проблема постсоветских экономик, которые на различных этапах сталкиваются с возможностью привлечения больших объёмов зарубежных финансовых средств в рамках ресурсных, транспортных или даже чисто политических проектов. Но опыт показывает, что это не абсолютные блага. «Принимающая сторона» должна найти возможности использовать их так, чтобы они способствовали её долгосрочному экономическому развитию, а также суметь не попасть в политическую зависимость от партнёров. Да, как мы упоминали выше, в большинстве случаев Пекин пока не стремится к жёсткой экспансии и подчинению себе сопредельных государств. В настоящий момент его инвестиционные инициативы обычно решают чисто экономические задачи, связанные с доступом растущей экономики к необходимым ресурсам. Однако ситуация может в любой момент измениться, если китайское руководство внезапно сочтёт, что уже готово изменить модель поведения на международной арене.

Разумеется, эти опасения не являются поводом для отказа от сотрудничества с одним из ближайших соседей, но лишь основанием для анализа рисков и выгод уже сейчас, а не откладывания процесса «обозначения границ» на некое отдаленное будущее», – завершает свою статью Никита Мендкович.

Другие аналитики утверждают, что именно инвестиционная активность республики ставит её правительство перед серьёзной угрозой потери ликвидности и платёжеспособности Таджикистана.

Проблема заключается не только в приближении к кризисному уровню величины внешнего долга по отношению к основным макроэкономическим показателям, а в том, что отдача от введения в строй указанных объектов энергетики и транспортной инфраструктуры наступит позже, чем сроки погашения основных сумм кредитов. Спорным можно считать и экономические эффекты от китайских кредитов, которые, хотя они и считаются прямыми инвестициями в экономику республики, но практически не дают ощутимого эффекта, т.к. китайская сторона инвестирует на условиях подряда только свои же строительные компании с использованием китайских рабочих, техники и технологий и с последующей эксплуатацией инвестиционных объектов.

Абсолютное принятие условий инвесторов ради наличия самих инвестиций для решения задач по развитию инфраструктуры и достижения энергетического баланса при отсутствии собственного производственного потенциала и собственных источников финансовых средств ставит Таджикистан перед угрозой потери экономического и финансового суверенитета. Складывается ситуация, когда правительству республики неизбежно придется определять собственный вектор интеграции с более сильной экономикой. По опасению некоторых экспертов, этой экономической силой может оказаться Китай, что противоречит интересам США и России.

К очевидным минусам проводимой руководством Таджикистана инвестиционной политики, базирующейся на принципе «приемлемости любых условий инвестора в обмен на инвестиции», является практическое отсутствие социально-экономического эффекта в краткосрочной перспективе. Такой подход приводит к формированию следующих негативных последствий: к высокому уровню риска неплатежеспособности страны, к росту бюджетного дефицита в среднесрочной и долгосрочной перспективе, к росту темпов инфляции, потере суверенности в проведении экономической политики (особенно в случае увеличения внешней задолженности международным кредитным структурам), к перегреву экономики (из-за перекредитования, избыточного вложения государственных средств в экономику, угрожающего чрезмерным дефицитом государственному бюджету и инфляцией), т.е. ускорению темпов роста экономики из-за закачивания в неё больших объёмов инвестиций при сохранении более низких темпов роста в традиционных отраслях.

О других отрицательных последствиях китайской экспансии на примере Кыргызстана в своей статье «Преодоление негативных последствий эволюции интересов Китая – важнейшее условие сохранения устойчивости политических процессов в Кыргызстане» от 08.05.2014 г. высказывает Асанбеков Муканмедий Керезович.

Он пишет: «По степени вовлечённости в китайскую цивилизацию и масштабам экономической экспансии Китая Кыргызстан среди центральноазиатских стран занимает первое место, а не второе, вслед за Таджикистаном, как утверждает известный политолог Александр Князев. Китай путём вложения в Кыргызстан огромных средств начал решать задачи, направленные на достижение следующих экспансионистских целей: полное ориентирование экономики республики на свою экономику, превращение китайских мигрантов в большую местную диаспору, придание необратимого характера распространению китайской культуры и языка, ограничение суверенитета республики в реализации своих внешнеполитических целей и внедрение китайских стандартов в кыргызстанское государственное управление.

Масштабы экономического проникновения Китая таковы, что уже начали говорить, будто «Киргизия становится китайской».

Экономику Кыргызстана Китай рассматривает как свою экономику, ориентированную, прежде всего, на создание условий для реализации Китаем больших производственных и инфраструктурных проектов практически во всех сферах экономики республики, включая те многочисленные проекты, которые им уже осуществляются. Китай к экономике Кыргызстана начинает относиться как к своей экономике...

Не меньших успехов КНР достигла и в реализации второй задачи по вовлечению Кыргызстана в китайскую цивилизацию, а именно в превращении китайских мигрантов в местную диаспору. За короткое время благодаря освоению больших проектов только своими подрядчиками и проведению агрессивной миграционной политики китайцы превратились в четвертый по величине этнос – после кыргызов, узбеков и русских, количественно превысив 80 тыс. человек…

В этом отношении согласно накопленному в других странах опыту в организации жизни китайских мигрантов особое внимание уделяется их сплочённости, поддержанию связей между собой. Негласно созданы и работают целые структуры, выполняющие эту работу и находящиеся под контролем китайского внешнего разведывательного управления. Сами сотрудники кыргызских правоохранительных органов признают, что китайские мигранты подразделяются на группы, в которых соблюдается строгая иерархия. Группы возглавляются, как правило, сотрудниками китайских спецслужб. Свидетельством их высокой организованности являются произошедшие в текущем году три массовые драки китайцев с местным населением (на рудниках, расположенных в Кемине, Узгене и Нарыне) и внезапная проверка законности пребывания в Кыргызстане рабочих, занятых на строительстве дороги Бишкек – Балыкчи. Если в первом случае китайцы получили быструю поддержку от близко находившихся своих земляков, то во втором случае сотрудники правоохранительных органов были крайне удивлены, как быстро и незаметно скрылась большая часть рабочих-китайцев, не имевших паспортов…

Впечатляющих успехов Китай достиг и в распространении на территории Кыргызстана своей культуры и языка. В этой области китайцы достигли таких успехов, что начинают решать задачи, связанные с превращением китайского языка в язык производства на территории республики. Свидетельством тому является решение принимать на работу в строящийся в г. Кара-Балта НПЗ из числа местного населения только людей, знающих китайский язык или после прохождения ими курса обучения китайскому языку. При контроле китайцами более 30% объектов сферы производства и услуг и стремительном росте китайских инвестиций, а также большом количестве китайских мигрантов превращение в республике китайского языка в один из основных производственных языков становится быстро реализуемой задачей…

Постепенно вместе с китайскими товарами быстрое распространение получает и китайская культура. Особенно заметно это в сфере быта и отдыха. Многие китайские блюда и культура их употребления стали обычными для жителей республики, а развлекательные центры, кафе, рестораны и бары, в которых обслуживание организовано в китайском стиле, становятся всё более популярными. В коллективах предприятий с китайским капиталом и в вузах, в которых обучают китайскому языку в обязательном порядке, широко отмечаются китайские национальные праздники, а такие, как встреча китайского нового года, начинают приобретать всеобщий характер.

В преодолении негативных последствий эволюции интересов Китая ключевыми являются вопросы сдерживания его экономической экспансии, а поскольку Кыргызстан со своим несравнимо низким экономическим потенциалом и при высоком уровне коррупционности государственных чиновников самостоятельно противостоять этому процессу не готов, он может быстро потерять контроль над своей экономикой. А после этого и политические, и духовно-идеологические процессы сами собой выйдут из-под государственного контроля. Следовательно, единственным выходом из этой складывающейся ситуации является скорейшее вхождение Кыргызстана в Таможенный союз, который объективно заинтересован в его экономической и политической независимости.

Серьезные меры должны быть приняты и в отношении контроля за миграцией китайцев. Мы должны всегда помнить, что китайцы являются единственным народом в мире, территория которого в течение трёх тысячелетий постоянно расширялась при помощи миграции китайцев, а не с помощью завоеваний. Вытеснение коренных жителей из мест постоянного проживания или их ассимиляция – таковы задачи, которые были поставлены перед китайцами ещё самими императорами. Это раз и навсегда заданная внешнеполитическая стратегия, и это не просто политика, а суть самой китайскости, если хотите, «Поднебесности» китайского народа. Именно экономической экспансией Китая, являющейся внешнеполитическим проявлением китаецентризма, в определённой степени обусловлено и бегство самих киргизов в Россию.

Приобретение китайской диаспорой статуса постоянно проживающих чревато для страны потерей в перспективе контроля над своей территорией. Хорошо, если бы было разработано и внесено в ООН предложение о постановке под международный контроль миграций, направленных на ассимиляцию местного населения.

Нельзя обойтись без принятия решительных мер и по противодействию агрессивному продвижению китайской культуры и языка в стране. В этом отношении незамедлительно должны быть приняты законы, запрещающие принятие на работу предприятиями с китайским капиталом только работников, знающих китайский язык, и использование в производственном процессе только китайского языка. Нужно законодательно закрепить недопустимость ведения делопроизводства на всех предприятиях, в заведениях и учреждениях, находящихся на территории Кыргызстана, на других языках, кроме как на кыргызском и русском.

Защитить государственный суверенитет от китаецентристских уловок внешней политики Китая такая маленькая страна, как Кыргызстан, может, только входя с ним не в двусторонний, а многосторонний политический союз, как, например, ШОС, и только при участии в нём других, равных Китаю по своему экономическому и демографическому потенциалу стран. С этой точки зрения, без вхождения в ШОС Индии эта организация будет служить для Китая всего лишь инструментом удержания центральноазиатских стран под своим влиянием.

Итак, сохранение устойчивости политических процессов в Кыргызстане так же, как и в других центральноазиатских странах, во многом будет зависеть от того, как мы сможем нейтрализовать в сотрудничестве с Китаем китаецентристские уловки его внешней политики. Из всего сказанного видно, что данная задача не будет решена, если в законодательство не внести изменения, направленные на ограничение миграции китайцев, распространения китайской культуры и языка, экономической экспансии и вхождения с ним в различные политические союзы», – заключает с большим опасением киргизский аналитик.

Описанные негативные последствия китайской экспансии являются ещё одним существенным аргументом в пользу вступления Таджикистана в ЕврАзЭС.

6.9. Исламская Республика Иран - важный культурно-экономической и геополитический партнёр Таджикистана

Ещё один важный геополитический игрок в Центральной Азии – Иран. Он заметно активизирует свою деятельность, все настойчивее демонстрирует попытки усилить своё экономическое, политическое и культурное влияние в регионе. Наблюдается сближение позиций Узбекистана и Ирана по ряду основных вопросов таджикского и афганского урегулирования. Этому во многом способствовало изменение внутриполитической ситуации в Афганистане и Таджикистане, что объективно сблизило позиции Ташкента и Тегерана. Вместе с тем Иран продолжает опасаться распространения в Центральной Азии идей пантюркизма и суннитского фундаментализма, поддерживаемого исламскими движениями в Саудовской Аравии. Поэтому Иран не строит долгосрочных отношений со странами региона, что делает его политику трудно прогнозируемой. Хотя несомненно, что Иран будет стремиться к сохранению геополитического баланса в Центральной Азии. Тегеран активно наращивает собственный экономический потенциал. Население страны и экономическая мощь Ирана превосходят суммарную численность населения стран Центральной Азии и их экономический потенциал.

В условиях сохранения изоляции и давления, в первую очередь со стороны США, Иран всё настойчивее устанавливает партнёрские связи с Россией, европейскими странами, КНР и Индией. Практика изоляционизма, проводимая Вашингтоном по отношению к Тегерану, не способна в перспективе при прагматичном подходе компенсировать странам Центральной Азии потенциальные дивиденды от сотрудничества с Ираном, обусловленные реальным геоэкономическим и геополитическим весом Ирана в региональном балансе.

На ЦА и, в особенности, на Таджикистане в дальнейшем может сказаться усиливающееся обострение взаимоотношений России и Запада по поводу украинского кризиса, разных политических позиций по Сирии и будущему Афганистана. И если Узбекистан видит гарантом своей безопасности НАТО во главе с США, то другие страны ЦА делают ставку на ОДКБ, ШОС и ЕврАзЭС. Однако и те, и другие политические альянсы учитывают возрастающую роль ИРИ в регионе и её участие в обеспечении безопасности как на Ближнем, так и на Среднем Востоке (Афганистан, Пакистан, Индия) и в регионе ЦА.

Исламская Республика Иран после распада СССР придавала Центральной Азии, особенно Таджикистану, приоритетное значение в своей внешней политике, выступая за независимость, территориальную целостность, суверенитет этих стран региона, а также за сохранение здесь мира, спокойствия и безопасности. Стабильность в странах Центральноазиатского региона является условием сохранения стабильности и безопасности границ ИРИ.

Иран солидарен с главными игроками ШОС – КНР и Россией – в том, что регион должен самостоятельно обеспечивать свою стабильность и безопасность без вмешательства внешних сил. Эти точки соприкосновения создают хорошие предпосылки для взаимодействия, а статус полноценного члена ШОС позволил бы Ирану в полной мере использовать членство в организации для обозначения своих принципиальных подходов к формированию в ЦА региональной системы безопасности.

В тоже время ИРИ для Таджикистана может выступать как важный фактор обеспечения его идейно-религиозной безопасности в рамках системы региональной безопасности, поскольку Иран выдвинул свою альтернативу идее столкновения цивилизаций и культур: поддерживать диалог цивилизаций и развивать умеренные и традиционные формы интеллектуальной мысли ислама в противовес экстремистским идеологиям.

В данное время в связи с растущей угрозой радикализации и маргинализации исламских движений после «арабской весны», ИРИ выступила с новой инициативой – инициативой «исламского пробуждения» в регионе, сделав акцент на умеренность и интеллектуальное развитие. Инициатива ИРИ нацелена на снижение уровня радикализации ислама путем диалога с традиционными мазхабами (правовыми школами) и противопоставления идеологии экстремизма умеренных форм ислама.

С появлением и активизацией деятельности ИГИЛ в Ираке и Сирии в 2014 г., ИРИ выдвинула идею создания нового антитеррористического альянса. Таким образом, инициатива ИРИ по созданию широкой коалиции с РФ, КНР, странами ЦА для борьбы с экстремизмом в противовес существующей во главе с США говорит о том, что предложение ИРИ на фоне угрозы расползания экстремизма и дальнейшей дестабилизации Ближнего и Среднего Востока, а также ЦА, имеет шанс на реализацию, учитывая реальную геополитическую ситуацию, складывающуюся в процессе трансформации мира от однополярной системы к многополярной.

Поддержка иранской инициативы Москвой приобретает уже не региональный, а международный статус. Кто сумеет не просто создать данную коалицию, но и добиться реальных побед над джихадистами в Ираке и Сирии, тот и станет на ближайшее время действительным лидером в регионе, поскольку сумеет дать его народам главное – мир. Если это сделает Тегеран, поддержку усилий которого на международном уровне обеспечат Москва и Пекин, то это ударит по позициям США и их главных партнёров на Ближнем Востоке – Тель-Авива и Эр-Рияда.

Проблемы в Сирии и Ливии показывают, что страны региона имеют потенциал для создания региональных систем безопасности, построенных на равноправных условиях в формирующийся многополярной системе отношений.

Таким образом, с учётом новых вызовов и угроз национальные государства регионов в среднесрочной перспективе оказываются перед необходимостью создания нового анти экстремистского альянса с участием ИРИ, РФ, КНР, Индии, ЦА и возможно Турции. В данной ситуации можно наблюдать попытки ИРИ обеспечить стабильное и равноправное развитие Ближнего и Среднего Востока и ЦА, создание эффективной региональной системы безопасности и новое прочтение и понимание ответственности народов регионов решать свою судьбу самостоятельно без внешнего военного, культурного и экономического вмешательства.

ИРИ – ведущий партнёр Таджикистана. Поэтому этническое родство может стать одним из факторов создания на общеисторической и языковой основе альянса из государств и народов Среднего Востока, говорящих на персидском языке. Место Ирана в Республике Таджикистан в перспективе будет значительным, что подтверждается усиливающейся челночной дипломатией Ирана, регулярными визитами руководства страны в Республику Таджикистан, а также интенсификацией торгово-экономических контактов государств.

6.10. Роль Турции как важного внешнеторгового партнёра Таджикистана

На геоэкономическую динамику развития Центральной Азии оказывает влияние и Турция. Появление новых тюркоязычных государств в большой степени повысило авторитет Турции на международной арене. Однако продемонстрированная в своё время Турцией неспособность оказать государствам региона (кроме Узбекистана) достаточную финансово-экономическую и политическую поддержку существенно ограничило её присутствие в Центральной Азии. Вместе с тем необходимо отметить, что внешнеэкономическая активность Турции в последние годы становится всё более существенным фактором и для самой Центральной Азии. Политическая линия Турции в регионе во многом обусловливается её желанием укрепить свой международный имидж, наглядно показать Западу целесообразность своей посреднической роли в Центральной Азии, доказать необходимость своего включения в западные структуры, в первую очередь в Европейский союз.

Взаимоотношения с Турцией занимают заметное место во внешней политике Республики Таджикистан. Турция входит в десятку основных внешнеторговых партнёров Таджикистана. Турецкий капитал является одним из активных на таджикском рынке. В Таджикистане функционирует ряд совместных таджикско-турецких предприятий, наиболее крупным среди них является фабрика «Бурсел Душанбе текстиль». Предполагается, что эта фабрика будет включать в себя линии вязальных, прядильных, швейных и красильных цехов, способными в год переработать 8025 тонн хлопка-волокна.

В двусторонних отношениях Таджикистана с Турцией на первый план выходит налаживание и углубление связей в области образования. Наиболее приоритетной сферой сотрудничества стало создание во многих городах Таджикистана совместных таджикско-турецких лицеев, которые успешно функционируют. Выпускники данных учебных заведений демонстрируют достаточно высокий уровень знаний, многие из них продолжают свою учебу в вузах Турции. Действующий в Душанбе образовательный центр «Шалола», где, в том числе, изучается турецкий язык, стал одним из удачных совместных проектов.

6.11. Афганский фактор как необходимость модернизации Таджикистана

По последним данным совокупных исследований американского, английского и германского источников, таджики составляют 40% населения Афганистана. В крупных городах и населённых пунктах Афганистана преобладает влияние персидского языка «дари», и таджики, как двигатели торговли, ремесла и образования, оказывают существенное влияние на жизнь афганского общества.

По мнению международных экспертов, «вторая декада XXI века предопределит таджикам стать рупором всей афганской политики, от решений которой зависят не только изменения конституционных основ ИРА, но и будущая геополитическая конфигурация региона. Не исключено, что в горах Гиндукуша складывается новый региональный полюс миропорядка».

Но вывод американских войск из Афганистана может оказаться крайне дестабилизирующим фактором для Таджикистана. Наблюдатели обращают внимание на возросшую активность талибов на фоне установившегося недавнего безвластия в стране.

Бывший кандидат в президенты Афганистана Абдулла Абдулла после долгих переговоров возглавил исполнительную власть, фактически став премьер-министром страны. В таком случае северная коалиция будет иметь очень большой вес в афганской политике.

Руководство Афганистана открыто заявляет, что война в Афганистане отвечает интересам иностранцев – Америки и Пакистана. А сами афганцы по обе стороны конфликта становятся жертвами этой войны. Новый президент призывает сограждан перестать опираться на внешние силы. По его мнению, афганцы должны сами восстанавливать свою страну. Он также считает, что основой «нового афганского величия» станет «сближение светской и религиозной властей».

По мнению международных экспертов, для Таджикистана подобный исход выборов очень выгоден. Во-первых, усиление влияния политиков из северной коалиции в значительной мере обеспечивает безопасность страны с юга. Таджики мотивированы воевать с талибами, и никакого соглашения с ними, которое откроет им дорогу для усиления своего влияния в Афганистане, не будет.

Во-вторых, усилится роль России в Афганистане, и в свете этого поднимется значимость Таджикистана для российского руководства.

В-третьих, на фоне того, что Узбекистан в последнее время явно сворачивает в сторону проамериканской политики и даже предполагается создание в Узбекистане американской базы, Россия неизбежно сделает Таджикистан страной-посредником для связи с Афганистаном. Потребуется создать транспортные связи, не зависящие от Узбекистана, через Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан. Подобные проекты уже много лет обсуждаются в России, но пока что в них не было особой надобности. Теперь эта надобность появляется. Резко поднимется военно-политическое значение 201 российской военной базы в Таджикистане, которая нужна для контроля за ситуацией и действиями американских военных в регионе. В свете всего этого Россия, конечно, усилит политическую и экономическую поддержку Таджикистана.

Президент США Барак Обама в конце прошлого года подписал указ, в соответствии с которым в 2015 году будет расширено военное присутствие Соединённых Штатов в Афганистане. Американские военнослужащие будут уполномочены проводить операции в этой стране против боевиков, в том числе талибов, если те будут угрожать войскам США или афганскому правительству.

В Афганистане после ухода контингента ISAF зависают свыше 10 тыс. американцев и немцев. Ключевая угроза для соседних стран – «повторение ситуации, которая сегодня имеет место в Ираке».

Как известно, к современным угрозам и вызовам, представляющим наибольшую опасность для Таджикистана и всех центральноазиатских государств, следует отнести продолжающийся вооруженный конфликт в Афганистане, потенциальную угрозу переноса боевых действий в Центральную Азию, а также радикально-религиозный экстремизм, исходящий из Афганистана, особенно от талибов. В этой связи представляется важным оказание всемерного содействия процессу примирения для скорейшего установления мира в Афганистане. Это неоднократно подчеркивалось на саммитах ШОС, а также в ходе двусторонних встреч руководителей региона. Центральная Азия может устойчиво развиваться только в условиях сохранения стабильности и геополитического равновесия. Поэтому основным приоритетом в области обеспечения безопасности в регионе останется нейтрализация угрозы попадания стран региона в орбиту влияния держав, вынашивающих какие-либо региональные или глобальные планы, а также ликвидация угрозы распространения исламского радикализма.

В таких условиях Республика Таджикистан должна исходить из своих национальных интересов, равномерно развивая свои отношения со всеми геополитическими центрами, способствуя упрочению стабильности, безопасности и демократических основ формирующегося миропорядка. Эффективное использование совокупности возможностей внутреннего и внешнего характера, включая взаимовыгодное экономическое сотрудничество, открывает перед Республикой Таджикистан реальные перспективы интеграции в мировое сообщество, динамичного экономического роста и усиления своего влияния на развитие мировой хозяйственной системы.

Таджикистан искренне заинтересован в укреплении равноправных отношений с братским Узбекистаном и расширении горизонтов взаимодействия и связей на всех уровнях и инстанциях.

Таджикистан и Узбекистан являются самыми близкими друг к другу странами по характеру традиционной культуры и жизненному укладу своих народов. Да и в годы советской власти наиболее тесными экономические связи Таджикистана в регионе были именно с Узбекистаном.

7. Предпосылки и необходимость осуществления модернизации в Таджикистане

7.1. Основные достижения Таджикистана за годы независимости как предпосылки модернизации

С момента обретения государственной независимости нашей страны прошло более 22 лет. В своей статье «Историко-культурные источники таджикской государственности и основные достижения Таджикистана за 20 лет независимости», опубликованной в газете «Джумхурият» 8 сентября 2011 г., мне удалось отметить следующие наши достижения:

  1. Предотвращение распада и сохранение территориальной целостности Таджикистана.

  2. Твёрдую защиту светского и правового характера государственности Республики Таджикистан.

  3. Погашение пламени гражданской войны в относительно короткие сроки и достижение национального единства в стране.

  4. Освобождение правительства, государственных органов и общества от непосредственного влияния полевых командиров и других разного рода преступников.

  5. Отстаивание интересов Объединённого северного альянса Афганистана в борьбе против талибов как необходимое условие сохранения безопасности на южных границах страны.

  6. Постепенное превращение Таджикистана в одного из активных геополитических игроков региона.

  7. Строительство дорожных туннелей, которые обеспечили внутри страны всесезонное транспортное сообщение и существенно сократили время поездок между регионами.

  8. Формирование единого государственного информационного поля путём создания электронных и коммуникационных сетей, обеспечивающих получение телевизионных программ и мобильной связи по всей территории страны.

  9. Повышение государственного статуса и защиты, совершенствование и унификация таджикского языка и его распространение по всей стране.

  10. Строительство ГЭС Сангтуда-1, Сангтуда-2 и преодоление сопротивления на пути строительства Рогунской ГЭС.

Этот список достижений Таджикистана за годы независимости можно продолжить. Все вышеперечисленные достижения страны выступают в качестве предпосылок проведения политики её модернизации. Кроме этого, высокие темпы роста ВВП и увеличивающиеся объёмы денежных переводов мигрантов из-за рубежа становятся существенной финансовой предпосылкой этой политики модернизации.

Сложившаяся природа нынешней таджикской власти позволяет президенту РТ осуществить политику модернизации элит в качестве основной предпосылки модернизации страны в целом.

На основе «Обзора состояния экономики Республики Таджикистан за 2013 год» и предыдущих лет, а также по сведениям из других достоверных источников можно убедительно доказать крайнюю необходимость осуществления предлагаемой модернизации в Таджикистане.

Главной целью модернизации является первоочерёдное постепенное повышение уровня благосостояния населения до необходимого уровня и обеспечение для него в перспективе достойной счастливой жизни, ускоренное динамичное и гармоничное социально-экономическое развитие Таджикистана с твёрдым намерением и обязательством в среднесрочной перспективе войти в список первых 50 развитых стран мира. При этом Таджикистану желательно придерживаться стратегии опережающего развития в сочетании с применением преимуществ, использованных в процессе модернизации стран так называемых «молодых тигров» Азии.

7.2. Основные необходимые условия осуществления модернизации Таджикистана

Для безотлагательного проведения модернизации Таджикистана необходимо осуществить следующие действия:

– устранение всех негативных причин, препятствующих повышению инвестиционной привлекательности страны;

– формирование гармоничной структуры экономики страны с целью повышения доли промышленности в ВВП;

– проведение новой ускоренной индустриализации страны путем кардинальной модернизации старых и нефункционирующих предприятий, а также строительство и ввод новых предприятий;

– достижение энергетической и транспортной независимости страны;

– ускорение развития горнодобывающей промышленности и более полной добычи и использования большого количества полезных ископаемых, имеющихся в нашей горной стране;

– освоение ниш в производстве и поставках товаров, услуг и технологий для их реализации на товарно-сырьевых и технологических рынках мира;

– технологическая модернизация сельскохозяйственного и агропромышленного производств с резким сокращением ручного труда в сельском хозяйстве и агросфере;

– всестороннее развитие человеческого капитала путём реформы всей образовательной системы, уделив в первую очередь особое внимание профессионально-технической подготовке трудовых ресурсов страны;

– развитие всей необходимой инфраструктуры для обеспечения экспортно-направленной экономики качественными трудовыми ресурсами, соответствующими потребностям мирового рынка труда;

– постепенное повышение производительности труда и оптимизация использования трудовых ресурсов как внутри страны, так и за рубежом;

– ускорение процессов урбанизации в Таджикистане и улучшение условий быта населения с целью повышения экономического потенциала трудовых ресурсов;

– ослабление религиозного экстремизма с целью сохранения светского характера государственности;

– ускорение формирования единого национального самосознания и самоидентификации таджикского народа;

– превращение Таджикистана в центр примирения мировых цивилизаций, Востока и Запада;

– гармонизация международных отношений и преодоление напряжённого геополитического положения страны.

По мнению ряда международных экспертов, развитие экономики Республики Таджикистан характеризуется как неустойчивое.

Главным ограничительным фактором роста экономики страны является дефицит производимой в осенне-зимний период электроэнергии и отсутствие поставок в страну узбекского природного газа.

Всего из-за нехватки энергоносителей в 2013 году полностью простаивало 113 предприятий. Негативное влияние на экономическую ситуацию в Таджикистане в последние годы также оказало снижение цен на мировых товарных биржах на главные экспортные товары республики – алюминий и хлопок.

Отсутствие в достаточной степени сельхозтехники, минеральных удобрений и рабочей силы (в связи с массовой миграцией мужского населения на заработки в весенне-осенний период) отрицательно сказывается на объёмах производства некоторых видов сельскохозяйственной продукции, в первую очередь – хлопка, который многие годы наряду с алюминием оставался главным экспортным товаром Таджикистана.

Таджикистан продолжает удерживать пальму первенства среди стран с максимальными рисками в области экономики. Экономическая ситуация в государстве остаётся неустойчивой из-за диспропорций в структуре экономики аграрной в основном страны с небольшим промышленным сектором.

Инвестиционная привлекательность Таджикистана, несмотря на сложную экономическую ситуацию и нестабильность, обусловлена превалированием инвестиций под государственные гарантии, но на условиях, предусматривающих сохранение управления и распоряжения доходами от строящихся объектов за инвесторами, что обеспечивает возвратность и окупаемость инвестиций. Немаловажную роль в продвижении инвестиционной привлекательности республики имеет и поддержка международных кредитных организаций, особенно в проектах, направленных на «демократизацию» государственных структур, преодоление бедности, либерализацию экономики, развитию бизнес-среды и налоговые реформы.

Серьёзным намерениям и планам потенциальных иностранных инвесторов препятствуют очень слабый институциональный потенциал, неэффективное управление, коррупция, плохой бизнес-климат, неурегулированность конфликтов по объектам гидроэнергетики.

Фактически Таджикистан сохраняет низкий уровень качественных параметров развития рыночных отношений (уровень конкуренции; качество продукции, степень и глубина её переработки; уровень технологического потенциала; степень развития финансового сектора; свобода предпринимательства; обеспеченность квалифицированным персоналом и т. п.). Это лишает республику возможности самостоятельно осваивать инвестиционные ресурсы, которые можно сейчас получить, вынуждая передавать их освоение самим кредиторам. То есть нарушено золотое правило, обеспечивающее социально-экономический эффект инвестиционных вливаний. Предоставление процесса освоения инвестиций самим инвесторам привело к практическому нивелированию социального эффекта инвестиций – создания новых рабочих мест.

В основном инфраструктурные проекты Таджикистана финансируются Азиатским банком развития, Всемирным банком, Исламским банком развития и правительством Китая.

В системе международных рейтингов, как политических, так и экономических, Республика Таджикистан занимает крайне низкое положение. Высокий уровень коррупции, преступность, несовершенство налогового законодательства – все эти показатели отрицательно влияют на имидж и инвестиционную привлекательность республики.

Наиболее убедительно данные факторы отражены в следующих рейтингах независимых международных организаций за 2013 год:

– в аналитическом отчёте о развитии гражданского общества в 29 государствах от Центральной Европы до Центральной Азии, где Таджикистан в 2013 году получил одну из самых низких оценок;

– в рейтинге «недееспособности» властей, в котором Таджикистан в 2013 году попал в список государств с «уровнем стабильности ниже среднего»;

– в рейтинге «экономической свободы» за 2013 год Таджикистан занял 128-ю строчку среди 151 страны, оказавшись в числе наименее свободных экономик мира;

– в 2013 году в рейтинге благосостояния Таджикистан в списке из 142 стран занимал 86 место. Общий рейтинг складывался экспертами из оценки стран по 8 критериям: экономика, предпринимательство, управление, образование, здравоохранение, безопасность, личные свободы, социальный капитал;

– в декабре 2013 года в рейтинге инвестиционной привлекательности Таджикистан оказался на последнем месте. При этом эксперты отмечают, что страну характеризуют крайне высокий уровень внутренних и внешних рисков, расположение в транспортном тупике, слабое развитие инфраструктуры для предприятий, низкая ресурсообеспеченность, нелиберальное экономическое законодательство, непрозрачная правоприменительная практика.

Из приведённых данных видно, что международные политические и экономические рейтинги Республики Таджикистан остаются на крайне низком уровне.

7.3. Роль и место экономики Республики Таджикистан в мировой экономике

Республика Таджикистан обладает огромными природными богатствами. По запасам гидроэнергоресурсов она занимает второе место в СНГ (после России) и восьмое место в мире. Более 60% рек региона берут своё начало в таджикских горах. По оценкам Европейской экономической комиссии ООН, в среднем в Таджикистане формируется 64 млрд куб м. воды в год. В ближайшие годы руководство Таджикистана планирует увеличить объёмы экспорта электроэнергии в Афганистан, Пакистан, Индию и Китай.

На сегодняшний день в республике разведано более 400 месторождений золота, серебра, драгоценных камней, урана и других полезных ископаемых, однако на текущий момент из разведанных месторождений эксплуатируется не более 100.

Республика Таджикистан имеет выгодное географическое положение. При имеющей место тенденции развития инфраструктуры страны в недалёком будущем страна решит проблему коммуникационной изоляции и избавится от транспортной зависимости от соседнего Узбекистана, через территорию которого в настоящее время проходит основной объём железнодорожных и автомобильных грузоперевозок республики.

Выстраивая свою политику в отношении Республики Таджикистан, страны мирового сообщества исходят из перспективы получения выгод за счёт вложения капитала в строительство на территории республики объектов гидроэнергетики, в разработку недр (золота, серебра, меди, олова, урана и др.), в строительство автомобильных и железнодорожных путей сообщения для транспортировки грузов в приграничные и близлежащие страны.

7.4. Основные макроэкономические тенденции

ВВП в 1990-1995 гг. сократился на 58%. Выпуск сельскохозяйственной продукции сократился на 40%, спад промышленного производства – 57%.

По данным ВБ, с 1987 г. по 2010 г. доля промышленности в структуре ВВП Таджикистана уменьшилась с 43 до 22% ВВП.

Уровень бедности сократился с 35,6% в 2013 году до 32% в 2014-м.

Развитие экономики страны по итогам 2013 года было обеспечено ростом объёма промышленной продукции, продукции сельского хозяйства, оборота розничной торговли, капитальных вложений, а также ростом объёма внешнеторгового оборота.

В отраслевой структуре ВВП республики сельское хозяйство традиционно занимает первое место (21,1%).

Второе место на протяжении ряда лет занимает торговля (15,7%).

На третьем месте находится транспорт и связь с долей 13,9%.

Промышленное производство в структуре ВВП страны по итогам 2013 года заняло четвертую позицию (13%).

На пятом месте в структуре ВВП в 2013 году находится строительная отрасль (10,2%).

В соответствии с Программой экономического развития Таджикистана на период до 2015 года, приоритетными направлениями развития экономики республики являются:

– развитие энергетического комплекса, при этом основные перспективные проекты связаны с развитием гидроэнергетики и освоением нефтяных и газовых месторождений;

– развитие инфраструктуры;

– разработка и добыча полезных ископаемых (золото, серебро, драгоценные камни и т.д.);

– развитие сельскохозяйственной отрасли с ориентацией на повышение экспортного потенциала республики.

Реализация программ по указанным направлениям осуществляется, в основном, за счёт внешних льготных долгосрочных кредитов и грантов.

В настоящее время приоритетным направлением развития экономики Республики Таджикистан является развитие гидроэнергетики. Необходимо отметить, что республика обладает большими гидроэнергетическими ресурсами, общий запас водно-энергетического потенциала страны составляет 527 млрд кВт-часов, при этом на текущий момент используется только 12,5 % от его общего объёма.

Самой крупной ГЭС Вахшского каскада является Нурекская ГЭС мощностью 3000 МВт, введенная в строй в 1972 году, на долю которой приходится около 75% от общего объёма производимой в стране электроэнергии.

Второй по мощности станцией является сданная в эксплуатацию в 2009 году Сангтудинская ГЭС-1, которая в настоящее время вырабатывает около 15% от общего объёма производимой в стране электроэнергии.

Таким образом, на протяжении ряда лет важнейшим стратегическим направлением экономической политики руководства Республики Таджикистан является обеспечение энергетической независимости страны.

В настоящее время под патронажем Всемирного банка были успешно проведены работы по технико-экономическому обоснованию и экологической экспертизе проекта Рогунской ГЭС, которые снимают ограничения на пути его реализации.

На текущий момент обеспеченность Республики Таджикистан собственными углеводородами составляет не более двух процентов.

По прогнозам специалистов, в недрах Таджикистана залегает более 113 млн тонн нефти и 863 млрд кубических метров газа, что, по мнению экспертов, должно полностью удовлетворить собственные нужды страны.

Одним из крупных экономических проектов России в Таджикистане является геологический поиск нефти и газа. Соглашения между правительством Таджикистана и ОАО «Газпром» об общих принципах проведения геологического изучения недр республики было подписано в 2008 году.

Бурение поисковой скважины «Шахринав-1п» глубиной 6450 метров, самой глубокой за всю историю бурения на нефть и газ в Центральной Азии, было завершено летом прошлого года. «Шахринав-1п» – единственная поисково-оценочная скважина, которая впервые в Таджикистане вскрыла глубокозалегающие поднадвиговые отложения, о перспективах нефтегазоносности которых до настоящего времени было ничего неизвестно.

По результатам бурения и проведения комплекса геолого-геофизических работ (ГГР) было выявлено восемь потенциально газо- и нефтеносных объектов.

Согласно ранее произведённой прогнозной оценке, ресурсы свободного газа и нефти на структуре «Шахринав» могут составлять соответственно 18 млрд кубометров и 17 млн тонн.

Суммарные инвестиции «Газпрома» в геологоразведку на лицензионных площадях Таджикистана составили с начала выполнения ГРР более 5,5 млрд руб.

На территории Таджикистана сосредоточено около 22% общих потенциальных запасов угля Центральной Азии, которые оцениваются примерно в 4,5 млрд тонн. В настоящее время уголь в республике добывается на 14 месторождениях общим объёмом более 400 тыс. тонн. Планируется добывать уголь до одного миллиона тонн ежегодно. Хотя для удовлетворения потребностей экономики Таджикистана необходимо ежегодную добычу угля довести до трёх миллион тонн.

Другим стратегическим направлением экономической политики руководства Республики Таджикистан является вывод страны из коммуникационного тупика. Реализация ряда проектов по строительству и восстановлению автомобильных и железнодорожных магистралей в недалеком будущем позволит, по мнению руководства страны, решить проблему коммуникационной изоляции Таджикистана.

Большое значение для экономики страны имеют завершённая реконструкция автомагистрали Душанбе-Худжанд-Бустон-Чанак, строительство туннеля «Шахристан» протяженностью 6300 метров с селезащитными объектами, строительство линии электропередачи «Юг-Север» и автомобильного туннеля «Шар-Шар», которые направлены на развитие логистики КНР в направлении Туркмении, Афганистана, Пакистана, Ирана. Все эти объекты реализовались с привлечением инвестиций, специалистов, техники и оборудования Китая.

20 марта 2013 г. в Ашхабаде был подписан меморандум о реализации проекта по строительству железной дороги Туркменистан-Афганистан-Таджикистан (ТАТ).

Принято решение о строительстве газопровода из Туркмении через Узбекистан, Таджикистан, Киргизию в Китай. Только Китай предполагает инвестировать в строительстве этого газопровода 3,2 млрд долларов США. По мнению экспертов, в случае реализации этого проекта только за счёт транзита газа в Китай можно ежегодно получать до одного миллиарда долларов прибыли.

Ещё одним стратегическим направлением экономической политики руководства Таджикистана является развитие сельскохозяйственной отрасли. Сельскохозяйственные земли, особенно орошаемые, в Таджикистане являются дефицитным ресурсом. Вместе с пастбищами и сельхозугодиями, они составляют 14,3 млн гектаров, в том числе пашни – всего 0,7 млн гектаров.

Сельскохозяйственная отрасль Таджикистана в настоящее время имеет большие проблемы не только с финансированием, обеспечением техникой, семенами, орошением и поисками рынков сбыта, но и с проблемой деградации земель. По мнению таджикских специалистов, отрасль находится в критическом состоянии: система искусственного орошения практически разрушена, из-за нехватки средств химической защиты страна ежегодно теряет до 40% выращиваемого урожая, более 90% сельхозмашин давно отработали свой срок, массовая трудовая миграция мужчин вынуждают использовать в сельском хозяйстве ручной женский и детский труд.

Ежегодно отмечается снижение площадей посевов хлопка, и, как следствие, сокращаются объёмы его производства.

Программой развития экспортного потенциала Республики Таджикистан на период до 2015 года предусмотрено увеличение производства и переработки на существующих и вновь создаваемых предприятиях страны хлопка-сырца, овощей и фруктов, и есть планы увеличить объёмы поставок плодоовощной продукции в Россию в пять раз.

Таджикистан может экспортировать в Россию ежегодно не менее 100 тыс. тонн винограда, если будут восстановлены заброшенные богарные виноградники.

В стране начато восстановление производства винных и коньячных алкогольных напитков, заработали знаменитые когда-то на весь СССР винные заводы.

В перспективе Таджикистан может специализироваться на экспорте разных качественных сортов вин и коньячных напитков, что обеспечит немалый доход стране.

8. План реализации Концепции модернизации Таджикистана «Путь к достойному будущему»

8.1. Модернизация единственный шанс достижения прогресса и развития Таджикистана

План модернизации «Путь к достойному будущему» нужно провозгласить «таджикской мечтой», и руководство страны должно работать над её осуществлением. «Таджикская мечта» не должна быть краткосрочным планом, а должна стать «дорожной картой» достижения прогресса и развития Таджикистана на ближайшие десять-пятнадцать лет и далее до столетия объявления государственной независимости Таджикистана. При этом в реализации «таджикской мечты» самыми важными направлениями должны быть: углубление реформ, продвижение модернизации системы государственного управления, придание рынку решающей роли в распределении ресурсов. При президенте страны должна быть сформирована руководящая группа, которая бы обеспечила всемерное углубление модернизации, координировала бы её ход, стимулировала процесс проведения реформ и контролировала выполнение утверждённых модернизационных программ и планов.

Объявление политики модернизации должно пробудить наш народ из полусонно-дремотного, пессимистического и не уверенного в завтрашнем дне состояния, т.е. состояния политической апатии, и превратить его в пассионарно-активный, уверенный в себе народ, готовый к созидательному труду и действию ради интересов своего Отечества. Только таким образом можно сформировать в общественном сознании чувство справедливости и оптимистического ожидания относительно будущего, что может обеспечивать социальную поддержку проводимой политики модернизации. В противном случае «горючая смесь» из политически апатично настроенной большей части населения страны, увеличивающегося количества возвращающихся на Родину внутренне недовольных трудовых мигрантов из России и маргинализированных религиозных сил может стать неуправляемой, что крайне опасно для социальной стабильности нашей страны.

Первоочередными целями Плана модернизации в Таджикистане должны быть: ликвидация бедности, безграмотности, преодоление резкого разрыва в уровнях образа жизни между городом и деревней, уровнях социально-экономического развития разных регионов страны, а также снижение соотношения доходов богатых и бедных.

Приоритетом политики модернизации должны стать: развитие производительных сил и повышение эффективность экономики, что может обеспечить высокие темпы экономического роста страны, увеличение темпов прироста населения страны с наращиванием их экономического потенциала, а с другой стороны опережающим образом необходимо обеспечить темпы роста занятости населения. Это возможно только при условии стратегической линии на экспорт рабочей силы за пределы страны, как, например, на Филиппинах. Таким образом, мы в долгосрочном периоде сохраняем темпы роста основного нашего богатства – трудовых ресурсов, а также одновременно увеличиваем их экономический потенциал, что сделает темпы реализации Плана модернизации более высокими.

Эта политика должна стать двигателем роста экономики Таджикистана, а также повышения экономического потенциала трудовых ресурсов, увеличения занятости и роста доходов населения. Реализация Программы модернизации будет иметь мультипликативный эффект и на все остальные отрасли экономики.

Как отмечалось выше, 14 октября 1924 года была образована Таджикская АССР в составе Узбекский ССР, а 16 октября 1929 года ТАССР была преобразована в Таджикскую ССР. Таким образом, благодаря Великой Октябрьской Социалистической революции после отсутствия у таджикского народа в течение многих веков своей государственности он приобрёл свою, национальную государственность. Мы, таджики, должны всегда помнить эту историческую истину, гордиться ею и должны передать эту истину как непреходящую ценность своим потомкам. В 1945 году наряду с другими братскими народами СССР наш народ победил фашистскую Германию. Без этих глобальных судьбоносных событий невозможно было бы объявление государственной независимости 9 сентября 1991 года и создание современного суверенного Таджикистана. Поэтому эти чрезвычайно важные вехи истории нашей страны должны стать ориентирами основных этапов реализации Программы модернизации.

Учитывая, что первая таджикская государственность Саманидов из-за внутренних раздоров правящей династии и нашествия соседних кочевых племен не просуществовала и ста лет (не хватило каких-то двух-трех лет, поэтому сто – это сакральная цифра для нашего народа), необходимо привязать временные периоды реализации Программы модернизации к этим судьбоносным датам. Где гарантия, что при существующих огромных социально-экономических и геополитических внешних и внутренних рисках мы сможем сохранить свою государственность до юбилея – ста лет ТАССР. Поэтому только долгосрочный План модернизации сможет предотвратить нежелательный распад государственности, содействовать сохранению и укреплению страны, а также придать мощный импульс её всестороннему развитию. Исходя из этого, можно предложить рассмотреть следующий стратегический План модернизации страны.

К 2024 году, т.е. к сотой годовщине создания Таджикской АССР, удвоить ВВП и среднедушевые доходы городского и сельского населения по сравнению с 2014 годом.

К 2029 г., т.е. к сотой годовщине образования Таджикской ССР, как минимум утроить ВВП и среднедушевые доходы городского и сельского населения по сравнению с 2014 годом. Наша страна должна превратиться в среднеразвитое, цивилизованное и гармоничное модернизированное общество.

К 2045 году, т.е. к сотой годовщине победы в Великой Отечественной войне, сегодняшние среднедушевые показатели должны постепенно приблизиться к соответствующим показателей уровня благосостояния развитых стран.

К 2091 году, т.е. к сотой годовщине объявления государственной независимости, Таджикистан должен решить задачу достижения или даже превышения уровня социально-экономического и культурного развития передовых стран современного мира.

Первый период реализации Программы модернизации Таджикистана должен включать 10-15 лет, т.е. соответственно до 2024 и 2029 гг., и общий объём прямых инвестиций должен дойти до $50 миллиардов долларов. Должны быть восстановлены простаивающие, модернизированы действующие и построены новые современные предприятия. Промышленное оборудование должно быть обновлено на более чем 70 процентов, и на 30 процентов оно должно соответствовать международному уровню.

План модернизации «Путь к достойному будущему» – глобальный шаг на пути вхождения Таджикистана в число 50 самых развитых стран мира.

Основополагающей характеристикой процесса модернизации является гарантия свободы предпринимательства, ибо она составляет каркас свободы, народовластия и управления с помощью законов.

Основными факторами роста в процессе модернизации согласно теории названы гарантии прав собственности и отсутствие произвола власти, развитие образованности населения, а также привлечение иностранного капитала (в виде финансовых ресурсов и технологий, know-how).

Для того чтобы модернизация не превратилась в «коренную ломку», это проектирование должно происходить в два этапа: разработка детализированной концепции модернизации в соответствующих сферах экономики, а также реализация концепции модернизации в этих отраслях и тиражирование успешных моделей с постепенной заменой прежних систем управления. Модернизация предполагает решимость создавать новое общество без превентивно-революционного разрушения старого.

8.2. Возможности финансирования процессов реализации Концепции модернизации Таджикистана

Таджикистан в настоящий момент не имеет таких возможностей, какие имеют страны-экспортеры углеводородов, т.е. собственных стабилизационных или резервных фондов и необходимых финансовых доходов, чтобы в полной мере финансировать Программу модернизации страны за счёт собственных средств.

Сейчас, когда резко уменьшается поток денежных переводов трудовых мигрантов из России, наступает именно тот самый период, когда Таджикистан должен использовать все свои потенциальные возможности, чтобы найти необходимый объем инвестиций на мировых финансовых рынках, например, при участии Всемирного банка, Азиатского банка развития, ЕБРР и ИБР, а также у тех стран, предки которых правили в те или иные исторические периоды на территории нынешнего Таджикистана, и у своих основных стратегических союзников – России, Китая, Ирана, Индии, других стран. Эти инвестиции помогут в современный кризисный период содействовать реализации Программы модернизации страны, дадут мощный импульс развитию человеческого капитала, экономического потенциала трудовых ресурсов и обеспечат сбалансированный рост всей экономики страны. Соответственно, инвестиции должны быть направлены на дальнейшее долгосрочное преобразование экономики. А именно: на развитие, в первую очередь, экономического потенциала трудовых ресурсов и социально-образовательной инфраструктуры, а также энергетической, индустриальной, транспортной, строительной и сельскохозяйственной отраслей экономики, малого и среднего бизнеса.

Выделенные средства должны быть нацелены на поддержку инвестиционной активности, повышение доходов населения и стимулирование создания новых рабочих мест. В результате устойчивый рост экономики будет обеспечен как в краткосрочной, так и среднесрочной перспективе.

Инвестиции также должны быть направлены на развитие биотехнологии, сельского хозяйства, туризма, индустрии, культуры и науки. Руководством страны должна быть поставлена амбициозная задача – превратить Таджикистан в центр региональной торговли, инвестирования и нововведений.

Для привлечения новых инвестиций необходимо улучшить и сделать благоприятными соответствующие деловые условия и предпринимательский климат.

Для успешной реализации Программы модернизации в течение 10 лет необходимо ежегодно получать как минимум от 3 до 5 млрд долларов США иностранных инвестиций.

По словам президента Эмомали Рахмона, в ближайшие пять лет экономика Таджикистана пополнится на 13 миллиардов долларов. Около 7,5 млрд долларов из них составят прямые иностранные инвестиции.

Согласно плану Ю. Крупнова инвестиции России в новую индустриализацию Таджикистана могут составит от 12 до 15 млрд долларов.

Подготовка и экспорт рабочей силы в другие страны может в течение ближайших 10 лет обеспечить ежегодные денежные переводы в Таджикистан в размере от 7 до 10 млрд долларов, которые станут гарантом возврата полученных инвестиций на реализацию Плана модернизации страны. За счет этих финансовых средств можно создать эндаумент-фонды развития науки, образования и альтернативной урбанизации страны.

Дополнительным фактором привлечения иностранных инвестиций могут быть богатые полезными ископаемыми недра Таджикистана, под залог которых также можно привлекать зарубежные инвестиции.

Самое главное, чтобы эти денежные средства не растворились бы по коррупционным цепочкам, а целенаправленно были потрачены на реализацию поставленных целей Программы модернизации. Только в этом случае эти финансовые средства не только сохранятся, но и приумножатся, обеспечив устойчивый динамический рост экономики страны в долгосрочном периоде.

Стратегия экономического развития в долгосрочной перспективе должна строиться с прицелом на превращение Таджикистана в финансовый, торговый и туристический центр Центральноазиатского региона. Привлечение иностранных инвесторов должно оставаться постоянным приоритетом развития страны.

8.3. Модернизация таджикских элит

Модернизация – создание фундаментальных, инфраструктурных (в самом широком смысле) предпосылок современного развития. Разработка и внедрение новейших технологий, создание нового технологического уклада есть не первая (по времени), но вторая задача модернизации. Только здоровый социум и полноценно развитый человек (человек как основное богатство современного общества) могут правильно использовать научно-технические достижения мировой цивилизации.

В условиях нынешнего санкционного кризиса поддержку должны получить те отрасли, которые оказывают наибольший мультипликативный эффект на рост экономики и занятости населения.

Поэтому Концепция модернизации Таджикистана должна включать совершенствование человеческого капитала через модернизацию системы социализации, т.е. ускорение передачи знаний и передового жизненного опыта прошлого в процессе образования граждан, а также новую индустриализацию страны с помощью внедрения современных технологий.

Совершенствование человеческого капитала требует в первую очередь осуществления модернизации таджикской элиты. Современные таджикские элиты частично являются элитами утилизации советского наследства и частично сформированы в годы приобретения независимости и потому могут быть не очень заинтересованы в модернизации. Нынешняя сложившаяся природа таджикской власти и высокий личный авторитет позволяет президенту РТ Эмомали Рахмону осуществить модернизацию элит в качестве основной предпосылки модернизации страны в целом.

Необходимо отметить, что все масштабные модернизации в истории сопровождались превентивным формированием модернизационной элиты. Это предполагает, во-первых, существенное обновление правящего слоя (старые элиты часто выступают противниками модернизационных мер), во-вторых, формирование в ядре элиты «авангарда модернизации» – группы единомышленников, консолидированной на базе общей этики и идеологии.

Применительно к условиям современного Таджикистана необходимые черты модернизационной элиты видятся следующим образом. Это внутренняя мобилизация по принципу: мобилизация – для элиты, демократизация – для общества (это может выражаться, например, в добровольном отказе от неприкосновенности частной жизни и ряда других прав частного лица при замещении определённых должностей, в случае с бизнесом – в сниженной норме потребления и повышенной норме инвестирования и т.д.). А также лояльность к нации, выраженная в преимущественно внутреннем инвестировании капиталов (финансовых и социальных); ориентация на производительные и общественно необходимые виды деятельности; отраслевая компетентность, увеличение удельной доли «технократов» по отношению к «универсальным менеджерам», для которых управление в любой отрасли сводится фактически к определённой организации денежных потоков; жёсткая кадровая ответственность на базе прозрачных и публичных критериев результативности работы (на всех уровнях власти); открытость для ротации снизу, поощрение вертикальной мобильности и т.д.

8.4. Модернизация социальной сферы Таджикистана

Таджикистан должен придерживаться социально направленной экономической политики. Рост уровня жизни населения должен быть одним из основных ориентиров модернизационной политики страны. Модернизация не только должна отражаться в стремительном экономическом росте, но и в том, как быстро достигается достойный уровень жизни таджикистанцев, сопоставимый в будущем с уровнем жизни населения передовых стран мира.

Поскольку нынешняя экономическая политика Таджикистана содействует тому, что богатые делаются богаче, а бедные делаются беднее, основная задача реализации Программы модернизации должна заключаться в постепенном достижении наиболее благополучного соотношения богатых и бедных, как это существует в мире – 4:1. Стратегический приоритет политики достижения такого соотношения является одним из главных условий сохранения стабильности и опережающего развития нашей страны. Чем богаче каждый житель, тем богаче наша страна. Только в результате такой социальной политики власть может получить поддержку своей экономической политики, т.е. по реализации Плана модернизации населением.

В сегодняшнем Таджикистане процесс деградации экономического потенциала трудовых ресурсов ощутим не менее остро, чем в 90-е годы. В эти годы рост доходов государства не мог компенсировать растущей амортизации прежних (советских) систем социализации.

В перспективе успех политики модернизации Таджикистана в первую очередь связан с общим уровнем культуры и ментальностью нашего народа, выработанной нашими предками в течение тысячелетий. Но в связи с регулярными деформациями национального самосознания нашего народа в истории страна должна проводить стимулирующую политику по восстановлению исторической памяти, возрождению национального самосознания, идентичности и гордости своих граждан и всего таджикского мира. При нынешней ускоренной исламизации общества это становится возможным тогда и только тогда, когда уровень образования населения страны будет достаточно высоким.

Очень важным направлением развития экономики и урбанизации страны может стать строительство необходимой инфраструктуры для развития туризма. Можно ускоренным путём развивать экологический, историко-культурный и этнографический туризм. Естественным преимуществом в этой сфере может стать задействование потенциала обширных, слабо затронутых цивилизацией природных пространств. Развитие туризма, воссоздание туристических клубов и ассоциаций может превратить Таджикистан в туристическую страну. Главным преимуществом этой сферы является возможность создания большего числа рабочих мест.

Выделение средств на цели массовой физкультуры, развитие системы бесплатных (для детей и подростков) и дешёвых (для взрослых) спортивных секций, а также иных массово доступных секций, кружков, образовательных центров может стимулировать развитие экономического потенциала трудовых ресурсов и ускорить процессы реализации Плана модернизации страны.

Поскольку человек и, соответственно, трудовые ресурсы являются основным богатством страны, необходима разработка Программы умеренной поддержки рождаемости с учетом пропорционального опережающего роста капиталовооружённости на душу населения исключительно за счёт роста производительности труда.

Модернизация социальной среды требует капитальной реконструкции тех базовых систем социализации, которые определяют облик современного общества. Прежде всего, системы образования и государственной службы. То советское наследство, которое мы получили в этих сферах, было, в целом, весьма добротным и сохранило при этом относительную дееспособность.

Поэтому сегодня нам приходится констатировать, что:

– средняя школа в стране не справляется с качественным массовым образованием и воспитанием;

– высшая школа не обеспечивает производство востребованных обществом категорий профессионалов и особенно производство элиты;

Ежегодные расходы на образование в Таджикистане должны постепенно возрасти до 17% бюджета страны, и эта цифра в перспективе должна быть официально закреплена законом.

Развитие социальной инфраструктуры, прежде всего, требует решения проблем всей образовательной инфраструктуры, начиная с нехватки детских садов и дефицита мест в дошкольных, средних, специально-технических образовательных учреждениях.

Мощное развитие должна получить система профессионального образования по подготовке трудовых ресурсов страны, нацеленная на экспорт рабочей силы в сфере услуг и обслуживания.

По мере реализации Программы модернизации необходимо стимулировать дифференциацию профессий. В результате научно-технического прогресса таджикское общество должно перестать быть чисто аграрным либо чисто индустриальным, значительный удельный вес в нём должна занимать сфера обслуживания, и должна произойти дифференциация профессий: количество их должно увеличиваться по возрастающей.

Подготовку специалистов в профессионально-технической сфере по наиболее востребованным профессиям (механизаторов, трактористов, бульдозеристов, водителей, строителей, крановщиков, сантехников, сварщиков, токарей, слесарей, промышленных альпинистов, парикмахеров, медсестёр, специализирующихся на уходе за больными и престарелыми людьми, и множество др.) нужно организовать как в самом Таджикистане, так и за рубежом в принимающих наших трудовых мигрантов странах. Например в России. Нужно тщательно изучать рынок труда, определить текущие и перспективные потребности России и других стран в необходимом количестве трудовых мигрантов и по каким профессиям, соответственно, нужно готовить их на постоянной основе, начиная со средней школы.

Одновременно с этим нужно продумать вопрос дошкольного и школьного образования детей из таджикской общины в принимающих странах, в первую очередь в России, для последующей их подготовки к поступлению в высшие учебные заведения и подумать об их трудоустройстве. Организовать лобби в государственных органах принимающих стран для защиты интересов таджикской общины и национальных интересов Таджикистана в этих странах.

Необходимо улучшить социальную инфраструктуру, должны быть построены новые современные школы и больницы, оказывающие высококачественные услуги. В итоге это отразится на благосостоянии и качестве жизни каждого таджикистанца.

Известно, что уровень грамотности и наличие системы профессионального образования непосредственно отражают уровень развития страны. Основой современного общества является широкое распространение образования, в том числе профессионального. Это значит, что в нём практически не должно быть неграмотных. Кроме того, любой человек должен иметь возможность получить обучение по той специальности, которую он избрал.

Благодаря всеохватывающей и демократически организованной системе образования практически каждый таджикистанец должен иметь возможность получить то образование, которое ему нужно. До 99% подростков должны быть охвачены обязательным девятилетним образованием. Должна быть поставлена задача снизить уровень безграмотности до 7% населения, а в более отдалённом периоде и до уровня развитых стран, т.е. до 2%.

В Таджикистане должен быть резко повышен престиж и авторитет профессии учителя путём повышения заработной платы учителей и создания высокого социального статуса в обществе. Это связано с исторически уважительным отношением к представителям сферы просвещения и творческих профессий вообще.

В этих условиях на первых этапах реализации Программы модернизации необходимо из России и других стран приглашать учителей-носителей языков, особенно русского языка, и других специалистов, необходимых для придания уверенного старта политике модернизации. Повышение количества русскоязычного населения в среднесрочном периоде до 10% от общего количества населения может только весьма положительно повлиять на ускорение темпов модернизации и экономического роста страны.

Профессиональная подготовка населения является одним из решающих условий создания предприятий с новейшими технологиями. В Таджикистане мы должны формировать настоящий культ интеллигентности, образованности, учёности и такие качества, как честность и порядочность. Без получения морально-психологической поддержки в обществе и финансовой поддержки работников творческих профессий и науки невозможно ожидать отдачи от науки как необходимого условия успешной реализации Программы модернизации.

Должны быть потрачены достаточно большие суммы на обучение таджикских студентов в лучших высших учебных заведениях России и других стран мира. Наиболее способные студенты должны учиться в развитых странах за государственный счёт. Должны быть созданы все условия для репатриации инженеров и учёных, получивших образование в России и других стран мира, на Родину – в Таджикистан.

Одной из главных задач руководства Таджикистана и таджикской общины России должна заключатся в том, чтобы рассредоточить таджикских трудовых мигрантов по всем регионам России, где нуждаются в рабочей силе. Для этого необходимо, чтобы Штаб по модернизации Таджикистана и российская таджикская община, опираясь на межгосударственные и межрегиональные договора и соглашения Таджикистана и России, организовали школы ускоренной профессионально-технической подготовки и переподготовки трудовых мигрантов как у себя на родине, так и в России.

Должна быть создана вся необходимая инфраструктура от подбора, выбора, подготовки, отправки мигрантов в соответствующие регионы России до их обеспечения жильём, легализации, устройства на работу и защиты их прав и свобод и их культурно-цивилизационной адаптации. При этом не нужно забывать, что 70% финансовых ресурсов России находятся в Москве и необходимо сохранить и расширить те сектора рынка труда, которые граждане Таджикистана занимают там в настоящее время.

Используя потенциал и склонность таджикских трудовых мигрантов к земледелию, при нынешних благоприятных условиях в России, где планируется замещение импортируемого из-за рубежа продовольствия отечественным, необходимо на уровне межгосударственных и межрегиональных связей на основании заключённых договоров и соглашений проработать вопрос производства сельскохозяйственной продукции на арендованных землях, а также в существующих сельскохозяйственных объединениях и агропромышленных комплексах.

При этом нужно предусмотреть возможности экспорта некоторых продовольственных продуктов из России в Таджикистан, например, зерновых, сена, картофеля и т.д. В случае такого взаимовыгодного обмена мы сможем увеличить степень продовольственной безопасности Таджикистана и России, увеличить производство мяса, мясомолочных продуктов не только для внутренних нужд, но и на экспорт. Для этого нужно изыскать возможности подготовки таджикских мигрантов профессиям, необходимым для работы в сельском хозяйстве по обработке земли, производству сельскохозяйственной продукции, мяса и мясомолочных продуктов, то есть таким профессиям, как комбайнеры, механизаторы, трактористы, водители, скотники и т.д.

С такой же целью можно провести переговоры с Казахстаном, где имеется большое количество целинных земель. На основании межгосударственного договора с использованием трудовых мигрантов можно в Казахстане организовать производство зерновых и сена для экспорта в Таджикистан. Таким путем можно устроить более 200 тыс. граждан Таджикистана в сельскохозяйственных и агропромышленных отраслях принимающих стран.

2 января 2015 года президент РФ Владимир Путин своим указом утвердил поправки к «Положению о порядке прохождения военной службы», согласно которым стать контрактником теперь сможет гражданин любого государства, владеющий русским языком и не нарушавший закон. Служить иностранные граждане смогут только на должностях рядового и сержантского состава (солдат, матрос, сержант, старшина). Первый контракт с иностранцем подписывается на пять лет, возраст самого рекрута должен составлять от 18 до 30 лет.

Самым привлекательным для потенциального рекрута в новых поправках стал тот факт, что согласно российскому законодательству, регулирующему правила получения гражданства РФ, иностранный гражданин, который проходит военную службу по контракту в ВС РФ (не менее 3 лет) и имеет гражданство страны, ранее входившей в состав СССР, имеет право на получение российского паспорта в упрощённом порядке.

Поэтому необходимо как можно быстрее организовывать курсы военной подготовки для тех граждан Таджикистана, которые желают служить в вооруженных силах Российской Федерации. В течение нескольких лет количество таких военнослужащих можно увеличить до 10 тыс. и более, которых можно трудоустроить в российской армии. Учитывая, что заработная плата российских военнослужащих составляет от 50 до 100 тыс. рублей в месяц и склонность наших граждан помогать своим родным и близким, то можно предположить, что половину этой суммы они будут отправлять на родину. В течение одного года эти денежные переводы могут составить $70 млн долларов и более. Это будет существенным вкладом в экономику и социальную поддержку населения страны. Одновременно с этим эти военнослужащие параллельно получают военную профессию и в нужное время готовы быть защитниками своего Отечества.

Необходимо также искать другие возможности трудоустройства таджикских трудовых ресурсов в других секторах экономики принимающих стран, в первую очередь в России.

8.5. Экономическая модернизация Таджикистана

Основной акцент должен быть сделан на осуществлении качественных изменений в экономике, обеспечивающих высокие темпы прироста ВВП на основе наукоёмкого производства, реформирования банковско-финансовой системы, коренной перестройки государственной промышленности. Одним из главных факторов экономического роста Таджикистана должен стать научно-технический прогресс.

В самом начале разработки Программы модернизации необходимо верно избрать экономическую стратегию и приоритеты развития страны. Поскольку в настоящее время одним из главных ресурсов Таджикистана остается дешёвая рабочая сила, на первых порах акцент должен быть сделан на организацию производства и экспорта экологической сельхозпродукции, товаров лёгкой промышленности. Используя свои конкурентные преимущества, таджикистанцы смогут проникать на рынок ЕврАзЭС и других стран мира. По мере накопления предпринимательского опыта и привлечения достаточных инвестиций, нужно переходить к следующему этапу – к развитию промышленности, переработке ввезённого из-за границы сырья, а изготовленную по иностранным технологиям продукцию отправлять на экспорт.

Когда же рабочая сила перестанет быть дешёвой, Таджикистан должен заняться структурной перестройкой экономики, подчинив практически всё развитию наукоёмких отраслей. Таджикистану нужно пойти по пути создания специальных и свободных экономических зон и технопарков.

Экономическому прорыву Таджикистана должны содействовать обеспечение высокого процента накопления (до 35 процентов), что в начальный период вынуждает население жить в условиях сравнительно низкого уровня потребления. Развитие приверженности населения этике коллективизма и трудолюбия, наличие достаточного количества дешёвой рабочей силы, создание благоприятного внутреннего инвестиционного климата и достижение высокого доверия населения Таджикистана к государственным финансовым институтам могут позволить привлечь огромные внутренние и внешние инвестиции.

В стране должна быть создана эффективная система заимствования опыта управления промышленностью и менеджмента и использования иностранных инвестиций в свободных и специальных экономических зонах, а также зонах научно-технического развития – технопарках. Создание достаточных валютных запасов, стабильность таджикской валюты и доверие к ней внешних инвесторов, сбалансированность внешнего долга и валютных запасов страны также могут стимулировать инвестиционную привлекательность страны.

Стратегия реализации Программы модернизации должна быть направлена на то, чтобы в Таджикистан переселилось достаточное количество таджикских и других бизнесменов со своими капиталами, инженеров и высококвалифицированных рабочих.

Неоиндустриализацию невозможно представить без мощной новой индустриализации страны, в противном случае она будет, в самом лучшем случае, крайне узкой, анклавной (страна не может сформировать полноценную экономику знаний, если не использует эти знания в собственном производственно-практическом опыте) и не сможет обеспечить поступательное и связное развитие всего общества. Последнее немыслимо вне развитой индустриальной системы (разумеется, на современном технологическом уровне, а не на уровне середины прошлого века), поэтому неоиндустриализация для Таджикистана – один из важнейших аспектов модернизации.

Такая постановка цели ставит целый ряд сложных вопросов. В частности, о технологическом потенциале (доступе к технологиям) и о рыночных нишах для новой индустриализации на мировом рынке. Речь идёт о двух парах альтернатив. О выборе ориентации на внешние рынки сбыта или на внутренний рынок, на импорт технологий или на собственный научно-технологический потенциал.

Что должно стать приоритетным: экспорт или импортозамещение? Внутренний таджикский рынок недостаточен для того, чтобы обеспечить количественные и качественные параметры промышленного роста, а также импортозамещение не будет долгосрочно успешным без ориентации на внешние рынки.

Внешние мировые рынки промышленной продукции заняты, «затоварены», и одним из главных факторов конкурентоспособности на них является дешёвая рабочая сила. Т.е. выбор в пользу экспортно-ориентированной индустриализации будет означать поддержание (а то и организацию) режима искусственной бедности населения, что проблематично не только с политической и этической точек зрения, но и с точки зрения эффективности. Дело в том, что бедное население может быть производительным, дисциплинированным, трудоспособным только на выходе из традиционного общества. Таковым оно и было, например, в Южной Корее и ряде других стран Восточной Азии на этапе индустриализации. Ставка должна быть сделана не на дешевизну рабочей силы, а на её квалификацию, инновационность и производительность.

Это означает, что приоритетной на данном этапе должна быть ориентация на внутренний рынок (масштабное импортозамещение) при необходимой компенсации рисков и затрат в рамках этой стратегии. В частности, возможны:

– экстенсивное расширение внутреннего рынка за счёт региональной экономической интеграции;

– его интенсивное расширение за счёт развития платёжеспособного спроса со стороны государства, бизнеса, населения, а также опережающего развития инфраструктуры;

– радикальная демонополизация условий хозяйственной деятельности внутри страны при взвешенном покровительстве в отношениях с внешним миром.

Нужно вести работу по формированию инфраструктуры при строительстве планируемых свободных и особых экономических зон, а также технопарков страны. Следует проработать вопрос о строительстве новых индустриальных зон.

Развитие индустриальной инфраструктуры может увеличить спрос, а в перспективе и предложение на внутреннем рынке страны. Реализация инфраструктурных проектов вызовет большой спрос на стройматериалы, продукцию и услуги для транспортно-коммуникационной, энергетической и жилищно-коммунальной сфер, что придаст мощный импульс экономическому развитию страны.

Вместе с тем, экономическая стратегия неоиндустриального проекта не должна ограничиваться масштабами внутреннего рынка. Главный путь разрешения обозначенной дилеммы (внешний или внутренний рынок?) состоит в создании монопольных факторов в мировом масштабе, т.е. в таком использовании особенностей таджикской экономики/территории/общества, которое позволит занять эксклюзивные ниши в системе регионального и глобального спроса. В качестве примеров таких ниш могут быть рассмотрены следующие.

– Полномасштабное развитие гидроэнергетики и угольной промышленности должно стать флагманом новой индустриализации страны.

– Экологически ориентированное сельское хозяйство должно стать ещё одним из приоритетных направлений Плана модернизации. Ориентация таджикской пищевой промышленности на стандарт «органик» обеспечит ей значительно более высокую конкурентоспособность на внешних рынках, чем «массовая» рыночная стратегия. Вместе с тем, на данном этапе приоритетной задачей является массированное импортозамещение и обеспечение продовольственной безопасности (прежде всего, в дешёвом и среднем ценовом сегменте).

– Гуманитарные технологии особенно представляют собой потенциально не ограниченный спектр эксклюзивных ниш, поскольку творческая способность всякого конкретного человека и общества, в случае её успешной реализации, является по определению монопольным фактором. Речь может идти, в частности, об экспорте услуг образования (в случае успеха в построении новой образовательной модели), о формировании инфраструктуры непрерывного образования, о формировании сильных школ в дизайне, о новом подходе к брендированию таджикских городов будущего и природных ландшафтов для развития туризма и так далее.

Для этого, в частности, представляется целесообразным:

– создание Научно-экспертной группы по изучению, приобретению и использованию современных мировых технологий;

– развитие системы академгородков (финансирование существующих и строительство новых) с приданием им функций образовательных центров;

– опережающее развитие нескольких ведущих университетов с повышенными стандартами требований (к преподавателям и студентам) и повышенными стандартами оплаты;

– в рамках программы индустриализации должны быть определены также несколько вузов, на базе которых будет обеспечиваться связь науки с отраслями экономики и подготовка кадров. Нужно сформировать необходимую материально-техническую базу этих учебных заведений;

– создание национальной биржи – полноценной площадки для венчурных размещений, где государство в лице научной комиссии и соответствующего ведомства по научным инвестициям, а также заинтересованных предприятий будет покупать пакеты акций в перспективных проектах, обеспечивая тем самым финансирование их развития.

Импорт промышленных технологий может быть хорошим решением в тех случаях, когда он осуществим на приемлемых условиях – политических, финансовых и иных. Однако он явно не может быть панацеей для новой индустриализации, поскольку, как правило, доступен лишь в отношении устаревших технологий. Как правило, лидеры развития готовы продавать нам лишь устаревшие технологии. Поэтому заведомая преимущественная ориентация на импорт создаст не догоняющую, а вечно отстающую индустриализацию. Базовой ставкой государства должна быть опора на остатки советского научно-технического потенциала, научно-технологическую кооперацию с Россией и другими странами ЕврАзЭС для формирования национальной инновационной системы.

Приоритет также должен отдаваться развитию опережающих и закрывающих технологий, способных сформировать элементы нового экономико-технологического уклада. Одно из преимуществ самостоятельного инновационного развития (перед стратегией импорта технологий) состоит в том, что глобальный экономический кризис связан с исчерпанием потенциала роста, заложённого в прежнем лидирующем технологическом укладе. Новые центры глобального роста с высокой вероятностью будут связаны с элементами нового технологического уклада.

Лидирующими в перспективе могут оказаться медико-биологические технологии, продлевающие активность человека и продолжительность его жизни. Существующие технологии в этой сфере носят во многом закрытый характер и сверхдороги, однако по мере их развития и появления соответствующего запроса возможна их «массовизация», поэтому целесообразно активно включаться в их разработку. Мы как наследники основоположника медицины Абу Али Ибн Сина имеем моральное право и все шансы на реализацию этих новых направлений развития современных технологий. С этой целью нужно организовать специальный Совет по развитию медицины, привлекая российских, китайских и индийских специалистов. Эти технологии могут быть очень прибыльными, даже более, чем информационные технологии, поскольку основным смыслом жизни человека является достижения вечности жизни в физическом теле. Поэтому эти технологии никогда не устаревают, и потому Таджикистан нужно превратить в мировую лечебницу по продлению жизни.

Современное государство не может иметь только несколько крупных городов, должно существовать определённое, рациональное соотношение между городскими и сельскими районами страны с тем, чтобы не было заметных различий между городом и деревней.

Как мы уже отмечали, в Таджикистане очень низкий уровень урбанизации, и поэтому альтернативная ускоренная урбанизация должна стать основным локомотивом как развития экономического потенциала трудовых ресурсов, так и новой индустриализации страны.

Современный мегаполис представляет собой все менее удобное место для жизни во многих отношениях: начиная с экологических проблем и заканчивая транспортной и социально-психологической. Осознание этого активизирует поиск и апробацию альтернативных моделей урбанизации (программа «Город будущего»). Поскольку наша страна находится на первой стадии урбанизации, то у Таджикистана имеются все шансы избежать тех ошибок, которые допустили другие развивающие и развитые страны в процессе своей урбанизации. Повышение уровня урбанизации одновременно подразумевает как развитие инфраструктуры социализации человека, так и новую индустриализацию страны. Поэтому, как мы уже отметили, должен быть создан Совет по альтернативной урбанизации страны, который должен изучить исторический опыт урбанизации как развитых, так и развивающихся стран и принять единственно правильное решение об ускоренной урбанизации страны.

Основное внимание следует уделить новой философии освоения пространства, в которой могут быть соединены перспективы альтернативной энергетики, новой медицины и альтернативной урбанизации, гуманитарные технологии. Так, технологии малой энергетики и переработки отходов уже сегодня делают возможным создание небольших городов на «автономном питании», технологии связи облегчают удалённую занятость, строительные технологии качественно удешевляют малоэтажное жилье, транспортные технологии в совокупности способны сделать «трудное» и разбросанное таджикское пространство более компактным и связанным. Таким образом, научно-технические возможности для новой концепции освоения пространства существуют уже сегодня.

Постепенно нужно добиться, чтобы в городах будущего была представлена усовершенствованная таджикская кухня, которая бы стала более разнообразной, повысилась качество приготовляемой пищи. В таком случае можно было разработать единые стандарты таджикской кухни, апробировав её предварительно внутри страны и затем распространив этот бренд за рубежом, в первую очередь – в России. Таким образом, предприятия общественного питания, открываемые в России под брендом «Таджикская кухня», могли бы обеспечить новые рабочие места для таджикских трудовых мигрантов, а также увеличить доход таджикских предпринимателей.

Независимо от того, какой именно будет лидирующая отрасль будущего, эти направления не могут не быть востребованы при новом технологическом укладе.

С учётом новых внешних вызовов для развития экономики нужны новые инициативы по стимулированию деловой активности и занятости населения. Стержнем политики модернизации должна стать программа инфраструктурного развития с привлечением иностранных инвестиций, с участием крупного бизнеса и государства.

В связи с реализацией альтернативной урбанизации одним из приоритетных направлений Программы модернизаций должно быть развитие инфраструктуры ЖКХ и сетей водо- и теплоснабжения взамен чрезмерно изношенных сетей нынешних городов и ходе строительства городов будущего в процессе ускоренной урбанизации страны

Исходя из мирового опыта, можно сделать вывод, что сегодня большой интерес к инвестициям в модернизацию ЖКХ проявляют Европейский банк реконструкции и развития, Азиатский банк развития, Исламский банк развития, а также частные инвесторы. Нужно обеспечить их максимальное привлечение через предоставление долгосрочных инвестиционных тарифов. Чтобы не допустить значительного увеличения тарифов при реализации таких проектов, необходимо софинансирование со стороны государства.

Строительство новых и поддержка существующей жилищной инфраструктуры обеспечивают достойный образ жизни населения за счёт привлечения дополнительных инвестиций. Формирование агломераций будет сопровождаться значительным перетоком населения, что будет оказывать дополнительное давление на рынок труда и инфраструктуру городов, в том числе и на жилищный фонд. Поэтому следует пересмотреть подходы к строительству арендного жилья. Государство будет строить социальное арендное жильё и предоставлять его населению в долгосрочную аренду с правом выкупа. Предоставление жилья напрямую, без посредников и под максимально низкие проценты кредита позволит снизить стоимость его приобретения. Отсутствие первоначального взноса и низкие проценты за ипотеку сделают жильё более доступным для широких слоев таджикистанцев.

Поэтому дополнительно нужно постепенно увеличить финансирование строительства доступного жилья и возведения всей инфраструктуры альтернативной урбанизации на сумму до 3 миллиардов долларов в течение 2015-2020 годов.

Именно подготовка и экспорт рабочей силы в другие страны может в течение ближайших 10 лет обеспечивать ежегодный денежный перевод в Таджикистан от 7 до 10 млрд долларов, которые станут гарантом возврата полученных инвестиций на строительство экономного жилья городов будущего.

Исходя из этого, в процессе реализации Программы модернизации большое внимание должно быть уделено тому, чтобы сделать большинство населения собственниками жилья в строящихся домах. В городах будущего должна быть создана система ипотечного кредитования и резко увеличено жилищное строительство, чтобы в перспективе как можно меньше квартир сдавались внаём, а подавляющее большинство их были заняты собственниками.

Таджикистан должен использовать свое уникальное положение между ведущими региональными центрами развития, кратчайшее расстояние между которыми пролегает через таджикскую территорию. Рынок грузоперевозок между ними огромен как по физическому, так и по финансовому объему.

В качестве международной транзитной территории Таджикистану в первую очередь в планируемых к строительству свободных и особых экономических зонах, а также технопарках необходимо развивать по всей стране транспортно-логистическую инфраструктуру по принципу хабов. При этом инфраструктурный каркас свяжет город Душанбе с регионами страны и зарубежными странами магистральными автомобильными, а где это возможно, железнодорожными ветками и авиалиниями. Нужно реализовать запланированные до сегодняшнего дня основные автодорожные и железнодорожные проекты.

Новые магистрали, которые будут построены, обновят экономику и общество и накрепко свяжут все уголки Таджикистана с центром и с другими странами региона. Ускорятся и увеличатся грузопотоки, а также возрастут объёмы транзита через страну. Наши граждане будут ездить по современным и качественным автомагистралям, смогут безопасно и быстро добираться в любой регион.

Исходя из своих международных транзитных возможностей, Таджикистану нужно проработать вопрос о строительстве или аренде терминальных мощностей в «сухих» и морских портах России, Китая, Афганистана, Ирана и других стран, где это возможно.

Важнейшей стратегией экономического развития должна быть постоянная поддержка малого и среднего бизнеса и деловой активности. Это позволит создать большое количество новых рабочих мест. Доминирование малых и средних предприятий может стать локомотивом экономического роста Таджикистана и в перспективе сможет обеспечить до 50% ВВП и 65% занятости в стране.

Поэтому развитие малых и средних предприятий должно быть важной экономической стратегией страны. Нужно предоставить множество льгот, организовать сотни специальных подготовительных курсов и центров, предоставить разнообразные пособия и методики, подготовить профессиональных инструкторов, обеспечить базы данных о рынках, новейших технологиях, об уровне прибыльности и т.п. Тогда возможно будет использовать все преимущества малого и среднего бизнеса: гибкость, чуткость и быстроту реакции на рыночные перемены, разнообразие специализации, готовность выполнять малые заказы, ориентацию на семейные ресурсы, тесные личные контакты с поставщиками и клиентами, отсутствие монополиста и т.д. Всё это усиливает конкуренцию, повышает качество продукции и, в конечном счёте, станет обеспечивать продолжительное успешное производство и экспорт товаров и рабочей силы.

Нужно формировать в стране благоприятную деловую среду. Компании, открывающие свой бизнес в свободных и особых экономических зонах, технопарках, не только должны иметь льготное налогообложение, но и возможность получать банковские займы под очень низкий процент, правительственные гранты на исследования и технологические разработки. Должен действовать принцип «одного окна» при решении всех вопросов, связанных с работой компании, которые должны решаться в самой администрации свободных и особых экономических зон, технопарков.

Должна быть проведена законодательная реформа с тем, чтобы была устранена всякая возможность двойного толкования закона и какой-либо двусмысленности. Необходимо упростить процедуру регистрации производственных фирм (вплоть до отмены лицензирования) – открытие своего дела и привлечение инвесторов должно ставиться на первое место.

Вступление в ЕврАзЭС придаст большой импульс экономической политике модернизации страны. Сегодня именно Россия и другие страны ЕврАзЭС являются главным рынком для экспорта таджикских товаров и рабочей силы, а в будущем объём экспорта в эти страны можно увеличить до 70% от общего объёма экспорта.

8.6. Политическая модернизация Таджикистана

Для реализации Концепции модернизации необходимо создать Совет по разработке и реализации Плана модернизации страны при Президенте Республики Таджикистан Необходимо также создать механизмы вертикальной социальной мобильности и выработать эффективную модель управления модернизационными процессами.

С этой целью нужно создать «стратегические советы» по разработке перспективных программ (новая образовательная модель, альтернативная урбанизация, новая медицина и т.д.).

Эти структуры должны действовать параллельно друг другу и, главное, параллельно регулярной бюрократии, которой нельзя поручать модернизацию. Фактически модернизационные структуры должны представлять собой параллельную вертикаль власти, подчинённую непосредственно президенту РТ и отвечающую за реагирование на наиболее острые вызовы, а также за стратегию развития Таджикистана. Тогда как функция регулярной бюрократии сводится к поддержанию и обслуживанию уже существующих, сложившихся социальных систем, что является жизненно важной, но по определению не модернизационной миссией.

Поэтому крайне важно, чтобы модернизационные структуры не мешали регулярной бюрократии, а регулярная бюрократия – модернизационным структурам. Координация деятельности тех и других и расстановка приоритетов в конфликтных случаях является прерогативой президентской власти (правительство РТ как коллегиальный орган исполнительной власти замыкает на себя только регулярную бюрократию). Каждый из двух функциональных сегментов в этой модели (»стратегические советы», «регулярная бюрократия») нуждается в активной ротации кадров, поэтому должен быть предусмотрен эффективный механизм вертикальной мобильности.

В числе мер по обеспечению этих процессов могут быть названы:

Активизация механизмов внутри- и межпартийной конкуренции. Партии нуждаются в более активной внутренней ротации кадров, качественном непрерывном политическом образовании, повышении уровня участия и ответственности за кадровую политику органов власти. Партийная система в целом должна стать более представительной. ПИВТ должна переименоваться и превратиться в партию светского характера. В противном случае межгосударственные отношения с Узбекистаном в ближайшей перспективе не будут улучшаться, и будет сохраняться опасность нашей государственности.

Расширение полномочий парламента, в т.ч. кадровых (по обсуждению и утверждению/назначению кандидатур членов правительства, руководителей иных государственных и государственно-корпоративных структур) и контрольных (механизмы парламентского расследования, механизмы контроля за использованием государственной собственности, деятельностью стратегически важных предприятий и т.д.). Постепенно должны быть усилены роли региональных элит, а также должна быть повышена ответственность государственной бюрократии.

Обеспечение научной и экспертной основы госуправления и публичной политики. Необходимо создание вокруг государства, а также при партийных и гражданских структурах высококачественных и статусных научных институтов для обеспечения компетентности государственной и публичной политики и взаимного перетока кадров между госаппаратом, партийной и академической средой.

Развитие интеллектуальной общественно-политической среды. Образовательный ценз для бюрократии. В том числе, через введение экзаменационных испытаний на замещение значительной части государственных должностей (что поощрит вертикальную мобильность). В подкрепление этой меры, необходимо развитие системы непрерывного образования для госслужащих.

Созданный Совет по реализации Плана модернизации должен строго следить за эффективным расходованием средств и докладывать президенту. Спрос с тех, кто ответствен за расходование инвестиционных средств, должен быть очень строгим. Особая ответственность в этом процессе должна возлагаться на всех областных и районных руководителей. НДПТ, как главной парламентской партии страны, надо более активно подключиться к этой работе и установить жёсткий партийный контроль на всех уровнях. При этом НДПТ должна стимулировать развитие внутрипартийной демократии и дисциплины, обеспечивая конкурентный подбор руководящих кадров и таким образом обеспечивая мобильность и необходимые темпы обновления властвующей элиты страны.

Национальным бедствием должна быть объявлена коррупция. Поэтому резкое снижение уровня коррумпированности всех структур общества, начиная с самого верха, является условием и предпосылкой модернизации.

Поскольку в системе государственной службы коррупция стала не отклонением, а нормой (системообразующим признаком) с целью уменьшения уровня коррупции среди госслужащих, занимающих ответственные посты, им должны быть подняты зарплаты до уровня, соответствующего жалованию управляющих частных фирм и компаний. Необходимо повысить уровень независимости и усилить полномочии Комитета по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти, а также ужесточить меры наказания по отношению к государственным чиновникам, уличённым в коррупции. В итоге Таджикистан (в соответствии с международными рейтингами) постепенно должен стать одним из менее коррумпированных государств мира. Тогда и уровень преступности в Таджикистане может резко снизиться.

Вмешательство властей в распределение ресурсов приводит в условиях рынка к фактической коммерциализации власти, позволяет бюрократии через властные рычаги производить распределение профита в свою пользу. Это явление, называемое «серым распределением» и должно расцениваться как проявление коррупции и незаконное использование власти для личного обогащения.

Постепенное преодоление местничества, кумовства, родственных связей в распределении государственных должностей, обеспечение социальной мобильности по способностям, квалификации и опыту работы, отбор конкурентов на те или иные должности, устранение монополии со стороны отдельных личностей, групп лиц или фирм в производстве, импорте и реализации товаров и услуг на внутреннем рынке и т.д. являются необходимыми условиями борьбы с коррупцией и могут стимулировать ускорение реализации Плана модернизации страны.

Одним из основных условий осуществления Программы модернизации является признание общества секуляризованным организмом, т.е. таким обществом, которое свободно от религиозных предрассудков. Существование ПИВТ, имеющего целью создание религиозного общества, является самым главным препятствием выполнения условии секуляризации.

Самое главное отличие современного общества от традиционного состоит в том, что в нем нет различий по наследственным и социальным признакам. Эту ценность нужно возродить как во времена СССР и развивать всесторонне, чтобы каждый гражданин страны от рождения имел равные возможности для реализации своих генетических и потенциальных способностей. Чтобы он имел шанс в своей профессиональной карьере достичь высокого статуса среди научной, культурной, экономической, военной, политической и дипломатической элиты страны.

Ускорение социальной мобильности людей, быстрое перемещение людей из деревни в город, из одной профессиональной группы в другую должны быть приоритетами Плана модернизации страны. В таком случае у граждан страны появляется гораздо больше возможностей и уверенности для проявления своих способностей, профессионального опыта и знаний.

Сохранение политической и социальной стабильности должно быть главной задачей страны на период реализации Плана модернизации. Устойчивый рост экономики в условиях Таджикистана может обеспечиваться только твёрдой государственной волей. Стабильную политическую систему можно обеспечить на период реализации Плана модернизации только авторитарным способом правления до тех пор, пока модернизационные процессы не станут необратимыми, и не будет снята опасность прихода религиозных сил к власти. В период реализации Плана модернизации в Таджикистане необходимо сохранить бесконфликтное состояние общества на основе консенсуса здоровых сил, защищающих светский характер государственности, чтобы в стране сформировались благоприятные условия для привлечения значительных иностранных инвестиций, необходимых для предстоящих грандиозных экономических преобразований в стране.

8.7. Идеологическая поддержка реализации Плана модернизации

Опыт успешной модернизации экономики в мире показывает, что чисто политические, экономические и социальные меры в этом случае недостаточны. Они должны сопровождаться эффективной разъяснительной, идеологической работой среди населения.

Цели при этом следующие:

– доведение до сознания большинства населения мысли о том, что действующая до начала реформ система носит тупиковый характер, грозящий катастрофой народу и государству, причём время наступления этой катастрофы в результате последних решений России о закрытии въезда ещё для 300 тысяч трудовых мигрантов из Таджикистана в течение 2015 года стремительно приближается;

– для выхода из тупика необходимы срочные радикальные преобразования и модернизации во всех областях жизни страны;

– эти преобразования, с одной стороны, потребуют максимальных личных усилий каждого сознательного члена общества, а с другой – приведут к изменению базовых ценностей, образа жизни, поведения каждого отдельного человека, каждой семьи и всего общества в целом;

– модернизация несовместима с консерватизмом как формой искусственного сохранения отживших и не соответствующих требованиям времени и критичности переживаемой страной ситуации взглядов и способов поведения. Консервация прежней модели мышления и поведения приведёт к краху как страну, так и каждого члена общества;

– в то же время модернизация ни в коей мере не означает игнорирование особенностей и национальных традиций нашего государства, разрыва исторической преемственности, отсутствие учёта национального и мирового опыта.

Мы должны признать необходимость новой ускоренной неоиндустриализации страны. Акцент должен быть сделан на приоритет экономических реформ, направленных на развитие промышленности и сельского хозяйства под жёстким контролем государства при сохранении до успешного их завершения автократической политической системы.

Абсолютно неприемлемо и разрушительно механическое заимствование зарубежного опыта, каким бы привлекательным и эффективным он ни был. В то же время исключительно важное значение имеет и положительный, и отрицательный опыт модернизации за рубежом в разные времена для выработки стратегии и тактики действий в наших нынешних исключительно своеобразных условиях. Успешный опыт модернизации во всех странах мира должен быть всесторонне изучен и осмыслен, чтобы все лучшее, что у них имеется, использовать в процессе реализации Программы модернизации.

Одной из базовых причин крушения социалистической системы явился именно дефицит политической демократии, участия и контроля трудящихся масс и самих рядовых членов партии за работой органов власти, то есть, реального народовластия.

Во всех странах, проводящих эффективную модернизацию, огромное внимание уделялось мобилизации масс на поддержку реформ, отпор её противникам, на создание общего оптимистического настроения масс, воспитание в них уверенности в конечном успехе, в том, что этот успех является залогом счастья и преуспевания и государства в целом, и каждого человека в отдельности.

Необходимо мобилизовать деятелей науки, культуры, поэтов, писателей, представителей интеллигенции и других авторитетных людей страны на создание в обществе обстановки оптимизма и ожидания успеха преобразований.

В СССР вся система идеологического воздействия была с исключительной эффективностью обращена на формирование массового сознания в духе уверенности в будущем счастье и процветании страны и необходимости активнейшего участия в великих свершениях.

Первым необходимым этапом модернизации является разработка новой идеологии государства и её роли и места в экономике и в обществе, и в соответствии с этой новой идеологией существенное обновление государственных служащих, их обучение и переобучение.

Идея модернизации Таджикистана должна стать твёрдым убеждением и практическим намерением, поэтому необходимо сплотить вокруг этой идеи весь народ, все здоровые силы общества, изолировать убеждённых противников и объединить сторонников. При этом надо понять, что сторонники эти будут разными, с различными политическими, социальными и мировоззренческими подходами. Таким образом, речь идёт о создании коалиции сторонников модернизации, предусматривающей объединение всех патриотов страны ради предотвращения накала социальной напряженности и процветания Отечества.

Если президент Эмомали Рахмон принимает такой подход (а в таком обществе, как современное таджикское, – это единственный шанс на успех), то он должен привлечь все здоровые силы общества к разработке стратегии и тактики модернизации в форме Плана модернизации страны.

Создать, как предложено выше, Совет при Президенте по модернизации Таджикистана с участием политических лидеров, ведущих хозяйственников, учёных и других авторитетных личностей страны. Затем надо обеспечить всенародное обсуждение его планов и программ и принятие их на общенациональном референдуме. И после этого приступить к их практической реализации, обеспечив гласность и прозрачность всего процесса, полную свободу критики недостатков и права на инициативу граждан по корректировке и обогащению Плана модернизации.

9. Мобилизация – единственный шанс спасения Таджикистана от экономического коллапса 24.02.2009

Разразивший в конце прошлого года мировой кризис стал для Таджикистана очень серьёзным вызовом. Международная неправительственная организация International Crisis Group предупреждает, что Таджикистану грозят массовые народные волнения и в ближайшее время страна может объявить о банкротстве. Опасная ситуация сложилась из-за того, что уменьшился объём средств, перечисляемых в страну трудовыми мигрантами, работающими за рубежом. Местные аналитики и некоторые представители оппозиционно настроенных партий Таджикистана также отмечают, что страна переживает очень глубокий социально-экономический кризис.

Планы Таджикистана по расширению своих гидроэнергетических мощностей путём создания водохранилищ и плотин на основных реках страны, которые таджикское руководство считает главным локомотивом экономического развития страны, воспринимаются в штыки в Узбекистане. Главной статьей доходов Узбекистана является хлопководство, что делает эту страну крайне уязвимой к перебоям с водоснабжением в любой точке рек Аму-Дарья и Сыр-Дарья, хотя в действительности реализация гидротехнических проектов в Таджикистане не только чрезвычайно выгодна этой стране, но и сможет оказать весьма благоприятное влияние на устойчивое развитие других государств региона.

На сегодняшний день инициативы Таджикистана поддерживает лишь Кыргызстан, который также надеется укрепить свою слабую экономику за счёт доходов от реализации собственных энергетических проектов и одновременно освободиться от сезонной зависимости от Узбекистана в плане энергетических поставок.

Таджикистан с трудом пережил энергетический кризис в условиях аномально холодной зимы прошлого года. Вследствие энергетического кризиса тогда в Таджикистане ввели ограничение на подачу электроэнергии. Свет отключали даже в столице, а в регионах электричество подавалось на один-два часа в сутки. Узбекистан, ссылаясь на собственные нужды, прекратил поставки электричества в Таджикистан и долго не давал разрешения на транзит электроэнергии Туркменистана, который хотел помочь Таджикистану. Одновременно Узбекистан резко сократил поставки газа в Таджикистан и отключал подачу газа в газопровод в самые холодные периоды времени, оправдывая свои действия тем, что Таджикистан должен за поставляемый газ.

Страны Центральной Азии в декабре прошлого года договорились о новых правилах совместного использования водно-энергетических ресурсов региона на 2008–2009 годы и подписали соответствующий пятисторонний договор. Туркменистан и Казахстан, объективно оценивая тяжёлую экономическую ситуацию, проявили готовность помочь Кыргызстану и Таджикистану взамен на пользование их водой. Согласно этому договору Туркмения взяла на себя обязательства поставлять дополнительные объёмы электроэнергии Таджикистану. Несмотря на свои заверения, Узбекистан не обеспечил её транзит. Наоборот, в разгар нынешней зимы Узбекистан в очередной раз сократил подачу газа.

В ходе январского визита президента России Дмитрия Медведева Ташкенту удалось заручиться поддержкой России в том, что Таджикистан и Кыргызстан не смогут реализовать свои энергетические проекты без согласия Узбекистана, что в Таджикистане расценили как предательство со стороны России.

После того, как Узбекистан добился ухудшения отношений Таджикистана и России, Ташкент стал проявлять готовность инвестировать в строительство энергетических объектов Таджикистана и Кыргызстана при жёстком условии их тщательной независимой международной технико-экономической и экологической экспертизы. Таким образом, Ташкент получить право вето и бесконечно будет тянуть время в вопросе строительства этих объектов в обоих государствах.

На прошлой неделе в Душанбе завершилось первое за семь лет заседание таджикско-узбекской межправительственной комиссии. Обсудив решение проблемы долга за газ и наполнения Кайрокумского водохранилища, узбекская делегация не стала обсуждать вопрос строительства Рогунской ГЭС, хотя он значился в повестке переговоров. Опять же, договорились о неравном обмене электроэнергией: Таджикистан в обмен на 400 миллионов киловатт-часов, которые он сможет брать зимой у Узбекистана, будет обязан вернуть ему летом в полтора раза больше, т.е. 600 миллионов киловатт-часов. Такой неадекватный обмен со стороны Узбекистана можно расценивать только как прямое экономическое давление на Таджикистан.

Слишком много проблем накопилось в отношениях между Узбекистаном с Таджикистаном в период их независимости. Уже 17 лет между Душанбе и Ташкентом отсутствует авиасообщение. Вот уже много лет эти государства не могут найти компромисс в решении проблем использования трансграничных рек и строительства гидроэлектростанций. Более того, когда диалог заходит в тупик, узбекская сторона начинает прибегать в качестве рычага давления к мерам, ограничивающим использование транспортных коммуникаций Таджикистана. С 2000 года Узбекистан ввел визовый режим для граждан Таджикистана и заминировал границу, в результате чего погибло большое количество граждан обоих государств.

Известно также, что Узбекистан после распада СССР проводил непоследовательную политику в отношении стран СНГ, ОДКБ и России, а также США, когда это было выгодно нынешнему руководству республики. Разве можно доверять государству, где проводят такую политику?

Поэтому мы считаем, что только за счет мобилизации всех сил и средств Таджикистан может реализовать свои энергетические программы и выйти из нынешнего глубочайшего и всестороннего социально-экономического кризиса.

9.1. Вода – стратегическое богатство горных стран

Одним из главных источников дохода Таджикистана до мирового финансового кризиса являлись трудовые мигранты, работающие за пределами страны. Только в 2007 году общие их перечисления на родину составили, по разным оценкам, до 2,5 миллиарда долларов. И в перспективе основными видами стратегических ресурсов Таджикистана остаются, в первую очередь, рабочая сила, затем гидроэнергоресурсы и полезные ископаемые. Источником двух последних ресурсов являются горы Таджикистана.

На территорию Таджикистана приходится около 50% всей площади ледников Центральной Азии. В республике, по разным оценкам, сосредоточено от 460 до 550 куб. км ледников, а в Кыргызстане – около 650 куб. км ледников. Среднегодовой сток рек, формирующихся на территории Таджикистана, составляет 52,2 куб. км или 44% от среднегодового стока, сформированного на территории Среднеазиатских республик. Основной сток дают реки Пяндж, Вахш, Кафирнигон и Зеравшан. Среднегодовой сток рек, формирующихся на территории Кыргызстана, составляет 47 куб. км.

Ледники регулируют речной сток как в течение года, так и в течение более длительного периода. Они интенсивно отдают воду в жаркие летние месяцы, когда потребность в воде для орошения максимальна. За период половодья по всем рекам Таджикистана проходит от 70 до 90% от объёма всего годового стока.

Таким образом, около 80% водных ресурсов Центральной Азии формируется на территории Кыргызстана и Таджикистана, а потребляются Казахстаном, Узбекистаном и Туркменией. Например, вклад Таджикистана в сток Арала составляет более 55 процентов, а сам он использует 7% всей воды региона, что составляет около 11,4 кубокилометра в год, тогда как Узбекистан забирает для нужд ирригации: по Аму-Дарье – 42,3 процента стока, по Сыр-Дарье – 51 процент.

Сегодняшнее обострение ситуации с водопользованием в Центральной Азии является отражением социально-экологического кризиса, глубина которого только увеличивается вот уже в течение нескольких десятилетий. В его основе – несоответствие объёмов имеющихся природно-климатических ресурсов региона быстрому приросту населения и нерациональная система хозяйствования. С 1960 года по настоящее время общий объём водозабора в странах Центральной Азии увеличился в два раза, причем 90% этой воды расходуется на земледелие. В регионе наблюдается крайне высокий уровень расхода воды на душу населения, который в 10-20 раз превосходит аналогичные показатели в развитых странах. Узбекистан нуждается в гигантских количествах воды на нужды хлопководства, большая часть которой используется нерационально из-за устаревшей водопроводной инфраструктуры. Неэффективность используемых технологий орошения в Узбекистане приводит к потере 40% воды.

Строительство каскада ГЭС на реке Сыр-Дарья в Киргизии и на реке Вахш в Таджикистане в свое время выполнялось, в основном, в интересах нижележащих государств. Нынешнее положение по использованию трансграничных водотоков по рекам Сыр-Дарья и Аму-Дарья несправедливое, и практика вододеления наносит ущерб Таджикистану и Кыргызстану. Но все попытки урегулировать эту проблему путем взимания Кыргызстаном и Таджикистаном платы за пользование водными ресурсами существенных результатов пока не принесли.

Хотя в ходе формирования временных водотоков, возникающих во время ливней в горных районах Таджикистана и Кыргызстана, возникают селевые потоки, обладающие огромной разрушительной силой. Для борьбы с селями необходимо создать специальную службу, которая бы наблюдала за зарождением селей, оповещала о движении селевых потоков, разрабатывала мероприятия по защите от них путём обустройства по склонам гор ливнеотводов, сооружения специальных селеулавливающих бассейнов, железобетонных стенок, строительства противоселевых плотин и дамб и т.д., что требует огромных финансовых издержек.

В горных районах ледники также могут стать причиной больших разрушений. В качестве примера можно привести разрушительное действие ледника Медвежий. Этот огромный ледник расположен в верховьях долины реки Ванч. Это самый известный пульсирующий ледник мира. Он стекает с хребта Академии наук на юг. Его подвижки зафиксированы в 1937, 1951, 1963, 1973, 1989 и 2001 годах. При быстром движении ледниковый язык в виде «сапога» перегораживает боковую долину стеной высотой 150 м и выше, и в районе слияния трех рек – Абдукагора, Дустироза и Хирсдары, питающих реку Ванч, образуется озеро объёмом до 20 млн куб. м. Прорыв этого «сапога» вызывает разрушения в лежащей ниже ледника населённой долине Ванч. Так, в 1963 году паводок разрушил большие площади лесных массивов, земледельческие угодья, мосты, дороги, линии электропередач. Даже в пос. Ванч, находящемся в 80 км ниже ледника, поток размыл аэродром и унёс самолёт. Аналогичные разрушения фиксировались и в 1973 году.

Таким образом, в период пульсаций ледника Медвежий и последующих речных паводков в результате половодья регулярно происходят разрушения русла реки и транспортной инфраструктуры долины Ванча. В верхней части долины Ванча в нескольких километрах выше последнего селения Поймазор имеется идеальное место для возведения плотины. Путем строительства плотины, во-первых, можно в летние периоды регулировать сток этой буйной реки, чтобы она не выходила из своего русла. Во-вторых, при определённой высоте плотины можно сформировать искусственное озеро объёмом до 20 миллионов кубических метров, которое может стать преградой для разрушительных последствий пульсации ледника Медвежьего. В результате чего устраняется угроза затопления и разрушения транспортной инфраструктуры и десятков тысяч гектаров сельскохозяйственных земель в долине, используемых, в первую очередь, под садоводство и выращивание лесов. С другой стороны, плотина может стать неотъемлемой частью сооружённой впоследствии электростанции для обеспечения электроэнергией этой горной долины.

Климат в долгосрочном периоде изменчив, и поэтому в геологической истории Земли неоднократно возникали условия для гораздо более широкого распространения ледников, чем это наблюдается в наше время. Последний ледниковый период был примерно 50 тысяч лет тому назад. Эпоха относительного потепления климата началась примерно 10 тысяч лет назад и достигла максимума в настоящее время. Причины периодически повторяющихся оледенений до настоящего времени окончательно не выяснены. Геологическая группа причин объясняет образование ледников за счёт изменения содержания угольной кислоты в атмосфере (снижение количества углекислого газа приводит к глобальным похолоданиям, а увеличение – к потеплениям), горообразования (поднятие участков земной коры на каждые 200 м сопровождается снижением средней температуры на 1 градусов Цельсия), засорения атмосферы.

Основным источником формирования стока горных рек являются ледники, которые образовались в их горных верховьях. В зимний период за счёт атмосферных осадков и замерзания воды запас ледников увеличивается, а летом ледники тают, и вода течёт по горным рекам. В периоды всеобщего похолодания или потепления запасы воды в горных ледниках, соответственно, или увеличиваются, или уменьшаются. Сейчас в условиях глобального потепления климата происходит быстрое таяние ледников в горах Памира и Тянь-Шаня, питающих истоки Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи. Согласно наблюдениям учёных из-за интенсивного таяния ледников, особенно в Центральном Таджикистане, в последние годы ледники отступают, и их объёмы не компенсируются зимними снегопадами, что, в конечном счёте, приводит к деградации оледенения. По мнению экспертов, к 2020 году, когда ледники потеряют критическую массу, ситуация с нехваткой воды в Центральной Азии резко обострится.

Например, в бассейне Ванча, как и в других соседних районах, за последние 50 лет площадь оледенения сократилась на 25-30%. Пульсирующий ледник Медвежий отступил от реки Абдукагор на 70-80 метров, его поверхность сильно просела, по ледопаду сверху из зоны аккумуляции поступает меньше льда, чем тает, и поэтому ледопад «похудел». Такая же ситуация происходит и с другими ледниками Памира и Тянь-Шаня. Только этим объясняется, что при сползании в 1989 и 2001 годах ледник Медвежий из-за малой своей мощности не смог надолго перекрыть русло реки Абдукагор. Но, несмотря на это, в перспективе опасность быстрого сползания ледника Медвежьего всё ещё остается.

9.2. Горы как основное богатство горных стран

Так уж распорядилась природа, что территория Таджикистана и Кыргызстана богата высокими горами. Это своего рода водонапорная башня Земли, она богата ледниками и реками, а территория других стран Центральной Азии – углеводородными ресурсами и большими площадями сельхозугодий. Как известно, уровень мировых цен на углеводородные ресурсы в последние 30-40 лет определяют темпы развития всей мировой экономики. И одним из основных факторов нынешнего всеобщего мирового кризиса явились резкие колебания мировых цен на нефть.

По своей сути, вода так же, как нефть и газ, является очень важным природным ресурсом. Для всего живого вода после воздуха является вторым по значимости необходимым средством существования. Если воздух производится равномерно по всему миру там, где имеется растительный мир, то пресная вода, как правило, производится в горах (2/3 человечества пользуются водой, поступающей с гор), где в результате низкой температуры в большом количестве образовываются ледники. Горообразование так же, как образование запасов углеводородных ресурсов, является геологическим процессом.

Месторождения нефти и газа в глубинных недрах Земли формировались в течение длительного геологического периода времени и согласно современному международному праву принадлежат той стране, в недрах которой они расположены.

Нефть и газ обнаруживаются в мезозойских (примерно это период с 230 до 65 млн лет тому назад) и кайнозойских (примерно это период с 65 млн лет тому назад) отложениях. Запасы нефти и газа Центральной Азии формировались именно в эти периоды. В целом же, с мезозоем связано 68% общемировых извлекаемых запасов нефти и 62% общемировых извлекаемых запасов газа.

В то же время все современные горы, в том числе Памир и Тянь-Шань, также формировались в течение длительного геологического времени. Во времена палеозойской эры (примерно это период с 480 до 230 млн лет тому назад) расположенный ныне на территории Центральной Азии район Памира и Тянь-Шаня представлял собой дно мирового океана. С конца палеогена (23 миллиона лет тому назад) в результате столкновения Индостанской и Евроазиатской литосферных плит в буферной зоне в пределах границ нынешнего Памира и Тянь-Шаня начались активные тектонические движения, положившие начало образованию горно-складчатых сооружений. Рост горных хребтов продолжался в неогене и антропогене, наблюдается он и в современную эпоху. Вся эта зона находится в состоянии интенсивного максимального сжатия. Сжатие реализуется как в образовании горных поднятий, так и в образовании межгорных впадин.

С точки зрения уровня свободы носителей геологической формы движения, определяющегося высотой этих носителей над уровнем моря, т.е. преодолением гравитационной силы Земли, горы Тянь-Шаня и Памира считаются самыми свободными. Таким образом, капиталовооружённость носителей геологического движения, которая определяется отношением массы их вещества на единицу площади над уровнем моря, в этих горах является максимальной. Ведь для того чтобы поднять такую массу вещества на такие горные высоты, необходимо потратить огромную силу и энергию. Этим объясняется наличие драгоценных камней и множества разнообразных минералов в горах, для образования которых нужны неизмеримо высокие температура и давление.

Приобретя огромный потенциал гравитационной энергии и месторождений многих других полезных ископаемых, эти горы в итоге оказались лишёнными газообразных и жидких углеводородов.

Небольшие вкрапления имеющихся месторождений нефти и газа, а также мощные запасы угля на территории Таджикистана свидетельствуют, что именно в результате интенсивного горообразования огромные запасы нефти и газа из этих районов по принципу сообщающихся сосудов по подземным каналам были выдавлены на территорию соседних равнинных государств.

Если мысленно абстрагироваться и представить сейчас ситуацию, если бы отсутствовали эти горы, то в этих широтах, как и в других частях Центральной Азии, простиралась бы одна пустыня, где росли саксаулы, солянка, полынь и другие виды кустарников, ползали пресмыкающиеся и иные животные, которые могут жить в суровых природно-климатических условиях пустыни. Поэтому горы Тянь-Шаня, Памира и стоки рек, образующихся на их вершинах, играют ключевую роль в поддержании жизни человека на всей территории Центральной Азии. И этот фактор нельзя сбрасывать со счетов в межгосударственных отношениях стран региона, когда речь идет об использовании воды трансграничных рек.

Согласно религиозным доктринам одним народам бог подарил горы, на вершинах которых формируются ледники, другим – земли, в недрах которых имеются месторождения нефти и газа. В средние века для христианского мира естественные законы, фундамент которых составляли природные законы, считались сутью божественных законов и имели приоритетное значение, а в исламских государствах и в настоящее время сохраняется такая традиция.

Согласно такой логике, как с точки зрения естественных законов природы, так и с точки зрения религиозных доктрин, можно сделать вывод, что запасы горных ледников и реки, которые формируются за счёт их таяния, являются собственностью той страны на территории, которой они расположены. Поэтому необходимо международные конвенции и договоры по вопросу использования трансграничных рек с учётом вышеназванных факторов пересмотреть.

Энергетический потенциал или капитальный запас энергии гор можно рассчитать несколькими способами. Во-первых, можно подсчитать совокупную потенциальную энергию падения всего объёма воды, формирующейся на вершинах гор, в течение одного года под воздействием гравитационной силы Земли. Все запасы воды в Таджикистане в виде горных ледников находятся в среднем на вершинах высотой 3000 метров и выше. Ежегодный сток таджикских рек составляет 52,2 кубических километра, что соответствует 52,2 миллиарда тонн воды. Поэтому потенциальная энергия равняется общей массе ежегодного стока воды, умноженной на среднюю высоту её формирования и на постоянное ускорение свободного падения, которое примерно равно 10 м/сек в квадрате.

U = mgh = 52200 000 000 000 x 3000 x 10 = 15,66 x 10 в степени 17 Дж.

Если учесть, что 1 кВт•ч равен работе, производимой устройством мощностью 1 киловатт в течение одного часа, отсюда 1 кВт•ч = 1000 Вт 3600 с = 3,6 МДж = 3 600 000 джоулей. В переводе на 1 кВт•ч потенциал энергоресурсов стока рек Таджикистана составляет 435 млрд кВт•ч. В этих расчётах не учитывался энергетический потенциал Сыр-Дарьи, протекающей по северу Таджикистана. В настоящее время общие потенциальные гидроресурсы республики разными специалистами оцениваются в размере от 300 до 600 млрд кВт•час.

Отметим, что при нынешних мировых ценах в 40 долларов за один баррель нефти (134,6 кг) и 300 долларов за 1000 кубических метров газа мировая цена 1 кВт•ч, по моим расчётам, составляет 7,5 цента.

Если перевести цифру 435 млрд кВт•ч в единицы эквивалентного условного топлива, то, учитывая, что коэффициент перерасчёта в условное топливо по угольному эквиваленту для 1000 кВт•ч электроэнергии составляет 0.3445, получим цифру 150 млн тонн условного топлива в год. Если даже использовать одну третью часть этого топлива, то и этого более чем достаточно для безбедного существования Таджикистана. Имея такие потенциальные запасы энергии, таджики замерзают зимой от холода и прозябают в постоянной нищете.

Согласно теории исторической геологии горы Памира и Тянь-Шаня будут существовать как минимум еще 10 миллионов лет. Тогда совокупный потенциальный запас энергии гидроресурсов Таджикистана составляет 150 трлн тонн условного топлива.

С другой стороны, совокупный объём потенциального запаса энергии этих гор можно определить по эквивалентному количеству энергии, которую нужно потратить для размельчения и превращения этих гор в песок, лежащий на уровне моря. Эту энергию невозможно представить, настолько она огромна. Эквивалентная энергия всех запасов нефти и газа в Центральной Азии, разведанных и не разведанных, составляет мизерную часть этой энергии.

По оценочным данным, приведённым в аналитическом обзоре «BP statistical review of world energy», опубликованном в июне 2008 г., доказанные запасы природного газа в Узбекистане составляют 1,74 трлн куб. м и нефти – 100 млн т.

Если перевести общие запасы газа и нефти Узбекистана в единицы условного топлива с учетом коэффициента перерасчёта в условное топливо по угольному эквиваленту, который для одной тонны нефти, включая газовый конденсат, составляет 1,430 и для 1000 куб. м природного газа – 1,154, то получим 2,143 млрд тонн условного топлива.

Ежегодно в Узбекистане добывается около 60 млрд кубометров природного газа и сравнительно небольшое количество нефти. По подсчётам узбекских учёных, при нынешних темпах добычи, запасов природного газа хватит Узбекистану примерно на 31 год, разведанных запасов нефти – почти на 22 года, а извлекаемых запасов газового конденсата – на срок до 25 лет. Негативный экологический эффект от сгорания такого количества углеводородного топлива за столь короткий период во много раз превзойдёт экологические последствия от строительства каскада ГЭС на реках Таджикистана.

Можно также задать вопрос, за счёт какой энергии жить в перспективе, если не строить ГЭС и не осваивать альтернативные источники энергии? Политика Узбекистана в отношении Кыргызстана и Таджикистана недальновидная, она направлена также против интересов народов Узбекистана, которые в дальнейшем могли бы получать дешёвую гидроэлектроэнергию из этих стран. Опыт развитых стран мира показывает, что в результате совершенствования технологии культивации земли занятость населения в производстве сельскохозяйственной продукции становится всё меньше и может составить в итоге 3-4%. А от использования современных оросительных систем можно получить экономию воды до 30%. Что касается Узбекистана, то она может достигнуть примерно 30 куб. километров воды. Чтобы идеологически оправдать методы своего правления, нынешнему руководству Узбекистана выгодно в чёрных красках обрисовывать последствия строительства ГЭС в верховьях Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи.

9.3. Перспективы развития гидроэнергетических объектов Таджикистана

Наиболее крупным гидроэнергетическим объектом Таджикистана является Нурекская ГЭС на р. Вахш с установленной мощностью 2,7 млн кВт•ч. Мощность станции составляет 3000 МВт (девять агрегатов по 330 МВт). Высота плотины станции составляет 300 метров, площадь зеркала водохранилища 98 кв. км, объём – 10,5 куб. км, длина – около 70 км.

Катастрофическое положение республики, в котором она оказалась из-за дефицита электроэнергии и газа, привело к тому, что таджикские власти были вынуждены заговорить не только о достройке Рогунской ГЭС, но и ещё об ускорении осуществления других гидроэнергетических проектов: строительстве Даштиджумской ГЭС, каскада станций на Зеравшане, микроГЭС на Памире и т.д. Таджикистан планирует экспортировать электроэнергию в Пакистан и Иран через Афганистан.

В конце 80-х годов я работал научным сотрудником в отделе ТЭБ (топливно-энергетических балансов) Института Госплана Республики Таджикистан и не понаслышке знаю, что в 60-80-х годах прошлого столетия перспективными планами предполагалось сооружение на р. Вахш каскада из восьми ГЭС с общей установленной мощностью 8 млн кВт•ч, а на р. Пяндж от г. Хорога до устья – каскада также из восьми ГЭС с общей установленной мощностью 16,6 млн кВт•ч.

Несмотря на то, что Таджикистан ежегодно производит до 18 млрд кВт•ч электроэнергии, республика в зимний период испытывает дефицит электроэнергии в объеме 4-4,5 млрд кВт•ч. Согласно перспективным планам освоения потенциальных гидроэнергоресурсов, по мере завершения строительства 2-й очереди Рогунской ГЭС, Шуробской ГЭС на реке Вахш, Даштиджумской ГЭС на реке Пяндж и освоения бассейна реки Зеравшан выработка электроэнергии в 2020 году в Таджикистане достигнет уровня 57-60 млрд кВт•ч. К 2025 году в результате интенсивного освоения водно-энергетических ресурсов бассейна реки Пяндж выработка электроэнергии может достигнуть уровня 80 млрд кВт•ч в год.

Разница между нижней точкой Пянджа и верхней точкой над уровнем моря, где можно строить ГЭС, составляет 1500 метров. Поэтому к весьма перспективным проектам относится строительство 14 гидроэлектростанций мощностью от 300 МВт до 4000 МВт с выработкой электроэнергии в объёме 86,3 млрд кВт•ч в год на реке Пяндж, основном притоке Аму-Дарьи. По мнению большинства экспертов, одним из привлекательных проектов является Даштиджумская ГЭС на отметке 1055 м от уровня моря с высотой плотины 300 м, мощностью 4000 МВт, ёмкостью водохранилища 17,6 куб. км. Предварительные технико-экономические проработки показывают, что Даштиджумская ГЭС является одной из самых экономичных и перспективных гидроэлектростанций Таджикистана. Стоимость проекта предварительно оценивается в 3,2 млрд долларов.

Во времена СССР существовал проект частичной переброски реки Пянджа по тоннелю под перевалом Хабурабат. На первый взгляд, проект считается фантастическим и нереализуемым, но при детальном изучении от реализации этого проекта можно получить огромную экономическую отдачу. При строительстве Ширговадской ГЭС на планируемой отметке 1355 м от уровня моря с высотой плотины 200 метров переброска определённой части воды реки Пяндж становится возможной. Например, этот объём воды после выхода из-под перевала Хабурабат в зимний период времени обеспечит работу ГЭС, мощностью равной мощности одного агрегата Нурекской ГЭС 300 Мвт. А по всему руслу рек Хингова и Вахша мощность вырастет в несколько раз, поскольку простаивающие в зимний период агрегаты крупных ГЭС, имеющиеся в руслах этих рек, мощностью 300 Мвт за счёт этого стока также смогут заработать, и в итоге дополнительно будет выработано большое количество электроэнергии.

Увеличив высоту плотины Ширговадской ГЭС, можно в случае опасности прорыва Сарезского озера иметь полупустое водохранилище с объёмом, равным 17 кубическим километрам. А при достройке каскада ГЭС на реке Пяндж часть воды Сарезского озера можно будет спускать для заполнения строящихся ниже по течению водохранилищ. Таким образом, можно предотвратить разрушительные последствия возможного внезапного прорыва Сарезского озера, об опасности которого так часто говорят в Узбекистане.

Отметим, что расположенное в Горном Бадахшане Сарезское озеро, которое возникло ровно 98 лет назад в результате сильнейшего землетрясения и горного обвала, по оценкам экспертов, располагает запасами чистой воды в объёме более 17 кубических километров. Использование ресурсов озера позволило бы не только решить значительную часть проблем с обеспечением чистой питьевой водой растущее население региона, но и предотвратить опасность его прорыва, в результате которого могут пострадать миллионы людей, проживающих ниже по течению.

Возведение плотин для строительства каскада ГЭС на реках Пяндж, Вахш и Зеравшан увеличит площадь водной поверхности, в результате чего средняя температура в этом регионе в летний период может снизиться и, наоборот, в зимний период увеличиться на несколько градусов, что, в свою очередь, может стимулировать смягчение климата. Это приведёт к расширению зоны распространения растительного мира на склонах гор, предотвратит их облысение, а также уменьшит скорость таяния ледников. И в итоге – к уменьшению вероятности формирования селевых потоков во время таяния снегов и в результате выпадения проливных дождей.

Экологические последствия строительства каскада ГЭС при правильном подходе можно свести к минимуму. Например, сейсмоустойчивость строящихся плотин можно довести до 10 баллов и выше. Вероятность мощных землетрясений силой 8 и выше баллов – один раз в сто лет. В случае таких мощных землетрясений будут разрушены и другие объекты народного хозяйства. Экономический ущерб и число человеческих жертв от них будут намного больше, чем если произойдет прорыв плотин строящихся ГЭС или Сарезского озера.

Из истории, например, известно, что в ночь с 5 на 6 октября 1948 года в результате мощного землетрясения город Ашхабад был стёрт с лица Земли. Землетрясение произошло около часа ночи по местному времени, когда большая часть жителей уже спала. Поэтому общее число погибших при Ашхабадском землетрясении составило около 40 тысяч человек. А это 40% от всего населения города.

26 апреля 1966 года в Ташкенте произошло разрушительное землетрясение силой около 8 баллов. Было разрушено свыше 2 млн кв. м. жилой площади, 236 административных зданий, около 700 объектов торговли и общественного питания, 26 коммунальных предприятий, 181 учебное заведение, 36 культурно-бытовых учреждений, 185 медицинских и 245 промышленных зданий. Погибло 8 человек, и без крова остались свыше 300 тысяч человек.

Поэтому опасения о том, что в результате прорыва плотин строящегося каскада ГЭС Узбекистан сильно пострадает, мягко говоря, преувеличены.

9.4. Вода так же, как и углеводородные ресурсы, является товаром

Чтобы определить значимость воды в горных условиях как товара, а запасов ледников – как капитального запаса или национального богатства, прежде всего, вкратце остановимся на понятии «капитала». В экономической теории в понятие «капитал» вкладывают различное содержание. Меркантилисты считают, что «капитал» – это самовозрастающая стоимость. А. Смит характеризовал капитал лишь как накопленный труд, т.е. запас вещей или денег. Д. Рикардо трактовал его как средства производства. К. Маркс подошёл к капиталу как к категории социального характера. Он утверждал, что капитал – это самовозрастающая стоимость, рождающая так называемую «прибавочную стоимость». Причём создателем прироста стоимости он считал только труд наёмных рабочих.

По мнению американского экономиста Ирвинга Фишера, капитал порождает поток услуг, которые оборачиваются притоком доходов. Чем больше ценятся капитал или запас богатства, тем выше текущие доходы. Поэтому величину капитала или богатства нужно оценивать на основе величины получаемого от него дохода. В понятие «капитала» Фишер включал любое благо, приносящее доход своему владельцу. Капитал также определяют, как богатство, отложенное для удовлетворения – прямого или косвенного – будущих потребностей.

Формирование стока горных рек или, выражаясь экономическим языком, производство воды в горных реках происходит в результате взаимодействия гравитационной силы Земли, т.е. горных вершин, и энергии Солнца, если не учитывать незначительный вклад энергии радиоактивного распада и энергии взаимодействия Земли с другими космическими телами, в первую очередь с Луной.

Вода является товаром. С одной стороны, вода как товар удовлетворяет потребности человека для утоления жажды и использования её с ирригационными целями. С другой стороны, потенциальную энергию горных рек можно использовать для производства электроэнергии. Как и любой другой товар, вода также производится, но в природных условиях. В любом производственном процессе, как известно, участвуют капитал и труд.

Капиталом, т.е. основными средствами производства в данном случае, выступают высокогорные вершины, которые имеют низкотемпературный режим, запасы льда и аккумулируемые атмосферные осадки в виде дождя и снега.

Источником труда в процессе производства воды, в основном, выступают солнечная энергия и гравитационная сила Земли. Во-первых, энергия Солнца является источником испарения поверхностных вод океанов, морей и рек, которые затем в виде осадков выпадают на поверхности Земли, в данном случае – на вершинах гор. Во-вторых, солнечная энергия в тёплый период времени является источником таяния снегов и ледников. В краткосрочном геологическом периоде запасы льда почти остаются постоянными, т.е. количество льда, затрачиваемое на производство воды, компенсируется за счет атмосферных осадков. Гравитационная сила Земли является источником кинетической энергии движения воды в реках. Именно эту энергию можно преобразовать в электрическую энергию. Горы Памира и Тянь-Шаня выстоят ещё 10-12 миллионов лет, а Солнце ещё 5 миллиардов лет будет светить с такой же интенсивностью. Поэтому энергию горных рек можно отнести к возобновляемым источникам энергии, общий запас которой составляет 150 трлн тонн условного топлива.

В учебниках по экономике обычно закон спроса и предложения рисуют в виде пересечения кривых, которые означают предлагаемый на рынке объём товара и его цену, и объясняют на примере воды. Когда человек находится рядом с рекой, тем более, если эта река течёт с гор, воды настолько много, что для удовлетворения своих потребностей человек практически не применяет никаких усилий, т.е. себестоимость воды для него равняется нулю. Если река находится на большом расстоянии, то человек должен либо рыть канал, либо строить водопровод, либо везти воду в ёмкостях, затратив при этом на её доставку рабочую силу, технику и определённые финансовые средства. В этом случае все затраты, которые человек несёт для доставки того количества воды, которое удовлетворит его потребности, и определяют себестоимость воды, т.е. её цену. При одинаковых объёмах потребностей, чем дальше находится река и чем труднее от неё доставить воду, тем выше издержки и, соответственно, себестоимость и цена воды. Но если человек находится в пустыне, где вообще нет воды, то он готов отдать за один глоток воды все богатства мира, т.е. в данном случае вода бесценна.

Мораль всего этого такова: в Центральной Азии, особенно в Узбекистане, прирост населения очень высокий, а запасы воды, наоборот, уменьшаются, соответственно, доля воды на душу населения в перспективе будет иметь постоянную тенденцию к уменьшению. Чем больше количество населения, тем выше потребности его в воде. Чем меньше воды приходится на душу населения, тем выше цена на воду. Многие поколения, жившие до настоящего времени в нижнем русле горных рек, из-за изобилия этого ценнейшего ресурса и отсутствия технологической возможности регулирования стока рек получали воду бесплатно. Поэтому современному поколению руководителей Узбекистана тяжело осознать, что в нынешних условиях вода постепенно становится дефицитом и возникает необходимость за неё платить. Поэтому, строя межгосударственные отношения, странам Центральной Азии нужно ещё иметь в виду перспективу, когда всё-таки воду придется покупать.

Некоторые специалисты придерживаются мнения, что товаром обычно признается не сама вода, а услуги по её накоплению, регулированию выпуска воды и связанные с этим финансовые и материальные затраты. Именно по такому принципу распределялись во времена СССР водные ресурсы Таджикистана и Кыргызстана. В обмен на сезонное регулирование стока рек они получали дотации в виде соответствующих объёмов углеводородов.

Киргизские специалисты считают, что в Кыргызстане создали Токтогульское водохранилище многолетнего регулирования объёмом свыше 19 миллиардов кубометров, чтобы Узбекистан и Казахстан с помощью этой воды освоили 400 тысяч га новых земель и повысили водообеспеченность ещё 900 тысяч. Всего это 1300 тысяч га. Получается, что Кыргызстан строил это водохранилище не для себя. Между тем, во время создания водохранилища в Кыргызстане было затоплено 28 тысяч гектаров полезных земель, из-за чего ежегодно республика недополучает сельхозпродукции на 6 миллионов долларов.

Токтогульское водохранилище удовлетворяет летом потребности орошаемых земель Узбекистана и Казахстана, а зимой вообще не вырабатывает электроэнергию, накапливая воду. Киргизские эксперты подсчитали, если бы хотя половину от притока воды пустить на выработку электроэнергии зимой, отдавая соседям оставшиеся объёмы, то можно было бы дополнительно выработать 2,2 миллиарда киловатт-часов электроэнергии. Не делая этого, Кыргызстан у тех же Казахстана и Узбекистана покупает примерно 1 миллион тонн условного топлива (угля, нефти, газа, мазута) плюс несёт затраты на его доставку.

Получается, что ради обеспечения узбекских и казахских партнёров летней водой Кыргыстан ежегодно тратит 150 миллионов долларов, из которых 6 миллионов – стоимость не выращенного на затопленных землях агропродукта, 50 миллионов – стоимость не выработанной зимой электроэнергии плюс остальное, что расходуется на покупку по почти мировым ценам газа и угля с учётом затрат на их транспортировку.

Ежегодно Кыргызстан, по мнению их экспертов, терпит ущерб и недополучает миллионы долларов. Узбекистан же, используя природные богатства Кыргызстана, зарабатывает каждый год 800 миллионов долларов. Если бы соседи честно возмещали им, считают в Кыргызстане, эти недополученные 150 миллионов, жители этой страны могли бы жить лучше, и они сами давно бы построили Камбаратинский каскад.

За накапливание воды зимой в водохранилищах для удовлетворения летних нужд соседей, эксперты Кыргызстана считают, необходимо требовать от них возмещения затрат. Кыргызстан оказывает соседним республикам – Казахстану и Узбекистану – сервисные услуги, затопив собственные сельхозугодья, построив дамбы и тратя деньги на содержание сотрудников по их обслуживанию.

Такие расчёты себестоимости воды можно произвести и по Таджикистану. Но при окончательных расчётах нужно также учитывать, что существующий водный режим наносит Таджикистану и Кыргызстан немалый ущерб. В издержки нужно включать суммы наносимого ущерба в результате деятельности горных рек и гор (паводки, лавины, оползни, подмыв берегов, наводнение, заболачивание, землетрясения и т.п.), а также издержки в виде сумм, которые тратятся на предотвращение и восстановление последствий явлений природной стихии и сохранение экологического баланса.

В горах для обогрева домов необходимо намного больше тратить топлива, чем в равнинных условиях. В горной местности дороги строятся в крайне сложных условиях. Их строительство и текущее содержание требуют очень больших затрат. Поэтому себестоимость дорог в горах намного выше, чем в равнинных условиях, например, на территории Узбекистана. Исходя из этого, те затраты на строительство дорог в горных условиях, та их часть, которая превышает затраты на строительство дорог в равнинных условиях, должна компенсироваться за счёт продажи воды. Сюда также должны включаться все затраты на возведение дамб, селеулавливающих сооружений, строительство мостов, тоннелей и т.д.

О тех экономических выгодах, которые имеет Узбекистан в результате длительной исторической работы этих горных рек, не стоит вести даже речь. Известно, что огромные запасы золота, урана и других полезных ископаемых горного происхождения были смыты на его территорию реками.

В настоящее время горы являются источником многих бед для Таджикистана и Кыргызстана и, наоборот, источником многих благ для Узбекистана. Разве можно объяснить здравой логикой тот факт, что такие горные страны, как Таджикистан и Кыргызстан, должны только сталкиваться с негативными последствиями деятельности гор и горных рек, а соседний Узбекистан без всяких угрызений совести может предлагать им поставлять газ по мировым ценам.

Каждый год после распада СССР, как по недоброй традиции, Кыргызстан и Таджикистан ждут январского повышения цены за газ со стороны Узбекистана. Если в 2007 году Таджикистан купил 644,7 млн кубометров по цене $100, а в 2008 году – по цене $150 за каждую тысячу кубометров. То за поставку газа в 2009 года Узбекистан запросил у Таджикистана $300, и только в результате длительных переговоров Узбекистан согласился продавать газ по $240 за тысячу кубометров, при этом объёмы закупок сократились до 550 млн кубометров. Это называется игрой в одни ворота. В этих условиях возникает резонный вопрос, если Узбекистан достаточно долгое время поступает с Кыргызстаном и Таджикистаном подобным образом, то почему эти республики должны десятилетиями безвозмездно отдавать Узбекистану бесценный ресурс – воду?

Если в Узбекистане утверждают, что вода – не товар, тогда почему простая вода там продается в магазинах как товар? Потому что вода является не только природным ресурсом, но и товаром, имеющим цену и являющимся предметом купли-продажи по экономическим законам.

Поэтому необходимо разработать механизм экономического управления трансграничными водными ресурсами и возмещения затрат. Если вода является таким же ресурсом, как нефть и газ, а значит, товаром, тогда она должна иметь цену.

В мире уже существует прецедент установления платы за воду. Внутри Южно-Африканской Республики имеется анклав Лесото, который снабжается электроэнергией от южноафриканских ГЭС. Вода с этих станций направляется через территорию анклава в столицу ЮАР Йоханнесбург. Власти ЮАР и Лесото договорились определить механизм и размер платы за воду.

Киргизский парламент недавно уже узаконил понятие воды как товара. Как всегда, эти юридические новации в Ташкенте восприняли в штыки.

Таким образом, мы доказали, что вода, которая формируется на горных вершинах любой страны, так же, как нефть и газ, является товаром и подлежит купле и продаже.

Народы, живущие в Таджикистане, Кыргызстане и других горных странах, длительный период времени переживали негативные последствия деятельности гор и их бурных рек, страдали от многочисленных нашествий и набегов чужеземцев, но смогли выжить. Теперь они заслуживают, чтобы превратить эти горы из источника всех своих бед в источник своего благосостояния. И одним из таких источников благосостояния является производимая на их горных вершинах вода, которая должна быть максимально использована в качестве энергоресурса для выработки электроэнергии на строящихся ГЭС. И рано или поздно она должна продаваться как потребительский товар.

9.5. Гидроэнергетические проекты Таджикистана и Кыргызстана: аргументы «за» и «против»

Строительство Рогунской ГЭС на реке Вахш позволит регулировать сток в реки Центральной Азии. Поэтому между соседними Таджикистаном и Узбекистаном давно идёт полемика относительно планов строительства плотины Рогунской ГЭС. Ташкент опасается, что слишком высокая плотина в 325 м даст возможность Душанбе регулировать стоки воды, орошающие узбекские долины, и тем самым в руках соседей появится политический рычаг давления на Узбекистан.

В своё время российская компания «РУСАЛ» намеревалась соорудить этот объект. Но, по достоверным источникам, эта компания под влиянием Узбекистана не соглашалась на условия строительства Рогунской ГЭС, предлагаемые Таджикистаном. С того момента Таджикистан фактически только на собственные средства ведёт работы на Рогуне. Осенью 2004 года Россия пообещала Таджикистану обеспечить примерно 2 млрд долларов инвестиций в течение пяти лет и помочь закончить строительство Рогуна. Но с тех пор Таджикистан инвестиций так и не получил, российская сторона в Рогун ничего не вкладывала.

Таджикистан тщетно пытается создать некий международный консорциум для сооружения этого важнейшего энергетического объекта, который после пуска в действие практически снимет критическую зависимость Таджикистана от импорта электроэнергии, а также природного газа.

Во время прошлогоднего августовского визита в Душанбе президента РФ Дмитрия Медведева российская сторона пообещала свое участие в завершении сооружения Рогуна. После недавних переговоров в Ташкенте между президентами России и Узбекистана стало ясно, что Москва в этот проект вообще не станет вкладываться.

Раньше с очень высоких международных трибун представители Узбекистана отмечали, что в настоящее время крупнейшие гидроэнергетические сооружения региона – Токтогульская ГЭС в Киргизии, Нурекская и Кайракумская ГЭС в Таджикистане, изначально возведённые, прежде всего, для ирригационных целей, переведены на энергетический режим работы. Вследствие этого увеличенные объёмы попусков воды в зимний период становятся причиной затопления полезных территорий, разрушения домостроений и других чрезвычайных ситуаций, ущерб от которых исчисляется сотнями миллионами долларов.

Я более чем уверен, что это домыслы чиновников Узбекистана, поскольку согласно трезвой логике такое просто невозможно. Пусть Узбекистан представит реальные доказательства, что в зимний период из-за увеличения попусков воды в Таджикистане возникли такие разрушения.

На прошлой неделе президент Узбекистана Ислам Каримов, отметив, что последствия возведения каскада ГЭС в Кыргызстане и Таджикистане скажутся не сразу, а через пять-шесть лет, призвал членов правительства и депутатов парламента активнее включиться в работу по защите национальных интересов Узбекистана. Он отметил: «Понятно, что наши соседи хотят продавать дешёвую электроэнергию в Афганистан и Пакистан, но речь идёт о будущих поколениях граждан нашей страны! Как мы будем смотреть в глаза детям и внукам, если Узбекистан останется без воды! Это наша земля, мы не собираемся её покидать!»

Известно, что узбекский хлопок приносил огромные средства в советскую казну, и для орошения увеличивающихся хлопковых плантаций требовались надежные запасы воды. Поэтому в советские годы чуть ли не весь водохозяйственный комплекс региона работал на узбекский хлопок. Недавно международные эксперты по водным проблемам посоветовали властям Узбекистана заняться водосбережением, поскольку в их арыках пропадает до 40% воды.

Реальные перспективы преодоления водного кризиса связаны с повышением эффективности и экономичности использования водных ресурсов и, соответственно, увеличением производительности сельского хозяйства. За счёт применени